ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он вдруг сообразил, что Лара, как и подавляющее большинство шантарцев, человек этак с миллион, представления не имеют о развернувшейся в последние две недели войне. Самой настоящей, с пальбой, погонями, налетами и отступлениями, чередой трупов. Войне, где однажды даже использовался БТР. Цепочку убийств, о каждом из которых непременно сообщалось то в газетах, то в телепрограмме «Криминал-канал», могли свести в единое целое только участники военных действий – а они, естественно, помалкивали… И из скромности, и оттого, что были заняты до предела – между прочим, ни Данилу, ни Фролу так и не удалось установить, откуда позаимствовали часика на два этот самый БТР, тихонько смывшийся с места происшествия… Хотя гипотезы, конечно же, были.

Глава восьмая

В красном сне бегут солдаты…

Ларе можно было доверять полностью – ни по дороге на почту, ни потом с ним ничего не произошло. И ночь прошла совершенно спокойно.

За последние двое суток Фортуна, правда, была так благосклонна не ко всем.

«Опель» Слона взорвался на полном ходу на тихой улочке, так что никто больше не пострадал, разве что в доме вылетела парочка стекол.

Гнедого прошила пущенная из подвала автоматная очередь. Автомат нашли, но стрелявший испарился.

На Графа наткнулись в подъезде, когда он уже захолодел. Чтобы не было недоразумений с диагнозом, китайский ТТ с глушителем, которым работал исполнитель, был засунут за отворот куртки покойного.

Папа Карло отправился в мир иной, когда в спину ему дважды плюнула помповушка мексиканской работы – паршивенькое ружьецо, выполненное из силумина, отчего падения с высоты на бетон не выдерживало, но как средство решения споров годилось вполне.

Еще человек пять калибром помельче по причине своей незначительности в сводке «Криминал-канала» были помянуты оптом, простым перечислением. Выводов никто не делал, хотя все их прекрасно знали. Самого Беса еще не нашли, и потому высказывали предположения, что он в бегах…

Все это, конечно, было где-то даже интересно, но Данила не в пример серьезнее занимал гораздо более насущный вопрос.

КАК ВЫЧИСЛИТЬ КИЛЛЕРА И ОСТАТЬСЯ В ЖИВЫХ?

Устранение поддается определенным законам, как и математическое уравнение. И довольно многое можно предсказать заранее, если знаком с этой жуткой математикой…

В его пользу работал вольный распорядок бытия: даже если Цвирко – это кто-то из окружения Данила по «Интеркрайту», ему невозможно будет расписать заранее м и з а н с ц е н у. Вернувшись из Москвы, Данил позаботился, чтобы его перемещения стали хаотичными, а появление на фирме – непредсказуемым. Значит, снайперская винтовка или автоматная очередь из машины исключаются. Новая квартира оформлена и оборудована через левые каналы, его личную, стороннюю фирмочку – но охрана прежняя, рано или поздно кто-нибудь сболтнет пару слов среди своих, не ожидая утечки, и потянется ниточка… Но несколько дней в запасе все же есть…

Бомбу в машине он не проглядит, учен. Гранатометом вряд ли будут работать, даже если установят квартиру, загвоздка не только в пресловутом «лунном ландшафте». Шторы у него всегда задернуты, свет он зажигает по всей квартире, и посему путем несложных вычислений легко определить, что шансы поразить именно ту комнату, где он в данный момент находится, составляют ровно тридцать три и три десятых процента из ста. Профессионала такой процент не устроит. Значит, не будет гранатомета.

Арбалет? Не исключено. Опытный стрелок с арбалетом или мощным охотничьим луком типа «Магеридж-200» или «Кресси» – это верная смерть со ста – ста пятидесяти метров. Да и доказать архитрудно, стрела не пуля, следы от нарезов не сопоставишь, контрольного отстрела не сделаешь. Но такой вариант опять-таки надо готовить заранее…

Нож или пистолет в подъезде – не пройдет, помешает охрана. Работающая, кстати, по отработанной еще сталинскими телохранителями методике, когда каждый д е р ж и т не только подходы к объекту, но и соседа.

Методы банды Логуна уже настолько изучены, что можно провести кое-какой анализ. Самое вероятное – пистолет-бесшумка при ситуации, дающей стопроцентную вероятность отхода. Конечно, они могут нанять иногороднего р а з о в о г о спеца, однако весь опыт Данила подсказывает, что дело будет решаться, так сказать, в узком семейном кругу…

Как ни прикидывай, всплывает самый беспроигрышный для противника, а значит, самый реальный вариант: его попытаются замочить там, где он просто о б я з а н будет появиться. Где такое место? Вызовут повесткою в милицию? Так он и пошел, повестку нужно сначала вручить… Вызовут на неотложное совещание в офисе? Или в администрации? Он не пойдет… Вызовут на комиссию, которой не откажешь? Неизвестно еще, удастся ли противнику добиться приезда этой комиссии. И потом чересчур рискованно откладывать до последнего дня…

«Кедровый бор»? Вот это уже серьезнее. И Марина, и ожидающий свою «посылку» Ирадж уедут оттуда только с ним, ни с кем другим, такие инструкции дал им он сам. И туда п р и д е т с я ехать – хотя бы для того, чтобы поменять инструкции. И Юлию надежнее всего везти именно туда, нежели прятать по квартирам в городе… А собственно говоря, почему бы не устроить в «Кедраче» засаду с живцом и подстраховкой? Объявить как можно шире, что в такой-то день, к такому-то времени он непременно будет в «Кедраче». Заранее тишком перебросить туда еще с полдюжины «зондеркомандовцев» в дополнение к тем шести, что несут службу по штатному расписанию (плюс прошедший неплохую школу выживания дядя Миша, и воевавший в иранском спецназе Ирадж, и охрана Данила – это уже шестнадцать). Растрезвонить еще, что часа в три ночи он вместе со всеми своими подопечными собирается куда-то самым таинственным образом вылетать, для пущего правдоподобия позвонить в аэропорт и распорядиться, чтобы интеркрайтовский самолет готовили к вылету, полномочия на это у него есть. С темнотой разместить несколько групп на подступах к пансионату. Игра идет на время, у Цвирко с Логуном нервы тоже не из железа, они работали не на государство. «Кедрач» – ловушка с единственными воротами и «полосой препятствий» вдоль периметра (а для отхода есть подземный туннель). Цвирко, если он из «Интеркрайта», придет. С бесшумным пистолетом в кармане. Возможно, не один, даже наверняка не один, но это детали…

Он в десятый раз прокручивал все это в памяти, невидяще глядя на посадочную полосу. Московский борт должен был приземлиться с минуты на минуту.

Машины у него на сей раз были самые неприметные и непрезентабельные – седая «восьмерка» (правая передняя дверца выделяется нелепой заплатой, а кузов старательно украшен в мастерской плохо выправленными вмятинами, создается полное впечатление, что это битая тачка замученного задержками зарплаты работяги) и обшарпанный «Москвич-2141», которым брезгуют даже профессиональные угонщики. Моторы, правда, были с секретом.

Шофер и пара чьих-то телохранителей из пришвартовавшегося рядом шикарного белого «Линкольна» сначала косились на них с видом крайнего презрения, потом что-то перестали – сообразили, видимо, что простого обывателя не пропустили бы на колесах к самолету, и дело непростое…

Лара, сидевшая сзади, наклонилась к его уху:

– А почему мне нельзя в «Кедрач»?

– Потому, – сказал Данил, не оборачиваясь. – Потому что перпендикуляр. Повтори-ка лучше задание.

– Едва она спускается с трапа, я ее тащу в машину – тоже мне, бином Ньютона… Можно, я при этом буду орать: «Тетя Стюра, вот радость-то!»?

Данил не удостоил ее ответом. Она сговорчиво замолчала.

Наконец показался «Ту-154», влекомый тягачом. Пошли обычные маневры, самолет в конце концов загнали на стоянку, отъехал тягач, показалась машина для багажа, и одновременно, с поразительной расторопностью подкатил трап – должно быть, расстарались встречавшие в «Линкольне» некую важную персону. Ага, так и есть – кинулись к трапу, по которому в гордом одиночестве спускается персона, Данил этого типа определенно встречал в администрации, неподалеку от кабинета Соколика.

27
{"b":"32335","o":1}