ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он еще раз прошелся вдоль «зеленого пояса» и направился к коттеджу. Обстановка там царила самая непринужденная. На экране героически преследовал кого-то скуластый, как тохарец, Клинт Иствуд, размахивая устрашающим калибром. Но боевик никто не смотрел, Юлия устроилась в глубине комнаты и лениво пригубляла коньяк, определенно наслаждаясь некоторой жизненной устроенностью. Данил сел с ней рядом, дежурно улыбнулся, налил себе на самое донышко, смочил губы и принялся наблюдать, как Марина, раскрасневшаяся от пары добрых стопарей доброго нектара, атакует исламского человека Ираджа, а тот отмахивается небрежно и снисходительно, как командос, вынужденный провести шутейную схватку с детсадовцами.

– Но у вас же для развода достаточно что-то сказать – и пожалуйста…

– И непременно при свидетелях, – уточнил Ирадж. – Но к этому есть дополнения: муж обязан выдать разведенной жене все ее драгоценности, приданое и личные деньги, если она такие заработала, и потом содержать пристойно до конца жизни и ее, и детей, если есть дети…

– А если он не захочет?

– Как он не захочет? – Ирадж удивился всерьез. – А шариат?

Марина откинулась в кресле, обдумывая новую атаку. Данил рассеянно смотрел на ее высоко открытые ноги и думал, что Лара оказалась права на все сто. В постели все шло прекрасно, ему редко встречались женщины, в которых так легко было бы входить, словно в теплый ручей – но ведь непременно рано или поздно приходит пора разговоров, женщина начинает в е с т и с е б я, д е р ж а т ь с я… Как искусно она ни сплетает сети, на дороге к пятому десятку многое начинаешь предугадывать безошибочно.

Экстравагантная генеральская доченька все срисовала точно – Марина мягко и непринужденно начала внушать ему, что прямо-таки жаждет обрести в его лице тихую пристань. Данил столь же мягко (как-никак чуть ли не пленница, чуть ли не военный трофей) пытался дать ей понять, что корабли в тихую пристань пускает с большим разбором, на временную стоянку – но она, конечно же, была уверена, что правила пишутся только ради присовокупления к ним в дальнейшем исключений… Словом, шел старый, как мир, поединок между бабой, стремящейся окрутить, и мужиком, стремящимся выпрыгнуть в окно. Перемежаемый, слава Аллаху, неплохим сексом, что пока как-то и примиряло…

– А зачем вы собираетесь убить Салмана Рушди? Это же средневековая дикость…

– Вы никогда не слышали таких слов – «святотатство» и «богохульство»? – уже совсем серьезно спросил Ирадж. – Фанатик – тот, кто рушит чужие храмы, а если защищаешь свои у себя дома, нужно какое-то другое слово… Я вам объясню совсем коротко. Каждый мусульманин верит, что Коран написал пророк Мухаммед по слову Аллаха. А Рушди… У него герой, в котором человек ислама сразу угадает Мухаммеда, пишет книгу, в которой человек ислама сразу угадает Коран. И по Рушди, некоторые суры Корана человеку этому вложил в разум не Аллах, а сатана… Вам понравилось бы, напиши кто у вас такой роман, где получается, что один из четырех ваших апостолов был не апостол, а сатана в образе пророка? Или вы, христиане, стали такими равнодушными, что для вас и богохульство не богохульство? – от волнения он стал запинаться и подыскивать слова, сразу почувствовался акцент. – Мы же не заставляем англичан ломать у себя церкви и ставить мечети, почему они говорят, что мы – сневе… средневековые фанатики? Нельзя прощать святотатства…

– Бросьте, ребята, – сказал Данил миролюбиво. – Мариночка, не устраивай ты столкновения культур…

– У нас все подписывали письмо в защиту Рушди…

– Году в девяносто первом? – хмыкнул Данил.

– Ага.

– А романчик его вы читали? – Не дождавшись ответа, он фыркнул громче. – Нельзя, милые мои, гадить в храме, вот и весь сказ. А если нагадил, будь готов, что тебе хребет сломают… – Перегнулся с кресла, дотянулся до гитары и тихо прошелся по струнам:

В красном сне, в красном сне, в красном сне бегут солдаты – те, с которыми когда-то был убит я на войне…

Не было настроения, и он положил гитару назад.

– Сколько у вас людей? – тихо спросила Юлия.

– У меня есть я, – ответил он тем же полушепотом. – А остальное приложится.

– Они уже копают…

– Тем лучше, – сказал Данил. – Вот пусть и выкопают все, меньше возни. Копальщиков только жалко…

– Думаете…

– Один милый дядя, тот самый, что присматривает за раскопками, успел здесь наследить и познакомиться со мной заочно, – сказал Данил. – У него вполне объяснимая, но поганая привычка – не оставлять свидетелей. И я крепко подозреваю, что он этой привычке не собирается изменять и впредь…

– Но там же несколько десятков человек…

– А вы никогда не слышали про исторические примеры? Интересно, скольких положили чингисхановские маршалы? – он усмехнулся: – А то давайте прорываться к высоким властям, доказательствами размахивать… Что, не хочется прятать в карман заляпанное с в е ж е й кровью золотишко? Передумали?

– Нет, но…

– Но вечная интеллигентская дилемма, – сказал Данил. – И сесть и съесть…

– Вы-то не лучше…

– А я говорил, что я – лучше? Не припомню что-то… Знаете, я бы все же наверное свалял дурака и попытался их спасти. Но спасти их, боюсь, невозможно. Я думал… Даже со всеми вашими бумагами не хватит времени, чтобы раскачать маховик и сдвинуть механизм. Там другая область, другой военный округ, другое… баронство.

– Как это?

– Потом когда-нибудь объясню, если будет время. Такое можно провернуть только через Москву, а мне не двадцать лет, и я не идеалист.

– Лара говорила, ее отец собирается в Москву…

– Ничего он там не добьется. Не хватит времени, – отмахнулся Данил. – А здешнему спецназу он не командир. Я же говорю, все взвесил. В лучшем случае все золото загребет кто-то д р у г о й, только и делов… Так что привыкайте к мысли: сволочи мы с вами, что поделать. Можно валить на жизнь, страну, время и ситуацию, помогает, говорят… И все же, скажу вам честно, я попытаюсь придумать вариант, по которому можно попробовать спасти этих дурачков с лопатами…

– А что, есть такой вариант?

– Попробую поискать, – сказал Данил. – Для очистки совести. Есть же в нас немножко совести, как полагаете? Бумаги вы мне отдали, не кидаете таких взглядов, будто ждете, что вот-вот пальну вам в спину…

Они говорили почти шепотом. Марина с Ираджом внимания на них не обращали – увлеченно дискутировали, сколько христианских святых, только под другими именами, почитает ислам.

– А куда было деваться бедной женщине? – пожала плечами Юлия. – Пришлось рискнуть… Между прочим, я не новичок в тайге, можете меня взять с собой.

– А я вот как раз сто лет в тайге не был, – признался Данил, – Судорчага у нас была деревенька таежная, но я, как забрили лоб, так с тех пор и не собирался глубоко в чащобу. Память, правда, осталась…

Он вынул из внутреннего кармана куртки полученный от Юлии еще в машине пакет. В десятый раз сравнил с собственными картами. Спрятал назад и задумчиво сказал:

– Какая-то дорога должна быть, не собираются же они вывозить все вертолетами…

– Почему бы и нет?

– Вертолетчики – лишняя болтовня, – сказал Данил. – Нельзя же, в самом деле, резать всех встречных и поперечных по старому монгольскому обычаю, даже для нынешнего времени получится перебор. В том районе – войска ФКГЗ, под каким-нибудь предлогом выставили оцепление на дальних подступах… Я бы на их месте посадил пару-тройку доверенных шоферов и гнал грузовики прямиком до Байкальска. А там – военный аэродром, следы теряются окончательно. Потом…

Внезапно погасло все – экран телевизора, люстра, лампа на их столике. И одновременно откуда-то неподалеку донесся короткий грохот. Темнота ударила по глазам, Данил моментально зажмурился, а когда через пару секунд посмотрел в окно, почти ничего не увидел – квадрат чуть более бледного сумрака, только и всего.

Света не было во всем пансионате. Авария на подстанции? Или? Аварийный дизель запустят минут через пять…

Он встал, вынул пистолет и загнал патрон в ствол. В темноте послышался спокойный голос Ираджа:

29
{"b":"32335","o":1}