ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Нет, Климент Степанович, я стихи только в школе учил, там такого точно не было. И потом, я и сам архитектор... почти... еще год только отучиться. Я думаю, в городе не архитектура важна, а люди.

- Да? А Вы читали вот это: "Человек состоит из тела, души, имени, тени, и, наконец, из Ка, что переводится как "невидимый двойник". Я знаю, что читали. Вот так. Это тебе не душа и тело. Что такое эти люди, там, на улице? Тьфу! Биомасса, мусор. Я знаю, нехорошо так говорить, но они же не посвящены. Что они знают? Дом - Работа - Дом... Товар - Деньги - Товар... нет, это уже не оттуда. Они там все пустые...

Несвязные откровения оказались мне очень важны.

- Постойте, генерал, так мы же вроде про Фараона говорили.

- Да? Ах, ну конечно... Вот с самой войны все и идет потихоньку, наследников выбирают, экзамены...

- А что же, генерал, неужто трон сыну своему передать нельзя?

- Нет, сын - это только Имя. Одного Имени недостаточно.

- Да почему же недостаточно?

- Потому что сказано: восходящий на трон должен пройти все пять ступеней посвящения в Тайну.

- Кем сказано?

- Сказано и все! - генерал был уже совершенно пьян.

- Ну хорошо, сказано, так сказано... Тело - понимаю, Душа - понимаю, Имя, Тень... А после Тени-то что? Что потом? Как это?

- Не знаю... Никто не знает. Потом... уже не возвращаются. Не важно уже... Может быть, там яду дают выпить, может, убить врага нужно, я - не знаю, не посвящен. Это вас, посвященных, волновать должно, а я пробовал не получается. В темноте начал видеть, ревматизм всего до корней съел. Все признаки уже есть, а - не получается...- он начал заговариваться.

- Ну если убивать надо, так это у меня, значит, все в порядке. Я уже закоренелый, - я усмехался, напоминая генералу свое признание в первый же день нашего знакомства, потом, вспомнив наивное лицо лейтенанта, опять погрустнел.

- Ерунда это все. Никого Вы не убивали. Не созрели Вы еще для этого.

- Да? А Сашенька? - я засомневался, задавая это вопрос, поймет ли меня генерал.

- Сашенька? - Генерал мутно улыбнулся, - Вот в чем дело... Это не убийство. Несчастный случай. Вы же не хотели. Непредумышленно...

- Непредумышленное, но - убийство.

- Что Вы знаете про убийства? Теория... Только теория... А вот своими руками... Пулю в затылок... А потом оказывается - не тот, опять не тот... Похороны... Дети плачут... Вдова... - генерал и сам всхлипнул, полностью теряя устойчивость.

Словно дожидаясь этого момента, в комнате принялся разбрызгивать звон телефонный аппарат.

- Сынок, это я опять. Не уезжай, сынок... Так лучше будет...

- Что же это ты, папа, в меня стрелял?

- Да ты что! Что ты говоришь такое - стрелял! Да как я мог, у меня рука бы не поднялась!!!

- Ну а кто же тогда, папа? Кому я нужен еще?

- Не знаю, не знаю... Это тебе генерал лучше расскажет - ему нужнее это знать, он и сам из соискателей...

- Папа, ты о чем, я ничего не понимаю.

- Значит, рано еще, не пора... Пойми - ты для меня - все, ты весь мир для меня строишь. Я не знаю тот это мир или нет, не мне судить... Ты не бойся, ты главное не бойся, не надо тебе уезжать, я чувствую, что все будет хорошо. Мы еще увидимся с тобой.

- Ты знаешь, меня ведь прослушивают. Тебя засечь могут... И папа, что мне тут делать? Зачем мне это все? - не знаю зачем, но я прошел с телефоном в комнату с кроватью, поставил аппарат на подоконник.

- Не смогу я здесь без тебя, просто не смогу... Не бросай меня... А что слушают - неважно, не засекут...

- А мама? - неожиданно вспомнил я

- Мама? Не сердись на нее, она же не могла по-другому, а я без тебя не смогу. Ни на что внимание не обращай. Не нужно. Я позвоню тебе.

Я положил трубку на рычаг. Незаметно прошел день. За окнами было уже темно, на натянутой между домами проволоке с изоляторами покачивался фонарь.

Вдалеке, в свете фонаря, было видно, как какая-то старуха в ватнике, роется в свалке. Достала что-то красное из мусора, попробовала примерить, но не сумела устоять - то ли велики, то ли каблук слишком высокий.

Захотелось лечь, распрямиться на всю длину, расслабиться.

Постель сохранила еще запах сашенькиных духов, женские духи, они очень прилипчивы - пройдешься с кем-нибудь под ручку, а потом на два дня воспоминаний - свитер то там, то тут подсовывает тебе знакомый уже запах. Приятные духи, ничего не скажешь, правда, неприятно, что самой ее уже здесь нет, и не будет, наверное, никогда.

Вспоминая про Сашу, достал из-под кровати связанную пачку документов, оценил соблазн на вес, о чем-то замечтался.

Я не заметил, как сон подхватил меня и, скручивая, высушивая на лету, как половую тряпку, понес, без края и направления. Во сне было темно и неуютно, сквозило, где-то на сквозняке захлопывались двери, мама звала меня с балкона домой - обедать, а идти не хотелось.

Когда очнулся - светало. Оказалось, что все еще держу в руках пачку документов. Надо было встать, умыться.

Сидя на крае ванны, как и вчера, я попытался понять, что со мной происходит.

Собственно, было уже все ясно. Оставалось только точно узнать, что делать дальше.

Сначала попадаешь в какой-то конкурс, слабаки отсеиваются, потом - по порядку, все ступени посвящения, до самой последней, загадочной... Если проходишь ее - тогда ты в порядке. Тогда с тобой можно иметь дело.

Что там, интересно... Какой-нибудь ритуал, святая вода? Нет, это из другой оперы совсем... Книга? Или папирус? Слишком просто. Что-то понятное, но невыполнимое сразу. Дуэль. Точно, дуэль. Или - война. Что-то там обязательно должно быть на крови замешано, иначе зачем им меня убивать? Что я знаю? Что я значу? Так - студент, недоучившийся, даже не отличник середнячок, ерунда, пустышка, ноль. Им не я нужен, им моя кровь нужна, они без этого не могут, не получается, наверное...

Тут главное - понять все до самого конца. Они ведь знают, чего хотят, а я нет... Нечестно получается. Что же потом?

Я открыл холодную воду, подождал, пока пойдет по-настоящему холодная вода, из недр, сунул голову под струю, чтобы было легче думать.

А может быть, все это схватка за трон, стремление получить место? Может быть, они меня с кем-то перепутали, открыли всю тайну по недомыслию, а теперь - уже поздно, и надо убивать, ритуально убивать...

Вот так, по случаю - прыг - и в дамки, и где-то рядом с Фараоном. Весь мир в кармане.

Вот в чем дело - я уже иду к Нему на замену. Или меня ведут... Или закладывают в жертву. Неважно как, важно что.

Ну, папа, спасибо, вразумил, теперь я точно никуда отсюда не сдвинусь. Еще чего - отказываться от такого!!! Я им покажу, как нужно, они у меня поймут, что такое настоящая свобода. Теперь бы только туда попасть, а там немного мучиться.

Главное - не повторяться, не искать по пройденным тропинкам, там одна ерунда, сплошные ошибки, пустота. Смерть.

Я стряхнул с волос остатки влаги, встал. Бросил в ванную пачку документов, наклонился, достал из кармана зажигалку, поднес ее к светлой бумаге фунтовых купюр, и выстрелил коротким газовым пламенем прямо в лицо королеве, изображенной на купюре. Королева почернела лицом, расстроилась.

Горело весело, быстро, почти без дыма - старый дом, хорошая вентиляция, все сразу утягивает.

Когда хлопья пепла успокоились, опали, я смыл их водой, и вернулся в кухню. Генерал спал, сидя за столом. Бутылка водки была пуста.

Я потряс спящего за плечо.

- Вы знаете, генерал, мне нужно найти его.

- Кого - его?.. Генерал стряхивал с себя сон, пытаясь понять.

- Фараона... - мне с трудом давалось это слово.

Генерал проснулся и протрезвел, насколько мог.

- Что я Вам тут наболтал, Боже мой!

- Да не молчали Вы, генерал. Теперь что, теперь поздно, я знаю все. Ну так как?

- Дмитрий Евгеньевич, но это же отнимет у меня кучу времени... Это же невозможно почти, это же риск. Думаете, я не пробовал? Я только этим и занят. Но это риск. Правда, теперь уже не для меня - для Вас... Вас лично...

18
{"b":"32345","o":1}