ЛитМир - Электронная Библиотека

Зачем тогда всё? К чему жизнь, любимое дело, которому отдано столько сил, семья, если в любой момент далекий и недоступный мастер Ложи может разрушить все одним росчерком пера! Куда бежать, где искать защиты?! А если и удастся спастись, в другом месте найдется свой такой же. И не будет ни помощи, ни поддержки – кто рискнет укрывать беглеца, за которым сильными мира сего объявлена охота?

Зачем все?! Кто мне ответит?!! Ради Небесного тепла, кто?!!»

Но гость не дал панике победить. Он крепко взял Иррабана за плечо, встряхнул, как стражник пьяного матроса.

– Вы с нами или нет?!! Ну?!!

– Да! – выкрикнул географ тонким голосом, смутился и добавил почти спокойно. – Да, конечно. Что надо делать?

– Собирайте ваши записи! Все, какие есть. Одежда в дорогу, деньги, рекомендательные письма… В общем, все, что вы обычно берете, отправляясь в дальние поездки. И быстрее, кин! Быстрее, заклинаю вас светом Небесного Диска!

Иррабан в одно мгновение взбежал по всходу наверх, вытащил на середину кабинета дорожные сумы, с трудом соображая, что же все-таки следует взять с собой.

В первую очередь, конечно, документы, потом вот это… плащ… накидку…

Кориал стоял в дверях, нетерпеливо постукивая перчатками по руке.

– Отряд гвардейцев на соседней улице! – закричали снизу.

Новая волна страха накатила на Иррабана. Он едва не выронил собранные вещи. Кориал мельком глянул на него и скомандовал:

– Подоприте ворота!!!

– Можно… уйти через боковую дверь, – сказал Иррабан. – В палисаде. Я сам ее сделал, сразу, как купил этот дом. Не люблю выходить через улицу. Глазеют все, кому ни лень…

– Я знаю, кин, знаю. Через нее и уйдем. Торопитесь! Времени совсем нет!

Географ быстро раскидал снаряжение. Все записи и документы уже лежали на дне, надежно укрытые от сырости.

«Что осталось? Вроде бы все».

– Я готов!

– Прекрасно. Идемте!

Кориал повлек его вниз. На пороге гостиной жался испуганный прислужник. Он работал в доме уже лет пять, а то и шесть, Иррабану стало его жалко.

– Мы можем взять его с собой?

Гость обернулся:

– Слугу? Нет, вряд ли? Как его зовут?

– Летис.

Бедняга дрожал от страха, абсолютно не понимая, куда это вдруг засобирался его хозяин и что вообще происходит. Кориал легонько подтолкнул его к дверям:

– Летис, беги домой! Беги! И никому, слышишь, никому не рассказывай, что ты служил у кина Иррабана! Понял! Никому, если хочешь дожить до завтрашнего утра!!!

Во дворе царила суматоха. Люди Кориала – их оказалось около десятка – седлали скакунов, двое подпирали створки ворот скамейками из палисадника. Несколько человек у боковой двери деловито заряжали самострелы.

Увидев их, Иррабан почувствовал стыд. Совершенно незнакомые люди готовы рисковать жизнью ради его свободы. Неважно, кто они, откуда и что ими движет. Сейчас они собираются с оружием в руках прикрывать его побег. А он сам трусит, как… э-эх…

«Да, конечно, не всем рождаться воинами, кому-то надо быть пекарями, галантерейщиками, географами. Только солдатам незачем стыдится своего неумения печь или шить, а вот неумение воевать почему-то сразу воспринимается, как неумение быть мужчиной. Вот и думай, что важнее. Еще вчера я бы свысока поглядывал на этих людей, доведись встретить их на улице. Кто я, мол, и кто они! Известный географ, выпускник имперской Академии и простая солдатня. А сегодня выходит, что в критической ситуации все мои знания ни на что не годятся и даже опасны, их же навыки – наоборот – помогают спастись».

– Садитесь, кин.

Мрачный круглолицый парень с перебитым носом уже держал под уздцы скакуна. Иррабан не очень любил ездить верхом даже во время путешествий, предпочитая повозки. Но, как и все аристократы, умел сносно держаться в седле. Скакун, тонконогий жеребец каталамской породы, выглядел смирным, рожки, как и положено, подпилены на палец от основания. Географ, перекинув через круп связанные по две сумы, забрался в седло.

Два человека с самострелами отворили боковую дверь и, пригнувшись, растворились в ночи. А с главной улицы уже слышался мерный печатный шаг гвардейского патруля.

Невысокий чжанец быстрым и изящным движением загасил факелы. Кориал что-то тихо скомандовал, и его люди отступили в глубь двора, держа ворота под прицелом самострелов.

Только сейчас Иррабан смог разглядеть своих спасителей. Компания оказалась довольно разношерстной – он заметил еще одного северянина, двух солмаонцев, даже вон желтолицый чжанец наличествует.

«Кто же они такие?»

Географ поискал глазами Кориала. Тот уже сидел в седле, отдавал последние приказания. Иррабан тронул пятками скакуна, подъехал ближе, даже рот открыл, собираясь задать вопрос.

С улицы донесся слаженный грохот окованных железом пик о мостовую – гвардейцы взяли «на караул». И почти сразу же загрохотала по створкам грубая рука в латной перчатке:

– Откройте во имя и по распоряжению Ложи!

Рот ученого захлопнулся сам по себе, едва не прищемив язык. Зубы застучали от страха. Желание бежать не разбирая дороги овладело им. Не важно куда – лишь бы бежать. Прочь отсюда! Иррабан судорожно ухватил поводья, понукая, пнул скакуна в бок. Жеребец дернулся, приготовился к прыжку, но в этот момент жесткая рука ухватила его за надуздное кольцо.

– Рано, кин. Подождите сигнала разведчиков. Иначе можно выскочить прямо в лапы гвардейцев!

Удары в ворота усилились. Тот же голос приказал:

– Откройте или мы войдем силой!!! Ну!!!

Терпение у командира патруля кончилось быстро – он не привык, чтобы ему не повиновались. Не прошло и нескольких мгновений, как он скомандовал:

– Ломай, ребята!!!

В ворота глухо бухнуло нечто тяжелое. Створки содрогнулись, но устояли.

– Еще раз!

Новый удар, потом еще, еще… Старые доски стонали, трещали, но пока держались.

Из-за спины, с загаженного проулка, куда выводила боковая дверь палисада, донесся приглушенный свист.

– Чисто! – облегченно сказал Кориал. – Уходим!!! Саргамо, Митраил – впереди! Остальным прикрывать отход!

Услышав голоса во дворе, гвардейцы налегли на ворота с удвоенной силой. Крякнул ворот самострела, чуть слышно прозвенела тетива, потом еще одна, и на плиты палисада со звоном рухнули два болта, пущенные навесом.

Иррабан зачарованно посмотрел на них. Наверное, только теперь он до конца осознал всю реальность угрозы. Раньше все казалось каким-то наваждением, сном, где-то внутри билась спасительная мысль – а вдруг это ошибка, путаница? В конце концов, с ней обязательно разберутся, и все снова станет на свои места.

Кориал выругался и прокричал:

– Кин Иррабан!!! Уходим!!!

– Простите, я, наверное, кажусь вам последним трусом, – очнувшись, пробормотал Иррабан. – Я и сам собой недоволен. Просто мне никогда раньше не приходилось убегать из собственного дома…

Он замолчал, услышав, как затрещали ворота, подались вперед под непрекращающимся градом ударов. Правая створка нелепо провисла, выворотив верхние петли. Снаружи подперли еще, и она, разломившись на части, рухнула на садовую дорожку. В проломе замелькали факелы, плащи и гамбизоны гвардейцев цвета запекшейся крови. Панцири с тремя лианами, начищенные до блеска, слепили глаза. Снова крякнули вороты самострелов.

– Ерунда, вы отлично держитесь! Но давайте отложим разговоры на потом, кин! – Кориал хлопнул по крупу своего скакуна. – Хей-я-а! Держитесь за мной! Вперед!

Жеребец вынес географа в узкую боковую калитку, едва не своротив стойку забора. На повороте Иррабан обернулся. Люди Кориала, прикрывая отход, били из самострелов прямо в ворота, заставив гвардейцев держаться снаружи. Убитых пока не было.

Он вздохнул: «Пока… Но надолго ли? Уже скоро кто-то может получить зазубренный кованый болт в живот или в шею только потому, что Высшему мастеру пришлись по душе предложения императора.

Будь они прокляты, эти западные земли!»

15
{"b":"32347","o":1}