ЛитМир - Электронная Библиотека

Полночи бешеной скачки вымотали Иррабана. Когда Кориал свернул на околичную дорогу, отъехал от большака на пару перестрелов и велел остановиться, он едва не рухнул на землю, хорошо его придержал тот самый круглолицый парень с перебитым носом – Митраил.

– Спасибо, – пробормотал географ.

Он в изнеможении привалился к придорожному камню. От долгого напряжения ныли ноги, натертая непривычным седлом промежность пульсировала болью. Кориал подошел к нему:

– Как вы себя чувствуете, кин Иррабан?

– Спасибо, пока жив.

– Отдохните. До границы недалеко, а там мои люди вас спрячут.

– Какой границы? – географ встрепенулся. – Солмаонской?

– Да. Не волнуйтесь – там вы будете в безопасности. Небольшой сонный городок Ихтанамор, знаете такой?

– По карте, конечно, знаю, но бывать не доводилось. Он лежит в стороне от торговых путей и…

– Вот именно. Никому не придет в голову вас там искать. Да и чужаки в нем не редкость – окрестные селяне часто приходят на торг и на заработки. У одного из моих людей есть дом в пригороде, в нем мы вас и укроем. Рынок – рядом, да и запасы кое-какие есть. На первое время хватит. Отдохните, придите в себя. Мы постараемся не мозолить вам глаза, но будем всегда рядом. Если что – сразу придем на помощь.

Ученый приподнял голову:

– Если бы вы знали, кин Кориал, как я вам признателен! Простите, что я сначала не поверил вам! Я подумал, что все это какая-то ошибка или злая штука, что вы просто подкуплены… Простите меня!

– Ничего страшного, высокоученый кин. Главное, что вы все-таки поверили нам. Как видите, все завершилось удачно. Вы, наверное, не заметили, но отряд, который прикрывал наш побег, недавно нагнал нас. В Морской столице пока спокойно, погоню, если и организуют, то к утру, не раньше. А к тому времени мы будем уже далеко.

– Ваши люди там, во дворе… никто не пострадал?

Лицо Кориала омрачилось:

– Одного задело. Но не волнуйтесь – легко. До Солнцестояния заживет. Ладно, отдыхайте, кин. Скоро выезжать. Вас повезет кин Риндгайл, вон тот, пышноусый и разговорчивый. Большой ловкач по части перехода через границы.

«Контрабандист», – понял Иррабан.

– Делайте все, что он скажет, и я вам обещаю: к заходу вы уже будете на месте, целый и невредимый.

– Вас с нами не будет?

– Нет, кин. Мне надо вернутся в Морскую столицу.

Он коротко поклонился ученому и отошел к группе своих людей.

Если бы Иррабан мог слышать, о чем они говорили, он бы очень удивился. Впрочем, он бы просто ничего не понял. Несмотря на свои обширные познания, земные языки пока еще не входили в лексикон географа.

– …и вот что еще, Жан-Поль. Неплохо бы организовать в доме пожар. Или сдать его имперцам, а потом, за минуту до ареста – вмешаться. Так, чтобы вытащить беднягу в последний момент, не дав ему спасти самое дорогое. В общем, крайне желательно разделить Иррабана с его багажом. Понятно?

– Нет проблем.

– Отлично. Ну, с Богом, Жан-Поль! Помни, если ничего не случится – доклад два раза в сутки, расписание связи знаешь. При форс-мажоре – в любое время.

– Понял.

– Миро и Свена я забираю. С тобой останутся только Рихтер и Энтони.

– Почему, командир?!

Мирослав Кошлица, бывший сербский полицейский считался на Надежде старожилом. Он прибыл самым первым рейсом, еще на «Возничем». Сначала пристроился в проходчики, потом решил вспомнить земную профессию и подался в «Си-пи». Но не прижился среди чернокожей братии. Как сказал однажды сержант Омемба: «Образованный слишком и влезает не по делу с расспросами, приказ есть – выполняй, а не приставай к начальству, как да почему». В Службу серба пригласил Игорь, рассудив, что даже полицейская подготовка не помешает на случай, если доведется проводить силовые акции. Теперь их было двое в ТС – Мирослав и бывший старпом тайского катера береговой охраны Ю Фат. Двое среди аналитиков, социологов и спортсменов.

Соскучившийся по настоящему делу, Кошлица рвался в бой. Сделав вид, что уступил напору Мирослава, Квашнин взял его на операцию. Конечно, это было не так. Службе как обычно не хватало людей, каждый человек – неизмеримая ценность. Но оставлять его рядом с Иррабаном нельзя, как бы он не настаивал.

– Акцент, Миро. У вас со Свеном все еще есть небольшой акцент. Не забудь: в этом мире географ – не только спец по картам. Он к тому же многое знает о странах, рельефе, животных, племенах и народах, что населяют известный мир. То есть он и биолог, и геолог, и этнограф. Как здесь говорят – натуровед. И языками он владеет прекрасно, знает оттенки, диалекты, говор. Сейчас Иррабан напуган, ему не до наблюдений. Но как только он придет в себя, тренированное ухо тут же приметит непривычное произношение. Конечно, голову ему поломать придется, и я не знаю, какое он, в конце концов, найдет объяснение. Да и не хочу знать, честно говоря. Рисковать тоже не хочу.

– Но, Игорь!.. Я… я буду молчать и он…

– Не спорь, Миро. Я мог бы тебе приказать, но знаю, что ты не любишь приказы. Поэтому объясню: ты можешь подставить ребят. Не по своей вине – но можешь. Прости, я не могу тебя оставить.

Географ остался на попечении Дюваля, а группа Квашнина, пройдя малодоступными горными перевалами, путала следы, уводя погоню за собой. На третьи сутки преследователи окончательно отстали, потеряв беглецов в нагромождении горных отрогов и ущелий. Спутник деловито просканировал местность и ушел за горизонт, оставив темнеющее небо звездам и неугомонной Бете.

– Привал! – скомандовал Игорь. – Отдохнем чуток.

Уставшие тээсовцы не заставили себя долго упрашивать. Кто-то сразу же завернулся в комбинезон – выспаться впрок, самые же стойкие – Мирослав и Чжао Ли – собрались вокруг командира.

Свен тоже хотел немного поспать, но приглушенный голос Квашнина явно объяснял что-то особенно интересное: китаец с сербом то хватались за голову, то валились в траву с беззвучным хохотом.

Хеглунд подполз ближе.

– …бог с вами, ребята! Конечно, никакие гвардейцы за ним не охотились! Что вы! Наоборот Высший мастер намеревался принять его со всеми почестями и передать приглашение в Солмаон, настоятельно порекомендовав согласиться. Настоятельно, но не настойчиво. А то вдруг еще передумает!

Чжао Ли переглянулся с Мирославом, Свен недоуменно захлопал глазами:

– А как же приказ?

– Какой приказ? А, капитанам гвардейцев! Вполне рутинный приказ начальнику караула: встретить гостя и препроводить в Церемониальную залу для аудиенции. Максимально торжественно и аккуратно, чтобы у Иррабана и мысли не возникло, что кто-то пытается ограничить его свободу. Приказ отдал, конечно, не мастер Ложи, а всего лишь распорядитель, старый знакомец нашего умника кин Ахнаро – он таких по пять-шесть штук в день выписывает. Изнавар, переписчик, скопировал пергамент по нашей просьбе, а я потом внес кое-какие поправки. «Встретить» на «задержать», «торжественно» на «немедленно» и так далее. Ну, и подпись поменял. Я подумал, что автограф Высшего мастера скорее подействует на географа, нежели писулька мелкого дворцового чиновника, к тому же недавнего сотрапезника.

Игорь подмигнул. Агенты молча смотрели на него с ошарашенным видом. Мирослав выругался, помотал головой.

– Так это была подделка!

– Ну почему же подделка? Приказ самый настоящий. Немного поправлен – да, не без этого. Но сам документ подлинный.

– Ловко, ты и нас всех провел. Не говоря уж о…

– Подожди, Миро, – сказал Чжао Ли, – а откуда же тогда взялись гвардейцы? Ну, те, что так настойчиво ломились в ворота. Я даже стрелял по ним, поверх голов, конечно, но стрелял. Два болта в заборе осталось.

– Какие гвардейцы, Ли! Ты их внимательно рассмотрел? Рост, вооружение?

– Нет, темно было. Палил, пока болты не кончились. Да и убегали мы в дикой спешке, не понаблюдаешь особо.

– И тебя не удивило, что они тупо лезли в парадный вход, не озаботившись перекрыть параллельные улицы?

16
{"b":"32347","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Записки невролога. Прощай, Петенька! (сборник)
Призрак
Пепел и сталь
Научись искусству убеждения за 7 дней
Роза и крест
Ждите неожиданного
За гранью. Капитан поневоле
Могила для бандеровца
Мозг Брока. О науке, космосе и человеке