ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Найди точку опоры, переверни свой мир
#черные_дельфины
Барды Костяной равнины
Непрожитая жизнь
Музыка ночи
Колодец пророков
Жена между нами
Пилигримы спирали
Двенадцать

И пяти лет не прошло, а как все изменилось на Надежде! Прибыл «Поднебесный» с китайцами, колония разрасталась и богатела, по последней переписи на планете числилось уже триста тридцать семь тысяч землян. Расширялись управленческие структуры, исследовательский отдел, почти всех переселенцев с высшим образованием поглощала Колониальная администрация – «колоны». Появились зачатки политических партий, культурный центр, несколько театров, дворец спорта. Даже свой футбольный чемпионат! Наряду с официальным «правительственным» каналом заработало первое на Надежде частное интерактивное телевидение – Хоуп-ИТВ.

Совершенно неожиданно для себя Игорь сначала попал в группу стратегического планирования, а когда Земля наконец одобрила создание Тайной Службы (трудно все-таки управлять колонией, руководствуясь депешами восьмилетней давности), стал ведущим аналитиком ТС.

А Микки Талвела так и не возродил семейные традиции. Поначалу просто хотел присмотреться, осел в Столице, работал в спортивном комитете. Но потом его пригласили на ИТВ, комментировать соревнования, благо на Надежде их становилось все больше и больше. Турнир по рукопашному бою, бейсбол, теннис, даже марафонский забег до Иренейских шахт. Микки стоял у истоков, и не удивительно, что его карьерный рост больше походил на ракетный старт: комментатор – ведущий – директор спортивного вещания.

Недавно Талвела, кроме всего прочего, получил и собственную аналитическую программу. Весьма популярную в народе, кстати. Не в последнюю очередь потому, что Микки легонько попинывал Администрацию. Естественно, с ее разрешения, но об этом мало кто знал. Программа с двусмысленным названием «Надежда на правду» выполняла двоякую функцию. Во-первых, поселенцы, если были чем-то недовольны, теперь имели возможность немного спустить пар, всласть изругав колонов вместе с ведущим. А во-вторых, программой пользовались как рупором, когда нужно было протолкнуть непопулярное решение, приучить к нему людей.

Сейчас вот неожиданно выяснилось, что большинство колонистов, опасаясь негласного надзора, видит в недавно образованной Тайной Службе этакое тоталитарное пугало: «большой брат следит за тобой». Нет уж, мол. Силовые структуры остались там, на Земле, а с нас и копов довольно. И так проходу от них нет.

Парой обличающих передач Микки подогрел внимание весьма искусно, теперь должна была последовать итоговая программа. Независимое расследование нашего канала. И выводы, конечно. Малоприятные.

Талвела связался с Игорем, попросил дать интервью по старой памяти.

Как оказалось мнение ведущего аналитика Службы его мало интересовало. Сам для себя он давно все решил.

Точнее – за него все решили. Генрих Урман, шеф «Си-пи» – Колониальной полиции – очень неодобрительно отнесся к идее создания Тайной Службы, усмотрев в ней конкурента. Да и директора Рудных концессий, некоронованные короли своих шахтерских держав, заволновались. С полицией-то они давно договорились, а это еще что за новая напасть?

К сожалению, объяснить, против кого будет направлена деятельность ТС, не удалось. Ни Урману, ни концессионерам. И даже Микки не захотел ничего слышать.

Никто не верит, что от слаборазвитых аборигенов может исходить сколько-нибудь серьезная угроза. Отмахиваются: отговорки все, для отвода глаз…

А ведь по самым скромным подсчетам население Восточного материка – четыреста пятьдесят миллионов человек. Больше чем по тысяче местных на каждого землянина.

Соотношение сил просто чудовищное. Куда там Кортесу!

При вербовке поселенцев успокаивают сказками о подавляющем техническом превосходстве. Да, наверное. Самострелы, метательные машины и примитивные бомбарды – плохой аргумент против управляемых ракет, скорострельных рельсовых пушек и ручных гауссовок.

Но мало кто задумывается о двух незначительных с виду обстоятельствах. Лишь полтора процента переселенцев служили когда-то в армии или полиции, а значит – имеют боевой опыт. Но даже если бы их и было больше, все равно у колонии не хватит запасов и промышленного потенциала, чтобы вооружить хотя бы десять тысяч.

Одна дивизия против целой планеты…

Земляне, как вы самонадеянны!

АГЕНТЫ

Девушка выставила вперед ногу в изящном башмачке, чуть шевельнулась, так, чтобы пола накидки обнажила загорелое бедро – из-за поворота улицы фланирующей походкой появился очень неплохой клиент. На такого она не смела и надеяться: пышно одетый аристократик, расфуфыренный, как Солнечный жрец на празднике Противостояния Небесного Диска. Грубые черты лица, светлые, выбеленные солнцем волосы, высоченный, словно мачта. Перевязь вышита золотом: паруса, якорь, скрещенные клинки – родовой герб, не иначе. Небось, и кошелек не пустует.

Явно отпрыск одного из старых корсарских родов – косит под капитана, а походка не морская. Ни на кого не смотрит, брезгует. Мол, вы все мне и в подметки не годитесь, да и вообще я просто гуляю. Ясно вам?

Но девушка давно уже приметила опытным взглядом, с каким интересом он посматривал по сторонам. В эту часть города богатые мальчики заходят только с одной целью: снять на ночь умелую подружку. И как бы не осуждали подобные связи в высших кругах, мужчины со своей природой ничего поделать не могут. Пусть даже они десять раз аристократы и кандидаты в мастера Ложи.

Красавчик зевнул, перевел свой скучающий взгляд на девушку. Она высунула язычок, призывно провела по губам. Подмигнула. Глаза аристократика забегали, то и дело возвращаясь к ее соблазнительным округлостям.

«Если он ищет развлечений, то как добрался сюда целым и невредимым? Неужто Сансара его не заметила? Или Килия? Впрочем, денек сегодня выдался удачным – в гавани на рейде теснится целый частокол мачт. А морячки страсть как соскучились по женской ласке».

Девушка усмехнулась. Ну, если эти дуры проморгали такой лакомый кусочек, уж она-то своего не упустит.

– Эй, красавчик, не устал от одиночества?

Напустив на себя скучающий вид, аристократ неспешно подошел к ней. Смерил с головы до ног, раздел взглядом. Похоже, увиденное ему понравилось.

– Как тебя зовут, милашка?

Его глаза показались девушке странными. Вроде бы обычные – серые, мужественные, но какие-то безжизненные. Она еще подумала мельком: «А не успел ли он заглянуть к мамаше Сиро и надышаться черного порошка. Решил, так сказать, удариться во все тяжкие: сначала травка, потом девочки. Ну, с порошка ему в постели удержу не будет. Потом два дня на работу не выйдешь – все болеть будет. Впрочем, если хорошо заплатит, то кто ж против?»

– Илама. Ты ищешь развлечений, красавчик? Разве хорошо быть одному в такой вечер? Я могу помочь. Для тебя – хоть на всю ночь.

– Ила-ма… – он как будто пробовал ее имя на вкус. В речи слышался небольшой акцент, некоторые согласные аристократик выговаривал чуть тверже, чем нужно. Девушка решила, что не ошиблась: выгодный клиент точно из семьи мастера Ложи. Много их осело в бывшей Морской столице – и северян в том числе, что до сих пор, говорят, сохранили в семье родной язык. Отсюда и акцент. На сына он, конечно, не тянет – да и что ему делать, сыну мастера Ложи, в квартале развлечений? А вот на племянника или бастарда какого-нибудь – вполне. Пристроили на мелкую должность, отсыпали денег щедрой рукой. Гуляй, мол, веселись и не мозоль глаза знатному родственнику.

– Скажи, Илама, ведь это, – он брезгливо повел рукой вокруг себя, – и есть Веселая улица?

«Что он тут, в первый раз? – подумала девушка. – А вдруг и правда? И-е-ех! Тогда он цен не знает, бедняжка. Да я с него три шкуры сдеру!»

– Да, это она. А что?

– Я много слышал про это место, – уклончиво сказал он. – А знаешь ли ты постоялый дом толстухи Бреды?

Илама расцвела: «Аристократик хочет снять уютную конуру для любовных утех? Пожалуйста. Глядишь, еще и на этом удастся подзаработать. Просто ходячий клад, а не клиент! А с Бредой всегда можно договорится, своя тетка. Тоже на мостовой начинала, а когда красота и тело вышли в тираж, выкупила целый доходный дом».

2
{"b":"32347","o":1}