ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ли, помнишь, совсем недавно мы спорили, кто из нас более нравственен?

– Да, командир. Я тогда сказал…

– Я помню. И не стал с тобой спорить. Но я сейчас о другом: мы сколько угодно можем сравнивать себя с местными. По любым параметрам. Кроме одного – они такие же, как мы, или только похожи? Потому что тогда мы посчитаем себя выше их и возьмем на себя право решать, кто из них достоин жить, а кто нет. И самым важным вопросом станет предел, через который нельзя перешагнуть. Скажем, сто человек убить можно, а сто одного – уже никак. Впрочем, история учит, что суровая и циничная дама, трусливо прозванная «необходимостью» плюет на любые пределы. Красиво и очень убедительно объясняя потом свои проступки. Знаете, парни, в 1932 году тогдашний аналог ООН – Лига Наций призвала запретить на войне оружие массового поражения, направленное против мирных жителей, а не солдат. Но не прошло и полутора десятков лет, как авиация государств, активнее всего ратовавших за тот запрет, превратила в руины десятки городов, завершив карусель уничтожения атомными ударами. И конечно весь этот ужас имел вполне разумное обоснование: подрыв экономической мощи врага и огромное моральное влияние, что, якобы, и привело к капитуляции, сохранив жизнь миллионам солдат с обеих сторон. Пилот одного из атомных бомбардировщиков через несколько лет покончил с собой. Не смог жить с тремя сотнями тысяч трупов на своей совести. А это двадцатый век, другое мировоззрение, другие нравы – того летчика считали героем, а сейчас бы назвали кровавым убийцей. Как и нас, впрочем, если мы переступим границы разумного.

– А если на нас нападут? Для чего тогда ты приводил расчеты производства зарядов для рельсовой пушки, – тихо сказал Ли.

– Это другое. Мы будем в своем праве: защищайся, иначе погибнешь. В начале века, когда с политкорректностью дело обстояло в полном порядке, общество вполне адекватно воспринимало отстрел террористов. Зуб за зуб – старую добрую месть, равно как и не менее старую самозащиту никто еще не отменял. Но чем такая война закончится, я вам уже объяснил.

Они надолго замолчали. Из открытого иллюминатора доносился тихий шелест волн и негромкий стук газотурбинной установки. Корвет держался в заданном квадрате, подрабатывая машиной на малых оборотах, чтобы не сносило течением. Через три часа должна была подойти группа Дюваля, опекавшая беглого географа.

Наконец Игорь заговорил:

– Вот так, Свен. Более простые решения есть, но они… слишком радикальные. Вроде того же политического террора, а то и биологической войны. Никто на это не пойдет, да и вы все, я думаю, не хотите обзавестись клеймом людей, развязавших геноцид. Так что давайте работать, как умеем, без истерики и рефлексий. Потребуется подставлять – подставим! Сделать из хорошего человека предателя? Пожалуйста! Подкупить? Не вопрос! Потому что иначе у нас всех остается единственный шанс: автоматический разведчик «Гефест». Через восемь лет сигнал с него дойдет до Земли. А еще через четыре года мы узнаем, есть ли у Эпсилон Эридана подходящая планета.

Архивные справки

Из агитационного послания движения “За НАШУ Надежду!”.

…конечно, колонисты следят за положением дел на Восточном материке. В первые годы становления колонии руки до этого не доходили – выжить бы, – но постепенно руководство переселенцев задумалось о соседях. Фотографии и видеосъемка со спутников мало что могут рассказать о повседневной жизни Восточных империй, об их планах, политике, экономике и ресурсах.

Тайная Служба поначалу создавалась на Надежде с ведома и при прямой поддержке ООН для проведения грядущих спецопераций – кое-кто в Совбезе весьма опасался разногласий с китайцами. Однако постепенно в функции ТС вошла еще и «инопланетная» разведка – оперативная работа на территории Восточного материка, благо внешне земляне практически не отличаются от жителей Надежды.

После нескольких лет сбора информации стало ясно, что в ближайшие одно-два десятилетия аборигены дорастут до межконтинентальных морских экспедиций и в конце концов обнаружат присутствие чужаков на родной планете. Дальнейшее развитие ситуации прогнозировать трудно. Межцивилизационный конфликт не просто вероятен – он наиболее естественен в данной ситуации, тем более что господствующий на Восточном материке Солнечный культ отличается изрядной ксенофобией. Несмотря на значительное превосходство в вооружении, земляне вряд ли смогут долго продержаться без постоянных подкреплений и подвоза вооружений из Метрополии. Триста тысяч человек, пусть даже и миллион – ничто против целой планеты. Да и что это будет за война с пополнением армии раз в пять лет! За это время может произойти многое, и не исключен вариант, когда следующий корабль с новой партией переселенцев застанет на месте процветающей колонии заросшие джунглями развалины или – что еще хуже, – орды аборигенов, завладевших смертоносными земными игрушками.

Конечно, на крайний случай есть ядерное и прочее столь же «окончательное» оружие, но… колонисты-соплеменники, а, возможно, когда-нибудь и ваши потомки, хотят жить на Надежде, а не устраивать на планете геноцид.

Любой разумный человек согласится с тем, что лучшая защита – это нападение. Нашим собратьям на Надежде нет смысла ждать, пока прибрежные воды не потемнеют от военных кораблей недружественных аборигенов. Пока империи на востоке не начали объединяться против общего врага, мы должны помочь…

Из предвыборной речи председателя Всепланетного союза гуманистов.

…О положении дел узнали на Земле. И уже который год не стихают бесконечные дебаты в ООН, демонстрации, публичные самосожжения и прочие выступления оголтелых терра-патриотов из движения «За НАШУ Надежду!»

Как вы знаете, граждане Земли разделились на два равных если не по силе, то по влиянию лагеря. Мы, сторонники воссоединения с братьями по разуму хотим подарить народам Надежды блага цивилизации и ассимилировать, влить, так сказать, в жилы земного человечества новую кровь, чтобы вместе идти к процветанию и счастью. Наши противники же, эти ксенофобы из «ЗНН» и других похожих организаций выступают за поголовный геноцид «низшей» расы, чтобы очистить новые территории для переселенцев.

Когда-то, в эпоху колониальной экспансии на нашей планете конкистадоры-головорезы уничтожили уникальную ацтекскую культуру, потомки голландских переселенцев – буры – едва не извели под корень два африканских народа, английские колонизаторы вырезали коренное население острова Тасмания. Все эти зверства объяснялись высшими соображениями: экспортом достижений европейской цивилизации, выводом аборигенов из тьмы варварства, борьба с голодом и эпидемиями, насаждением «истинных» культурных ценностей. Апофеозом колонизаторской политики стало пресловутое «бремя» белого человека, вошедшее в лексикон с легкой руки старого расиста Киплинга. История развивается по спирали, но кто мог предположить, что нечто похожее возродится 170 лет спустя? Кто мог подумать, что после всех достижений расовой терпимости и политкорректности, много раз осмеянная и осужденная идеология «бремени» снова вылезет на свет божий, только теперь уже не белого человека, а землян в целом…

ЗАГОНЩИКИ

– Привет, Жан-Поль! Как служба?

– Скучища. Сидим в кабаке, контрабандистов изображаем старательно. Судя по всему, нам верят. Делают вид, что боятся, хотя, по-моему, им просто очень нравится, как мы платим. В этой глуши вообще платить не принято. У них и денег-то нет, натурпродукты на выпивку выменивают, бартером. Командир! Долго нам тут еще сидеть? Скоро паутиной зарастем! Свен с Мирославом гильдейцев гоняют, Ли и Ю Фат в Чжандоу воду мутят, а мы тут без дела прохлаждаемся.

Да уж, что есть, то есть – капать на мозги Дюваль умеет. На Земле, после пяти лет службы в Иностранном легионе, он пытался стать страховым адвокатом. Наверное, тогда его и научили нудить клиенту в ухо, пока тот не откажется от претензий. Но попытка успехом не увенчалась, потому Жан-Поль и записался в колонисты. Наверное, он, в конце концов, осел бы в Администрации, но, прослышав про ТС, сам пришел наниматься в Службу. Опыт легионера стал бесценной находкой, а с некоторыми побочными эффектами приходилось мириться. Не бывает людей без недостатков. Главное, чтобы они достоинства не перевешивали.

39
{"b":"32347","o":1}