ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
#подчинюсь
Невероятная случайность бытия. Эволюция и рождение человека
Тихий уголок
Два в одном. Оплошности судьбы
Небесный капитан
Интуитивное питание. Как перестать беспокоиться о еде и похудеть
Письма на чердак
Девушки сирени
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Шатун. Книга 2

– Вот все, что удалось раздобыть, благородный кин. По-моему, это должно вас заинтересовать.

Аристократ склонился над бумагами, торопливо просмотрел их. Первые две отбросил в сторону:

– Мусор!

Следующую прочитал внимательно, хмыкнул:

– Вот это уже лучше!

Выполняя просьбу Саргамо, Илама буравила кожевенника взглядом исподлобья. Даже подталкивала его мысленно: «Прочь, уходи! Забирай свои свитки и проваливай!»

Он что-то вполголоса разъяснял, спокойно и уверенно водя руками по документу, но внутри чувствовал себя неуютно. Присутствие девушки тяготило его, Рибаун до сих пор никогда не вел дела при посторонних. Да, с ним приходили люди, вроде того же копировщика Изнавара, но это были его люди, проверенные или купленные за хорошую цену.

Рибаун неодобрительно прищурился. Она, конечно, слишком глупа, как и все портовые девки, чтобы понять хоть малую крупицу из разговоров мужчин, но дознаватели Ложи, доведись ей попасть к ним в руки, заставят вспомнить все до последнего слова. У них и немые рассказывают, а безголосые поют как птицы.

– Откуда вот это?

– Ко мне в мастерскую поступил заказ якобы от торгового курьера в Чжандоу – срочно обшить кожей несколько свитков. Непромокаемой, так, чтобы выдержали дорогу морем. Сами документы мне не показывали – сказали: государственный секрет. Тогда я послал подмастерье обмерить свитки. Считается, что он неграмотен, – кожевенник усмехнулся. – Читать он действительно не умеет, зато обладает уникальной памятью: вернувшись в мастерскую, он не только доложил размеры, но и нарисовал точную копию свитков.

– Неплохо. Имя курьера ты не запомнил?

– Лиантар.

– Как он выглядел? Описать сможешь?

«Солмаон… Чжандоу… – Илама едва заметно поморщилась. – Ох, уж эти мужчины со своими хитроумными планами! Да любая задумка молодой разносчицы на торгу на животрепещущую тему: „как бы окрутить богатого купца“ куда как сложнее их заумных комбинаций!»

Она снова презрительно смерила Рибауна взглядом. Кожевенник дернулся, как от удара, покосился на нее уже с явным подозрением.

«Вот дубина! Неужели он никак не поймет, что видела я в погребальной яме всю их политику!»

На самом деле Иламе вдруг стало очень грустно оттого, что Рибаун отнимает у нее Саргамо. Конечно, скоро они закончат обсуждать свои дела, кислый кожевенник уйдет, но северянин уже не будет таким, как раньше. Он снова станет задумчивым, как будто он не здесь, не рядом с ней, а где-то далеко. Он будет все время думать о делах и больше не скажет ей: «Я тебя спасу!»

До следующего раза.

Фитили масляных светильников догорали, огоньки подрагивали, то опадая, то снова вздымаясь вверх – по комнате заплясали причудливые тени. Илама смотрела в потолок, разглядывая их бесконечную игру, и не замечала пристального взгляда Рибауна.

Саргамо передал кожевеннику кошель, тот принял его с поклоном.

– Неплохой улов. Но не более того. Надеюсь, в следующий раз ты порадуешь меня чем-нибудь повесомей.

– Непременно, благородный кин.

– Ладно, ступай. Если что, ты знаешь, как связаться.

Илама торжествующе посмотрела на Рибауна: получил, мол? Меня за три монеты купить хотел, а самого на моих глазах выпроваживают. С подачкой на бедность.

Кожевенник понял ее по-своему, насупился, поклонился Саргамо и вышел, преисполненный самых черных подозрений. Руки его привычно дрожали.

Расставание с Иламой черным пятном легло на сердце. Конечно, девушка с жаром отозвалась на поцелуй, кивнула в ответ на «обязательно вернусь» и даже пообещала ждать. Но все равно Свену казалось, что он незаслуженно оскорбил ее, походя, не заметив, да так и оставил в опустевшей комнате доходного дома толстой Бреды.

«Ладно, недолго тебе осталось, девочка. Скоро я тебя увезу. Чего бы мне это ни стоило!»

Хеглунд в несколько прыжков пересек Веселую улицу, привычно скрылся в тени глухой стены, проверился, нет ли слежки. Вывернул наизнанку плащ, снял и сунул за перевязь дорогие побрякушки.

Быстро пробежал полкилометра по дну старой сливной протоки, зажав нос, чтобы не оставить на камнях содержимое желудка. Остановился у чахлого кустика огневца, пошарил рукой в корнях. Нащупал неприметную нишу и достал из нее тугой сверток, внешне похожий на ком грязного тряпья: самый последний нищий – и тот не позарится.

Свен выудил из свертка трансивер, пощелкал клавишами. Следящая система сообщала – рядом никого, можно переодеваться спокойно.

Под тряпками прятался бронежилет, весьма искусно сработанный под нательную рубаху. Хеглунд приладил его под плащ, затянул липучки и подмышечные ремни. Постучал себя по груди. Моноткань отозвалась глухим «ду-ду-ду».

«Вот и хорошо. Из гауссовки в упор не сразу пробьешь, а уж из самострела – тем паче. Даже синяков не насажает».

Оставалось еще одно дельце. Кружным путем Хеглунд побежал обратно в Мусорный квартал.

«А вот, похоже, и то самое место…»

– Стойте! – Свен услышал отчетливый скрип взводимой тетивы и про себя поблагодарил командира за то, что заставил вскрыть схрон и надеть бронежилет. Солмаонский агент, мол, вряд ли лучится дружелюбием.

Если у невидимого собеседника дрогнет рука или не выдержат нервы…

Хеглунд замер, чуть расслабил руки, медленно повернул их ладонями вперед, показывая, что безоружен. И подумал, что Квашнин поручил эту миссию именно ему в том числе и в воспитательных целях. Командир долго не мог простить Свену тот самострельный болт, что едва не пробил бронежилет во время похищения Иррабана. Так и сказал: «Слишком лезешь на рожон». И теперь вот Хеглунду, потерявшему чувство реальности, невредно будет столкнуться с опасностью лицом к лицу. Главное, чтоб броню не забыл.

– Вы всегда так приветливы?

– Тихо! Вы один? – спросили из темноты.

– Как видите.

– Предупреждаю: как только увижу кого-нибудь еще, стреляем сразу. Мои люди держат под прицелом всю площадь.

Свен, которому три минуты назад следящая сбросила несколько фотографий прилегающий территории, чуть усмехнулся. Недоверчивый стрелок пришел на встречу один. ТС знала о нем почти все: Крастал верой и правдой служил в Морском арсенале гильдии. В привычных землянам терминах его можно было назвать глубоко законспирированным агентом. Откуда бы у него взялись «свои» люди здесь, в самом центре гильдейской столицы?

– Хорошо, – он пожал плечами. – Стреляйте, если найдете в кого. А пока, может, перейдем к делу?

– Сначала, давайте выясним одну вещь. Кто вы такой?

– Мое имя вам ничего не скажет.

– Пусть так, но должен же я как-то вас называть.

– Кин Саргамо.

Собеседник фыркнул.

– Что-то я не видел такой фамилии в родовых книгах Ложи.

– Это важно?

– Нет, но я предпочел бы разговаривать с человеком, а не с призраком.

– Вы меня видите, я вас – нет. Кто же из нас призрак?

– Но в отличие от меня, вы знаете гораздо больше. Я же – ничего, кроме выдуманного имени.

– Слушайте, Крастал! Вы то слишком беспечны, то чересчур подозрительны. Если видите во всем ловушку, зачем согласились встретиться?

– Вы воспользовались способом связи, который знал только я и еще один человек. Сегодня утром я проверил: он жив, хорошо себя чувствует и абсолютно уверен в отсутствии слежки. Вряд ли он согласился работать на вас, чтобы вывести на меня. Но даже если и так – все равно гвардейцам подобное поведение не свойственно. Значит, вы преследуете собственные интересы. Потому я и спросил, кто вы такой.

– Кто я такой – не важно, Крастал. Важно, кого я представляю. Мой господин – один из мастеров Ложи.

– Да? И кто же?

– Вы думаете, я назову вам имя? Ошибаетесь. Скажу только, что он хочет сотрудничать с вами в виду общих интересов. Вы работаете против Соцветия…

Человек в тени шевельнулся.

– Осторожнее с самострелом. Так вот, он тоже не слишком любит желтых. Его симпатии на вашей стороне, потому что его капиталы пострадают, если в Ложе победят сторонники торгового союза с Чжаньдоу. Мастер Партэно, которого пророчат в кандидаты на Высшее посвящение – противник моего господина. Если совместными усилиями нам удастся доказать его связь с Соцветием, польза будет обоюдной: вы получите массу полезной информации, а мой господин – прекрасную возможность свалить Партэно. Как видите, я откровенен с вами.

45
{"b":"32347","o":1}