ЛитМир - Электронная Библиотека

Кузнец кивнул: литейщики бомбард кроме всего прочего еще и отменные артиллеристы – только глупец пренебрег бы их умением. Но пушек в кузнях почти нет, пол-оборота назад как раз вывезли последнюю партию для приграничных крепостей. Вряд ли успели отлить больше двух-трех штук. Да и те – еще не испытаны, а значит ненадежны. И зарядов нет, все в арсенале оружейного двора.

Как оказалось, об этом подумал не только он. С орудийного двора прибежал мастер Орнавами – мастер-оружейник и отличный канонир.

– Что случилось, вечнобдительный Веко?

Ну да, конечно! «Вечнобдительный». Косталан давно отвык от подобных обращений, он уже и забыл, как можно до полусмерти бояться слуг Всевидящего Ока. Младших он просто презирал, а Креганона – еще и ненавидел, как ни старался убедить себя в обратном.

– Война, мастер, – ответил кузнец за Лебанури. – К городу приближается солмаонская эскадра.

Лицо Орнавами побелело, но сам пушкарь, надо отдать ему должное, охать и ахать не стал – сориентировался почти мгновенно:

– У нас, на орудийном дворе, есть три готовые бомбарды.

– И вы сможете стрелять? – с надеждой спросил Веко.

– Нет. Зарядов не осталось. Но, насколько я знаю, других орудий в городе нет… – он замялся, не решаясь советовать самому офицеру Всевидящего Ока.

Косталан ухватился за его мысль практически сразу же.

– Лебанури, пошлите гонца на оружейный двор. Пусть пришлют заряды.

Веко растерянно посмотрел на кузнеца:

– Нужно распоряжение Зрачка Креганона…

– Нет времени! Пока вы свяжетесь с ним, да будете ждать ответа – Солмаон возьмет город! Не медлите! Шлите гонца! Уверен, Зрачок потом одобрит ваше поведение и даже, возможно, представит к награде. Мастер Орнавами! – слова Косталана заставили пушкаря встрепенуться. – Сколько вам нужно?

– Полсотни ядер и три дюжины зажигалок.

Слуга Ока поколебался еще несколько мгновений, но все-таки подозвал к себе легионера – хитроватого прощелыгу со смышленым лицом, явно бывшего шулера или мошенника. Отдал короткий приказ.

– Куда доставить заряды, мастер?

Артиллерист задумчиво осмотрелся.

– К площади перед входом. Там удобная позиция, к тому же расстояние и угол наводки по многу раз выверены во время испытаний. Мы сможем стрелять очень точно.

– А огненная смесь? – спросил Косталан.

– Не надо, наших запасов хватит.

– Все понял? – спросил Веко, снял витой шнур, знак своего чина и передал легионеру. – Это отдашь распорядителю оружейного двора. Нет времени готовить письменный приказ.

Гонец кивнул и умчался. Лебанури достал из-за пазухи богато вышитый, но несколько грязноватый платок и вытер испарину на лбу. Несмотря на кусачий зимний холод, ему было жарко.

Орнвами не уходил. Стоял, переминаясь с ноги на ногу, проклинал собственную нерешительность. «Это же слуга Ока! Подлый, жестокий и беспринципный. Сейчас он похож на ч ловека, обстоятельства вышибли его из привычной колеи. А вот отобьем бледнозадых, небось, разом припомнит смелые речи и непочтительное поведение!»

Лебанури все понял, ободряюще кивнул и спросил:

– Что-то еще, мастер?

– Да, вечнобдительный Веко. Еще нужны люди, чтобы оттащить орудия. Обычно их перевозят на специальных подводах, но сейчас придется волочь на руках.

– Хорошо, я прикажу Ресницам пригнать подданных вам в помощь.

– Пусть возьмет наших, – сказал Косталан, – все равно без дела маемся.

– Нельзя! У меня личный приказ Зрачка – не выпускать за ворота никого из ваших людей, Косталан-са. Они могут попасть в руки врага и выдать тайну пародела.

– Но одними только регалиями и распоряжениями уважаемого Креганона, – кузнец подбавил в голос весь яд, на какой только был способен, – защитить город невозможно. А люди давно уже все попрятались. Пока ваши легионеры найдут хотя бы десяток, будет поздно. Или вы хотите дать в помощь мастеру Орнавами своих Ресничек?!

– Легионеры охраняют кузни!

Удивленный пушкарь с раскрытым ртом переводил взгляд с одного на другого. Слова Косталана казались ему неслыханной дерзостью, за которую, по его мнению, должна была последовать кара – неминуемая и страшная. Как можно разговаривать таким тоном со слугой самого Всевидящего Ока! На миг мастер Орнавами даже забыл о приближающемся вражеском флоте.

Однако Веко Лебанури почему-то не стращал смельчака страшными карами, а даже… оправдывался!

«Неслыханно! Выходит, не зря говорят, что молодой мастер Косталан забрал себе невиданную власть и даже легионеры Ока ему подчиняются? Ну и ну!»

Кузнец стукнул кулаком по ладони:

– Плевать на приказ! Солмаон скоро начнет нас с вами в дерьмо растирать, а мы все будем о приказах спорить!

– Плевать на приказ Зрачка Креганона?! – в ужасе переспросил Лебанури. – Нет-нет, я не могу…

– Ну, хорошо, – сказал Косталан, поняв, что спорить с ним бесполезно. Скользкий уперся в границы своих полномочий и ничего сверх делать не будет. – Пусть возьмет подмастерьев. Они ничего не знают, а значит – не выдадут.

– Но…

– Берите, мастер. Видите, вечнобдительный Веко согласен.

И повернулся к своим – литейщики собрались в кучу и возбужденно переговаривались. Новость дошла и до них. Кузнец крикнул:

– Подмастерья на оружейный двор! Делайте все, что прикажет мастер Орнавами.

И в этот момент с моря донесся дробный перестук – гребцы разом втолкнули весла в бортовые уключины. Над бухтой повис слитный многоголосый вопль, боевой клич Сол­маона: «Ай-йияяя-я!!»

– Они уже здесь, – просто сказал Лебанури.

Косталан бросился на лесенку пожарной башни, с которой раньше следили за всей огромной территорией кузней – нет ли где огня?

Верхние ступени отчетливо заскрипели, площадка качнулась – в последнее время башней пользовались редко. Кузнец с трудом удержал равновесие, махнул сверху мастеру Орнавами: начинайте, мол, и посмотрел на море. Через пару мгновений к нему присоединился и Веко Лебанури, протянул зрительную трубку:

– Так лучше видно, Косталан-са…

Солмаонская эскадра в залив входить не стала. Мастер Хинновари как-то рассказывал Косталану, что в бухте много рифов, а в самом безопасном месте лет десять назад от души навалили камней: три ночи возили. Да еще затопили сожженный во время последней войны канонир. Корабль сгорел до остова – о ремонте нечего было и думать, так что его просто нагрузили балластом по самые борта. Зато теперь с наскоку в бухту не ворвешься – Солмаон, оседлав быстроходные и маневренные гильдейские галеры, пробовал дважды. Обе попытки провалились, севшие на мель корабли методично, как на учениях, расстреляли из катапульт и бомбард. Тогда имперцы решили выведать тайну фарватера, наводнили город шпионами, но отыскать его так и не смогли. Оно и понятно – стоянка купеческих галер располагалась на внешнем рейде, а тайну секретного прохода в доки для военных кораблей в Соцветии хранили пуще глаза.

Еще бы! Здесь базировалась Эскадра Черноклювого Ястреба, оседлав самую узкую часть залива и преграждая доступ в устье полноводной Арчинзеи. Здесь – единственное удобное место для порта на всем Нарсетском побережье.

К сожалению, после подписания очередного мирного договора с Солмаоном, Черноклювые корабли ушли в Мецу, на зимнюю стоянку. Никто не ждал нападения, и порт остался практически беззащитным.

В третий раз солманонцы решили сработать по-друго­му – что-что, а учиться на своих ошибках они умели. Флот подошел к пляжам восточного мыса. Течение намыло здесь огромную песчаную косу, полого уходящую под воду. Идеальное место для высадки. Идеальное… если бы не предусмотрительно насыпанный по кромке обрыва земляной вал с бойницами и приветливо торчащие навстречу незваным гостям заостренные зубья частокола.

Сверху, с пожарной башенки, Косталану и Лебанури было хорошо видно, как спешно занимали оборону стрелки Соцветия. Как будто кто-то открыл затворки плавильной печи, и на чистый белый снег хлынул переливающийся поток расплавленного металла. Зимнее солнце, отражаясь от бронзовых пластин панцирей, блестело по-праздничному ярко, слепило глаза.

52
{"b":"32347","o":1}