ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я его убил.

На мгновения рука офицера остановилась, нож завис в воздухе.

– Вы?!

Косталан посмотрел в небо, вдохнул полную грудь воздуха – и чуть не закашлялся, потому что в нем оказалось полно гари и едкого дыма – и прикрыл рукой глаза Юнари.

– Не смотри. Скоро все закончится.

– Для вас – да, – цинично обронил Креганон, – но почему вы решили, что я убью девушку? Она мне пригодится. Наверное, вы многому ее научили, а Косталан-са?

– Подонок!

– И не волнуйтесь, она не будет по вам скучать. Она вас просто не помнит. К сожалению. Так уж вышло, что мы вынуждены были поить Юнари сонником – отваром из черного порошка. Иначе бы она убежала разыскивать вас. А у него есть один очень неприятный побочный эффект – через один-два оборота постоянного приема человек полностью утрачивает память. Поэтому не волнуйтесь…

Креганон вдруг захрипел и вскинул руки вверх. В горле Зрачка торчал самострельный болт. Офицер Ока зашатался, выронил нож и медленно повалился на колени.

Юнари вскрикнула.

Зрачок пытался что-то сказать, но изо рта у него шла лишь кровавая пена.

Еще через мгновение он умер.

– Вот он! – громко сказал мальчишеский голос. – Это он! Он!

Косталан резко обернулся.

В проеме въездных ворот стояли три солмаонских морских пехотинца и маленький подавальщик Онгаст. Один из десантников перезаряжал самострел. Двое других держали Косталана под прицелом.

– Стоять! Не двигаться! – сказал один из них на ломанном чжаньском.

Паренек указывал пальцем на молодого мастера и продолжал радостно выкрикивать:

– Вот он!

– Что здесь? – спросил невидимый командир.

– Похоже, мы нашли его, безлучевой Рокагон!

Косталан немного знал солмаонский – первый его наставник, мастер Саригано считал, что любое знание лишним не будет, вот и обучил юного подмастерье северному языку.

Сейчас он с трудом, но все-таки понимал переговоры десантников.

Во двор шагнул командир – высоченный, как башня, в исцарапанном панцире. Тяжелый аборадажный палаш небрежно подрагивал в руке.

Подошел к молодому мастеру, осмотрел его с головы до ног. Кузнец следил за ним краешком глаза и не упускал из вида самострельщиков. Если бы они отвлеклись хотя бы на мгновение…

– Надо же… – сказал командир на чжаньском. – Ты заработал мне земельный надел, мальчик. Так ты и есть Косталан?

– Я! – с вызовом сказал мастер по-солмаонски.

– О! Ты знаешь наш язык? Мне не придется коверкать рот вашей тарабарщиной!

– А вы, значит, те самые кровавые убийцы, что готовы вырезать полгорода ради встречи со мной?!

Рокагон ткнул Косталана палашом в живот.

– Не умничай, мальчик. И не бери на себя слишком много. Ты сам не так важен, как твоя поделка. Веди себя как подобает. А не то…

– «Не то» – что? Вы меня убьете? Ха!

– Зачем? – притворно удивился взводный. – За тебя мертвого мне не достанется ничего, кроме десятка плетей. Я доставлю тебя живым. И руки твои тоже пригодятся. Но никто не говорил, что ноги должны быть в целости…

Косталан пожал плечами. Рокагон выглядел законченным садистом, мог и выполнить свою угрозу.

– Впрочем, вполне возможно, что такие меры нам не понадобятся. У нас тут еще вот эта милашка…

Юнари задрожала под взглядом солмаонца и крепче прижалась к Косталану. Несмотря на всю тяжесть ситуации, в глубине души он возликовал: «Совсем, как раньше! Может, врал Креганон, и память пропала не навсегда? И есть еще шанс, что все восстановится?»

– Как вы думаете, ребята, наш добрый Косталан будет хорошо себя вести, если мы пообещаем не убивать девчонку прямо здесь?

Он взял Юнари за плечо и резко дернул к себе. Она охнула и попыталась оттолкнуть командира. Рокагон ухмыльнулся и, резким движением развернув ее, ухватил сзади и зажал рот ладонью. Но девушка в долгу не осталась. Еще совсем недавно сонная и апатичная, она словно опять стала прежней. Юнари дернулась и со всей силы вцепилась зубами в руку командира.

– Ах ты, тварь! – выругался он и ударил ее в висок рукоятью палаша.

Девушка упала без звука, сломалась, как кукла уличного театральщика, лишенная веревочек. Из рассеченной кожи на лице текла кровь, заливая щеку.

Косталан бросился на командира и вцепился ему в горло.

– Взять его! – скомандовал Рокагон, отбиваясь.

Кузнец уже дотянулся цепкими пальцами до кадыка, больше всего на свете опасаясь не успеть. На голову опустилось что-то тяжелое, в глазах запрыгали искры. Косталан не отпускал. Сзади ударили еще. И еще. Мир померк и провалился в никуда.

– Все! – сказал командир, потирая горло. – Вяжите его и девку! И уходим!

– А с этим что делать? – спросил солдат, указывая на Онгаста. – Отпустить?

Рокагон пожал плечами:

– Ты что, забыл девиз имперского десанта?

Морские пехотинцы ухмыльнулись. Тот, что стоял ближе всех к юному подавальщику, с шелестом вынул из ножен палаш.

Паренек, в отличие от солмаонцев девиза не знал, как не знал и языка, но все прекрасно понял.

– Отпустите меня! Вы обещали! – закричал подмастерье.

Выдав Косталана, он утратил свою полезность. Командир десанта махнул рукой, убрать, мол. Короткий удар – и бедняга Онгаст, хрипя, осел на плиты двора. Дрожащие руки безуспешно пытались зажать рану на груди. Кровь выплескивалась толчками, расцветив красным грязно-серый ковер лежалого снега.

Свен ворвался в кабинет Игоря без стука, включил панель интервизора, ткнул пальцем:

– Что это?!

На экране со значком Хоуп-ИТВ в ближнем правом углу разворачивалась панорама горящего города. С моря по нему били корабли, с каждым залпом поджигая все новые и новые дома. По задымленным улицам суетливо метались человечки-муравьи. Суровый голос Микки за кадром вещал что-то пафосное.

Квашнин вздохнул.

– Талвела с нашего разрешения транслирует запись «двойки». Солмаон так испугался мощи недостроенной паровой машины, что решил выкрасть ее вместе с изобретателем.

– Я знаю! Миро мне только что объяснил! Я хочу знать другое! Ты с самого начала ИМЕЛ! В ВИДУ! ВОТ ЭТО!! – с каждым новым словом голос Хеглунда гремел все громче, а для наглядности он еще тыкал в плазменную панель, оставляя на интервизоре тающие радужные разводы.

– Сядь! – Игорь хлопнул ладонью по столу. – Прекрати истерику!

– Это не истерика, – чуть тише сказал Свен. – Я просто хочу знать.

Командир потер пальцами виски, устало посмотрел на него:

– Если тебе это так важно – нет, не имел. Аналитики просчитывали вероятность силового исхода где-то на уровне тридцати – тридцати двух процентов. Солмаон уже потерял Иррабана и решил таким макаром исправить положение. Что нам на руку, конечно.

– ТАМ РЕЗНЯ!! – снова выкрикнул Хеглунд. – Людей убивают. Мирных, ни в чем не виноватых. И ты говоришь, что это нам на руку?!

– Тише! Убиваем не мы, прошу заметить. Они сами прекрасно справляются. Вряд ли мы смогли бы так быстро и надежно поссорить их друг с другом, если бы они сами того не хотели. А на руку нам то, что теперь Солмаон и Чжанжоу находятся в состоянии войны. Понял? Если все правильно разыграть и не дать им помириться…

Свен вдруг спрятал лицо в ладонях и затрясся всем телом.

– Боже мой! И я помогал совершить все это! И еще хотел вытащить Иламу сюда, к нам! Думал, дурак, что наш мир лучше!

Игорь подтянул ногой стул, присел рядом со Свеном.

– Спокойно, парень. Наш мир действительно лучше, хотя бы потому, что мы не уничтожаем целый город ради одного человека.

– Но это спровоцировали мы! Три месяца мы пичкали солмаонцев ложной информацией о паровой машине. И вот что вышло! Неужели ты не чувствуешь себя подлецом! Сколько народу там погибло? Сто? Двести?! Тысяча?! – Хеглунд иссяк внезапно, словно перегорел. Голос его стих, глаза потухли. Закончил он почти шепотом: – И каждый из них на моей совести… и на твоей, командир…

– Не вали на себя чужую вину, Свен. Для похищения одного Косталана достаточно было трех-четырех, максимум десятка шпионов, как это было с Иррабаном. Ну, может двух десятков, учитывая, что кузнеца хорошо охраняли. Солмаон послал целую эскадру, и морские пехотинцы вырезали половину города. Это знак, Свен. Император Гравандер хотел показать всему миру, кто хозяин на Восточном материке. Отомстил за географа и заодно предупредил Чжандоу. Чтоб в дальнейшем неповадно было красть его людей. На чувствительный, но по большому счету не слишком болезненный щелчок он ответил сокрушительным ударом.

58
{"b":"32347","o":1}