ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что, так плохо? – лениво спросил Свен, больше для поддержания разговора, а не из реального интереса. Адреналин первой в его жизни настоящей тайной операции ушел, больше всего на свете ему хотелось вернуться домой, принять контрастный душ и… завалиться спать. В глубокую, черную пустоту без сновидений. Чтобы ни о чем не думать и не вспоминать пылкую любовь Иламы.

– Когда двадцать человек занимаются мозговым штурмом без конкретной цели, да еще не слишком веря в собственную полезность, результаты получаются удивительные. Кто уверен в своих силах и таланте – начинает изгаляться: ах, мол, мои способности не востребованы? Я гениальный аналитик, а вы, значит, меня не цените? А вот вам проект! Да такой, чтоб волосы на голове зашевелились. Другие, те, что пожиже интеллектом, больше опасаются за свое место. Тайная Служба – одна из структур колониальной администрации. Апартаменты в Столице, снабжение по первому уровню, премия… Красота! Кому ж охота потерять вкусную кормушку? Ну и стараются, работают как заведенные, демонстрируют свою незаменимость. Проект за проектом, рекомендация за рекомендацией. Штампуют словно из-под пресса – один другого круче. Все равно их никто читать не будет. Не поверишь, один умник всерьез предложил, если начнется массированная подготовка к экспедиции, торпедировать любое крупное суда имперцев прямо в портах. А то и на верфи!

– Чем – он не объяснил?

– Это как раз не проблема. Мини-подлодки на два-три человека с суточной автономией… Носитель – баржа с низкой посадкой, что вполне может прятаться за линией горизонта. У гения нашего все было подробно расписано. Да в принципе можно и батискафы исследовательские переоборудовать. Были бы средства. Проект, если это можно назвать проектом, конечно, отвергли по другой причине. Во-первых, при нашей технологической базе каждая торпеда влетит в копеечку: сборочный конвейер мы сейчас не потянем, а значит – придется собирать вручную. Не говоря уж о том, что подготовка боевых пловцов намного сложнее, чем у обычных водолазов.

– А что «во-вторых»?

– Во-вторых тоже лежит на поверхности. Скажи, вас учили, что является самым важным в любой нашей операции?

– Скрытность. Успех любой миссии вторичен. Прежде всего, агент должен обеспечить нулевую вероятность провала, а также случайного или намеренного попадания в руки аборигенов любых продуктов или материалов земной цивилизации, если только они намеренно не замаскирован под изделие местного производства.

– Молодец, шпаришь, как по учебнику. Всю ночь зубрил? Ладно-ладно, шучу… Понимаешь теперь?

– Кажется, да. Ты хочешь сказать, что как только корабли начнут взрываться на рейде, в Солмаоне и Чжандоу тут же все поймут? Наше присутствие перестанет быть тайной.

– Конечно. Сначала они подумают друг на друга, возможно, даже начнется небольшая эскалация грозных нот и приграничных стычек. Однако, мы, аналитический отдел, уверены, что все быстро встанет на свои места. Шпионы есть везде, гибель нескольких крупных кораблей прямо на рейде, на глазах у всех скрыть невозможно. Один-два могли взорваться от искры в пороховом погребе, парочку недостроенных макетов могли уничтожить для отвода глаз… Да-да, что ты смотришь, была такая версия. Мол, Чжандоу славится хитростью, император Солмаона может и на них все свалить. Но долго такая ситуация не продлится. Начнут строить новые корабли, обеспечат охраной по высшему разряду, а мы их снова – бац! Причем из-под воды. Думаешь, они там тупицы все? Лучше уж тогда сразу намалевать на побережье огромную стрелочку с востока на запад и приписать снизу: «Мы там. Ждем в гости».

– Ну, и много они построят для первого раза? Пару каравелл, как у Колумба. Да мы их утопим еще на старте!

Игорь покачал головой.

– Не быть тебе, Свен, в администрации, пока считать не научишься. У нас один умник тоже все кричал, что аборигены нам не опасны, что мы их одной левой, мол. Типа, были бы у инков и ацтеков несколько станций слежения с парой-тройкой батарей крылатых ракет – не то, что Кортес и Пасарро, – весь испанский флот и на тысячу миль не смог бы к берегу подойти. Чтобы разметать армию Чингисхана, хватило бы одного штурмовика, армаду завоевателей – ракетного катера. Умник, правда, не подумал, откуда у инков возьмется техническая база для конвейерного строительства крылатых ракет – тут нужно не только ракетостроение, химия взрывчатых веществ и твердого топлива, а еще технологический пул и готовая база, выстроенная и отлаженная. Да и не хватит двух-трех батарей, особенно во время массированного вторжения. О спутниках я вообще молчу. Даже наша колония пока смогла построить их всего шесть, в дополнение к той пятерке, что остались от «Надежды». Через год администрации собирается запустить седьмой. Для патрулирования побережья и одновременно для контроля за действиями аборигенов этого удручающе мало. А для того, чтобы постоянно держать под контролем прибрежные воды катерами и гидросамолетами, как написал умник в своем проекте, у нас банально не хватит горючего. И в ближайшие лет десять – тоже не хватит. – Квашнин развел руками: – Колония растет быстро, но нас все равно очень мало. Триста сорок тысяч человек: по земным меркам – небольшой город, что-то вроде райцентра. Не знаю, как в Швеции, Свен, но в России и сейчас города не могут себе позволить иметь собственные спутники и батареи крылатых ракет. Технологии есть, материалы в принципе можно наскрести, но кроме этого нужны спецы, проектные мощности и индустриальная база. Все это нужно кормить и обеспечивать за счет городского бюджета. Многомиллионное государство может себе такое позволить, город – нет. Это только в виртуальной стрелялке супербоец с гауссовкой в одиночку косит местных тысячами. В реальности у него бы через пять минут боя кончились заряды, а через шесть – его изрубили бы в клочки.

Пискнул пеленгатор.

Игорь повозился с настройками, повеселел:

– Пока мы тут с тобой болтали, Ли прибыл. Пошли встречать.

На берегу уже возился низкорослый Чжао Ли, выпускник пекинского гуманитарного университета, социолог и – по совместительству – специальный агент земной Тайной Службы в Чжандоу.

Услышав шорох, он встрепенулся, поднял голову. Алыми точками блеснули зрачки ноктовизора – китаец вглядывался в заросли.

– Свои, Ли. Принимай гостей.

Игорь выбрался из кустов, подошел ближе. Он никак не мог разглядеть Чжао Ли, одни только зубы белели в темноте. Наконец, тот откинул капюшон.

Квашнин хотел сказать нечто приветственное, но осекся – на щеке Ли красовалась длинная, уже начавшая заживать, царапина.

– Что случилось?

Ли спокойно выдержал взгляд Игоря, сказал:

– Нашего человека взяли, командир. Мы уже почти заканчивали, как у ворот дома появились Легионеры Всевидящего Ока. Через минуту они ворвались в дом. Я едва успел вывалиться в окно и уйти через задний ход.

– А это откуда? – Игорь указал на щеку.

– Ерунда. Стекло в раме крепкое попалось.

Квашнин облегченно вздохнул, улыбнулся:

– А ты его, что – головой выдавливал? Супермен. Уверен, что тебя не вычислили?

– Уверен. Наш человек много кому продаться успел. Где-то прокололся. А обо мне знает только то, что я работаю на гильдию Трех Лиан. Он даже в лицо меня не знает. Будет Всевидящему Оку работенка.

– Что у него?

– Увели под конвоем. Думаю, мы его больше не увидим.

Командир мотнул головой.

– Я не об этом. Что он успел тебе передать?

– А, – Ли оживился. – Это самое интересное. В кузнечную мастерскую его двоюродного дяди поступил заказ на железный котел в три человеческих роста. Обещал снять копию чертежей. Вряд ли он теперь сможет…

– В итоге мы имеем два вполне созревших кризиса. Сол­маон и Чжандоу задумываются об экспедиции к западным землям. И уже зондируют почву. В ближайшее время следует ожидать повышенный интерес к гильдейским архивам, попытку перекупить у Трех Лиан лучших географов и штурманов, возможно – прямых переговоров с Ложей. Самые мощные верфи – в Морской столице, первые океанские корабли совершенно точно будут закладывать там. Вполне вероятно, что на имперские деньги и при участии имперских инженеров. Свен, с переписчиком придется встречаться два-три раза в месяц. Пусть копирует любую документацию, какую сможет. Но поаккуратней. Чересчур зарываться не стоит. И деньгами направо-налево не швыряется. Иначе в один прекрасный день его посетят совсем другие люди. Тоже любопытные, но очень нетерпеливые. Склонные к поискам правды весьма болезненными методами. Так и объяснишь парню. Понятно?

9
{"b":"32347","o":1}