ЛитМир - Электронная Библиотека

– Боже мой! – «железная леди» переменилась в лице и оказалась отнюдь не бессердечной гадюкой, которую ей, вероятно, нравилось изображать, а просто испуганной немолодой женщиной. – Так что же вы стоите?! Действуйте!!! Защитите нашу девочку!

«Господи, дай мне терпения!»

– Я именно за этим и пришел, – напомнил Арсений. – Если вы дадите мне ее координаты, я немедленно займусь обеспечением ее безопасности.

– Так! Всем – за дверь! – скомандовала замректора потенциальным жертвам. – Перерыв на полчаса.

Когда кабинет более-менее очистился, она пригласила следователя сесть:

– Прошу вас. А теперь скажите, кого нужно искать? Как ее фамилия?

– Вот как раз фамилию я и не знаю. Только имя – Ксения. Еще про нее известно, что в промежутке между 17 и 25 июня она сдавала экзамен. Внешние приметы…

– Это не нужно! – отрезала Эльвира Мартовна. – В лицо я их всех не помню. Но ничего страшного – думаю, мы справимся и так. Ксения не самое распространенное имя. Вика, распечатайте мне, пожалуйста, списки всех допущенных к экзаменам за указанный период. Вы слышали – с 17 по 25 июня.

– Все курсы?

– Пока кроме первого, – тут же сказал Арсений, вспомнив, что Клим Таласин много раз встречал Ксению у дома Круковского, даже зимой. – Скорее всего, второй-третий.

Принтер зашумел, разогреваясь, и через минуту начал выплевывать первые листы.

Эльвира Мартовна брала их с лотка еще теплыми и быстро просматривала.

– На втором курсе нет, – объявила она. – Вика, давайте следующий.

Какое-то время она молчала, потом неожиданно воскликнула:

– Вот! Третий курс, факультет современной фармакологии, Ксения Малик. Господи, Ксюша!

– Вы ее знаете?

– Да, конечно. Очень прилежная и ответственная девочка. Таких немного. Неужели это она?

Арсений внимательно посмотрел на Эльвиру Мартовну, четко и раздельно спросил:

– Как вы сказали? Добрая и ответственная?

– Ну да! В нашем институте про нее никто и слова плохого не скажет. Помнится, преподаватель по физиологии человека рассказывала, что она – единственная из всего курса на экзамене не пользовалась шпаргалками.

Следователь с жадностью вслушивался в каждое слово.

«Все-таки она!»

Эльвира Мартовна просмотрела до конца третий курс, четвертый, взялась за пятый.

– А! Еще одна нашлась! Пятый курс, органическая химия, Ксения Рубович.

– Что вы можете про нее сказать? – спросил Арсений.

«Железная леди» поморщилась.

– Ничего хорошего. Капризная и взбалмошная девица, дочь… – она замялась, – ну, одного спонсора. Учится плохо, ведет себя – и вовсе из рук вон, но, как вы понимаете, выгнать мы ее не можем…

«Нет, эта не подходит. Впрочем, проверим на всякий случай».

– Дайте мне координаты обеих, – попросил следователь.

– Вика, будьте добры, – скомандовала Эльвира Мартовна.

Ксения Малик приехала в Североморье из Империи и снимала квартиру на окраине столицы.

Арсений достал трубку, набрал номер.

Телефон выдал длинную серию гудков. Никто не подошел.

«Черт! Неужели я не успел!»

Обе женщины внимательно наблюдали за ним.

– Никого, – констатировал Арсений. – Надеюсь, она не уехала из города.

– Это исключено, – безапелляционно заявила Эльвира Мартовна. – Через неделю у третьего курса начинается практика. Ксения исполнительная девочка, она не могла уехать без уважительных причин.

«Знала бы ты… – неприязненно подумал следователь. – Несчастный случай – это тоже уважительная причина».

– Тогда она в городе. И если сдала экзамены, вполне может гостить у друзей, знакомых…

«У своего парня, например. Надеюсь, он есть и сможет ее защитить, если вдруг что-то случится».

– …может поехать отдыхать на природу. Мне нужны телефоны всех ее одногруппников – вдруг кто-то что-то знает или слышал.

Вика распечатала нужные данные, не дожидаясь приказа. Эльвира Мартовна кивнула: правильно, мол, одобряю.

Арсений взял протянутые листы, кивнул:

– Большое спасибо. Возможно, мы с вами сегодня спасем человеческую жизнь. Не могу больше отнимать ваше драгоценное время. Да и студенты ждут…

– А-а… да, конечно, – разочарованно сказала «железная леди». – Если вам понадобится что-то еще, мы всегда вам поможем.

– Да я пока не ухожу. Посижу там, в приемной. Если что – обязательно обращусь к вам. Буду держать в курсе.

Вика промолчала, но на ее симпатичном личике отразилось такое жгучее любопытство, что Арсений понял: он все сделал абсолютно правильно. Если бы он остался обзванивать всех одногруппников Ксении в учебной части, каждое сказанное слово ловили бы две пары ушей. И уже завтра все подробности ее личной жизни гуляли бы по институту, благодаря Вике и милейшей Эльвире Мартовне.

– До свидания. Еще раз спасибо за помощь.

Подождав, пока поджидающие снаружи жертвы распределения снова забьются в кабинет, он пристроился в угловом кресле, за раскидистой пальмой.

В списке оказалось двадцать шесть фамилий. Арсений вздохнул и взялся за телефон.

Поехали.

– Здравствуйте, могу я поговорить с Кириллом Рагарой? Нет? А когда может быть? Спасибо.

– Здравствуйте, могу я поговорить с Марьяной Ионесян? Добрый день, Марьяна, скажите, пожалуйста…

– …не знаете? Что ж, спасибо. Нет-нет, ничего не случилось. Это из учебной части звонят. Спасибо и до свидания.

«И даже врать не пришлось, – подумал Арсений. – Я ведь и в самом деле звоню из учебной части».

– Здравствуйте, могу я поговорить со Львом Кротовицем? Добрый день. Скажите, Лев…

– Здравствуйте, могу я поговорить с Савелием Радеком? Добрый день, Савелий…

– …все, все нормально с ней! Это из учебной части. Да, все хорошо. До свидания.

– Здравствуйте, могу я поговорить с Кристиной Гронхольм? Добрый день, Кристина…

Каждый звонок он отмечал галочкой, ставил минус, если никто не подходил или приходилось выслушивать механическое шипение автоотвечика. Но таких было немного, в основном все сидели дома, готовились к пересдаче.

Он все больше убеждался, что попал в яблочко. Ксению любили, за нее волновались. Практически каждый, с кем Арсению довелось пообщаться, чрезвычайно бурно реагировал на вопрос: «Вы не знаете, где сейчас может быть Ксения?» Одногруппники тут же пытались выяснить, что случилось, а двое наименее подозрительных (ими были, естественно, девушки – Кристина и Марьяна) настолько переполошились, что тут же сообщили ее сотовый телефон.

К сожалению, он оказался недоступен, механический голос уведомлял: «Абонент находится вне зоны действия сети». Арсений представил, сколько народу сейчас звонят Ксении на мобильный, чтобы выяснить, все ли с ней в порядке, и почувствовал, как на душе потеплело.

Как был бы счастлив он сам, если бы за него беспокоились разом столько людей.

Наконец – это был тринадцатый звонок – ему повезло.

– Здравствуйте, могу я поговорить с Инной Эйгорн?

К телефону подошла она сама, Арсений привычно спросил, не знает ли она, где может находиться Ксения, и вдруг натолкнулся на такую мощную волну ярости, что от неожиданности чуть не выронил трубку.

– Что вы все от нее хотите?!! А?! Кто вы такой!!? Что вам нужно от моей подруги?!

«Ксения у нее! Отлично! Молодец, поняла, что дома ей находиться опасно!»

– Так она у вас! – убежденно сказал он. Ему не ответили, но это было уже неважно. – Никуда ее не выпускайте, от этого зависит ее жизнь. И сами не выходите! Слышите? Никуда!!!

Арсений закрыл трубку, выскочил из приемной и побежал вниз по лестнице, перескакивая через ступеньку. Молодые парни и девчонки взирали на него с неподдельным изумлением. Слава богу, дорогу он не забыл, пролетев за пару минут все многочисленные переходы и коридоры. Давешний охранник на входе ничего не успел сказать, только растерянно посмотрел вслед.

Следователь поймал машину, назвал адрес Инны Эйгорн.

– Как можно быстрее, шеф!

– Быстрее оплачивается отдельно, – меланхолично сказал таксист.

68
{"b":"32348","o":1}