ЛитМир - Электронная Библиотека

– Слушай, человек в опасности, а ты деньги считаешь! Двойной счетчик!

– Вот это другой разговор, – повеселел водитель и взял с места так резво, что даже покрышки завизжали.

Через полторы минуты они выехали на Янтарный бульвар, еще через две – на Таллерскую. Инна жила почти в самом центре, на узких кривых улочках старого города особенно не разгонишься. Но таксист попался классный – настоящий ас! Он выписывал такие фигуры, без страха нырял в подворотни проходных дворов и небольших улочек, считающихся пешеходными.

На месте они были через восемь минут.

– Приехали, – гордо сказал водитель. – Одиннадцать тридцать. Давай двадцатку для ровного счета.

– Держи, – Арсений отчитал деньги, кивнул уважительно. – Заслужил!

Кодовый замок в подъезде не работал. Вообще, следователю везло: лифт стоял на первом этаже, и ехать не на самый верх – а только на пятый…

На площадке он тут же разглядел нужную квартиру – единственную с солидной медной табличкой, а не с нарисованным мелом номером. В соседних явно шел ремонт.

Арсений позвонил. Никто не ответил. Тогда он позвонил снова, одновременно нажимая на кнопки сотового телефона.

Дверь не открыли, зато Инна сняла трубку телефона.

– Алло, – произнесла она дрожащим голосом.

– Инна, я сейчас стою на вашей лестничной площадке и только что звонил вам в дверь. Меня зовут Арсений Догай, я следователь Центральной прокуратуры. Пожалуйста, откройте. Мне нужно поговорить с Ксенией. Ей угрожает серьезная опасность. – Вспомнив недавний разговор с недоверчивой Селеной Аркадьевной, он принялся увещевать дальше: – Подойдите, пожалуйста, к двери, посмотрите в глазок, я покажу вам свои документы. Могу дать телефон прокуратуры или вы, если хотите, позвоните в справочную, узнайте его сами. Там подтвердят мое имя, должность и номер удостоверения. Подумайте о своей подруге! Ей нужна помощь!

Внезапно трубку повесили. Арсений ясно представил себе, как Инна набирает номер полиции, подумал, что это, наверное, неплохой вариант, только, к сожалению, долгий. А если в квартире случится пожар? Утечка газа?

Он снова вызвал номер Инны, но в этот момент за дверью послышался шум, потом кто-то сказал сдавленным голосом:

– Показывайте ваше удостоверение. Но если вы собираетесь стрелять в глазок, знайте, что Ксюха сейчас звонит в полицию. И даже если вы меня убьете, дверь сломать не успеете все равно.

– Вы смелая девушка, – честно сказал Арсений и достал документы. – Вот смотрите. Видно?

Какое-то время царила тишина, потом загремели замки.

«Фу-ух, – с облегчением подумал следователь. – Кажется, поверила».

Дверь открылась. На пороге стояла девушка в домашних брюках и футболке, весьма миловидная, но очень испуганная. Глаза у нее были размером с пятицентовую монету.

– В-вы… правда следователь? – спросила она.

– Как видите, Инна, я стою спокойно и не пытаюсь ворваться в квартиру. Вам это не кажется самым лучшим доказательством?

– Ну, наверное…

– Тогда пригласите меня войти. Мне очень нужно поговорить с Ксенией.

Девушка смутилась:

– Ксюхи нет, я вам наврала, что она в полицию звонит. Я думала вас испугать.

– А где она? – быстро спросил он.

– Как услышала про вас, перепугалась до смерти и убежала. Буквально десять минут назад, а меня заставила никому не открывать и, если что – звонить в полицию… Жаль, что вы сразу все не объяснили, по телефону. У нее в последнее время какие-то странные вещи в жизни происходят, вот она и шарахается от всего. А сегодня весь день ее кроме вас еще какие-то странные люди искали.

Арсений быстро проговорил:

– Инна, нельзя терять ни минуты! Или дайте мне ее фотографию, или пойдемте со мной. Нам обязательно надо ее перехватить. Иначе может быть поздно.

Девушка вздрогнула и сказала:

– Да, конечно. «Сейчас будет полчаса рыться по фотоальбомам. И мы все упустим. Вот ведь бабы! Что в сорок лет, что в восемнадцать!»

Но она появилась спустя полминуты. В руках у нее был красивый, явно постановочный снимок в изящной рамочке – две девушки на фоне старинных корпусов высшего медицинского института.

– Вот!

– Инна, ждите здесь, никуда не уходите, телефон не выключайте. Если что – сразу же вызывайте полицию.

Последние слова он выкрикивал на бегу, с нижнего этажа.

Когда он приехал, лифт стоял внизу – вполне возможно он привез Ксению. Значит, у нее было минут пять-семь, не больше. Что она могла сделать? Поймать такси? Вряд ли. Если она так напугана, как рассказывает Инна, то должна шарахаться от машин, как от чумы. Мало ли куда привезут. Значит, остается только автобус.

«Вроде бы остановка недалеко, за углом, мы ее проезжали. Точнее – пролетали».

Он выскочил на улицу, свернул за угол и…

С визгом тормозов из бокового проулка выскочил темно-красный джип «субурбан». Его повело в сторону, водитель отчаянно выкручивал руль. Тяжелая машина задела колесами бордюрный камень, пошла юзом, подпрыгивая на брусчатке мостовой. Через секунду потерявший управление джип выскочил на тротуар и прямо на глазах у Арсения протаранил остановку, где испуганно сжалась стройная девичья фигурка.

«Субурбан» проскрежетал бампером по переднему столбу, тот прогнулся, и вся остановка сложилась, как карточный домик.

Арсений едва не закричал от отчаяния и безысходности.

Он подлетел к месту катастрофы, рывком вытащил из кармана телефон, набрал номер «скорой».

– Неотложная помощь слушает.

– Наезд на человека. Тополиная улица, в районе остановки автобуса, – следователь мельком взглянул на валяющуюся под ногами табличку с расписанием, – номер сорок один. Срочно!

– Машина сейчас будет. У пострадавшего есть видимые травмы?

От такого вопроса разум Арсения едва не помутился.

– Я не знаю, какие травмы! Девушку остановкой завалило!

Он яростно схлопнул телефон, кинул его куда-то в сторону и бросился разбирать завал. Из подворотни выбежали на помощь еще несколько человек – видимо, жители соседнего дома.

Сзади хлопнула дверь джипа, грузно пыхтя, подошел водитель:

– Во ‹…›! Тормоза отказали и ‹…›! Теперь проблем с копами не оберешься.

Арсений не обращал на него внимания, вместе с помощниками они откинули в сторону ажурную крышу и освободили Ксюху.

«Слава богу, она жива!!»

Девушка быстро-быстро дышала, как выброшенная на берег рыбка, и слабо шевелилась. Все лицо у нее было в крови, плечо неестественно вывернуто, но никаких других повреждений Арсений не заметил.

И даже в таком виде она была очень красива. Не вылизанной красотой подиумов, а какой-то уютной, домашней… Следователь опустился рядом с ней на колено.

– Ксения, как ты? Руки чувствуешь?

Она слабо кивнула, поморщилась от боли.

– Ты не кивай – у тебя, наверное, сотрясение мозга. Просто моргай. Кроме головы еще что-нибудь болит?

– Да… плечо… и нога…

– Ну, это не страшно. Вылечат. Господи, неужели, обошлось?

– От…куда вы знаете… как меня зовут?

– Я тебя весь день ищу. Знаю, что за тобой охотятся, хотел предупредить, но не успел. Теперь никакая сволочь тебя не тронет – обещаю.

– А вы… не из тех?

– Нет, что ты! Я следователь.

Ксюха попыталась улыбнуться, но голову снова сдавил раскаленный обруч, да так, что у нее на глазах выступили слезы.

Арсений достал платок, аккуратно стер с ее лица кровь, ободряюще подмигнул:

– Эх, где мои семнадцать лет! Был бы я лет на десять помоложе, обязательно бы за тобой приударил!

– На… верное я сейчас… ужасно выгляжу…

– Нет, – честно сказал он. – Ты просто красавица.

– Они… хотели меня… сбить еще раньше… вчера…

Арсений покачал головой:

– Хватит, не говори больше ничего. Главное я уже знаю, остальное потом расскажешь… Сейчас не напрягайся. «Скорая» уже в пути.

Водитель джипа все еще топтался за спиной, что-то бормотал, по-прежнему жаловался на тормоза и на то, что «вот, права теперь отнимут».

– Э-э, нет, – сказал Арсений, встал и ухватил его за отворот пиджака. – Правами ты не отделаешься. Под уголовное дело пойдешь, это я тебе обещаю. А если она… не дай Бог, она умрет, – считай срок тебе обеспечен. Три-пять лет, может, оказаться. Так что, считай последние дни на свободе. Если с ней все будет в порядке – получишь условно. Тоже не сахар: раз в месяц ходить отмечаться в ОВД, и не лезть ни в какие драки и сомнительные дела. Тяжело тебе будет, браток!

69
{"b":"32348","o":1}