ЛитМир - Электронная Библиотека

Движение здесь было не слишком сильное – две-три машины в минуту, поэтому перед Арсением долго никто не останавливался.

Метрах в двадцати, у дверей окрашенного в веселый розовый цвет роддома, тормознул зализанный «Юнкер-525». Двери открылись, из салона вылез ухоженный и явно небедный господин, помог выбраться привлекательной женщине лет тридцати с бледным лицом. Ее огромный живот заметил бы и слепой.

Господин аккуратно подхватил ее под локоть и осторожно повел вперед, что-то приговаривая и размахивая свободной рукой. Наверное, убеждал, что все будет хорошо. Судя по всему, она не слишком хорошо себя чувствовала, но пыталась крепиться и даже иногда улыбалась.

Пара скрылась за дверью, но пять минут спустя мужчина появился вновь. Он очень спешил, подбежал к машине, открыл заднюю дверь и некоторое время возился в салоне. В раздражении хлопнул дверью, обошел свой «юнкер» и открыл багажник. Вытащил объемистую сумку и быстро пошел обратно в роддом.

И только когда приехавший вошел внутрь, Арсений обратил внимания, что в замке багажника торчат ключи. Солидная такая связка с эксклюзивным брелоком в виде «юнкеровской» эмблемы.

У обочины остановилась старенькая «волна», опустилось боковое стекло, и разбитной водитель весело спросил:

– Эй, друг, тебе куда?

– Извини, – сказал Арсений, – пока никуда. Забыл одну вещь.

Шофер пожал плечами:

– Хозяин – барин.

«Волна» умчалась. Следователь сделал несколько шагов вперед, подошел к багажнику «юнкера». Ключи все также покачивались в замке и не собирались растворяться в воздухе.

– Что смотришь? – спросили за спиной. – Садись быстрее, поехали. Потом договоримся.

Арсений обернулся. Рядом стоял мрачный паренек лет восемнадцати и жадными глазами пожирал сверкающую иномарку.

– Ну! Давай, рвем когти. У меня ребятки есть знакомые, они за эту тачку тонн десять отвалят, не меньше!

Он протянул руку к ключам. Арсений резким движением ударил его по ладони.

– Стоп! Слушай и смотри очень внимательно, – он привычным уже за последнее время движением достал удостоверение, развернул его. – Центральная прокуратура, сечешь? Ты сейчас разворачиваешься на сто восемьдесят градусов и быстро идешь, куда шел, ясно? И никогда больше не вспоминаешь ни о каких «юнкерах» или ключах.

Парень матюгнулся, зло посмотрел на следователя.

– Иди-иди, пока мне не захотелось расспросить тебя поподробнее о таинственных «ребятках», которые очень любят скупать краденые тачки.

Тот отбежал на несколько шагов, выкрикнул бессвязное ругательство и демонстративно медленно пошел вниз по улице. На углу остановился и стал следить, что сделает следователь. Уходить он явно не собирался.

Арсений вздохнул, запер багажник «юнкера», вытащил ключи, нажав на кнопку брелка, поставил машину на сигнализацию и направился в роддом.

Владелец иномарки как раз стоял у регистратуры и ругался с седовласой нянечкой:

– А я все равно настаиваю. Моя жена должна иметь все самое лучшее. Я готов за это платить. Что здесь странного?

– Но у нас нет этого лекарства, доктор же сказал вам. Сейчас принесут рецепт, если вы сможете его купить сами – будет просто отлично.

– Извините, – Арсений коснулся рукава мужчины. – Вы забыли ключи.

Господин повернулся, в глазах его мелькнула озабоченное выражение:

– Какие ключи?

– От машины. Вот эти, – следователь протянул ему связку.

Мужчина переполошился, стал хлопать себя по карманам.

– Действительно… Как же это получилось?

– С кем не бывает.

– Да-да, конечно. Спасибо… э-э… как вас зовут?

– Арсений.

– Спасибо, Арсений, вы меня очень выручили. Я даже не знаю, как вас благодарить…

– Нет проблем. Просто не теряйте их больше, – он улыбнулся.

Из боковой двери выглянул усталый доктор, махнул забывчивому господину каким-то листком.

– Вот ваш рецепт, держите.

– А, да-да, сейчас. Подождите, Арсений, не уходите. Я видел – вы ловили машину, так что, если хотите, я вас подвезу. Совершенно бесплатно, должен я хоть что-то для вас сделать.

Когда они уже садились в «юнкер», водитель хлопнул себя по лбу:

– Да что сегодня со мной! Забыл представиться. Рудольф, для знакомых – Руди, – он протянул Арсению руку. – Будем знакомы. Вы меня простите, пожалуйста, просто жену сегодня взяли на сохранение и… – Он обезоруживающе улыбнулся: – …ну, в общем, у меня это в первый раз. Я очень волнуюсь.

– Я все понимаю, – сказал Арсений. – Бывает. Вы не переживайте – все будет хорошо.

– Да? – обрадовался Руди. – Я то же самое говорил Мике, а она не верит. Говорит, очень боится рожать. Ну, ладно, садитесь, поехали. Доставлю в любую точку мира!

– Так уж и мира? – рассмеялся следователь, сел на переднее сиденье и закрыл дверь.

Он не заметил, как к главным воротам реанимационной больницы подкатила темно-синяя «астра».

Утром Арсений проснулся поздно – около десяти. Выспался действительно по полной программе, как и собирался. Только голова была тяжелая, как чугунная чушка. Почему-то всегда так, если спишь больше нормы: и тело ломит, и котелок раскалывается.

«Мораль: соблюдайте режим дня, – подумал Арсений. – И тогда вам обязательно укажут другую причину, по которой дела идут из рук вон».

Он с наслаждением поплескался под душем, побрился и причесался, разглядывая себя в зеркале. Нет, не герой-любовник, конечно, но еще вполне…

– Что, влип? – спросил он у своего отражения, и сам же кивнул: – А то! И сильно этим фактом доволен. Прямо до щенячьего визга.

«Э-э, брат! Да ты влюбился на старости лет!» – «Это плохо?» – «Да тебе уже за тридцатник, о семье пора думать, о детях, а ты за молоденькой девчонкой решил приударить!»

«Так, стоп. Хорошо, конечно, поговорить с умным человеком, но беседы с собой обычно до добра не доводят».

Арсений прошел на кухню, поставил чайник. Заглянул в холодильник и поморщился: не богат выбор. Либо лапша быстрого приготовления, либо пицца. Тоже быстрого приготовления. Лайт-версия – без мяса, колбасы, теста и сыра. Что туда намешано, даже производитель до конца не знает. Чтобы совесть не мучила.

Он вытащил упаковку с лапшой, надорвал вакуумную пленку. Залил сухие белые полоски с разноцветными комочками кипятком, сыпанул в чашку растворимого кофе.

Пусть пока настаивается.

Настенный «роллерс» – родительский подарок ко дню окончания академии – отмерил половину одиннадцатого. Арсений каждый раз с болью смотрел на эти часы: они уносили его в те времена, когда мама с папой были еще живы. Но снять все никак не решался. Ему это казалось кощунством.

«Ладно, хватить бередить раны, лучше в больницу позвонить».

Он набрал номер приемного покоя, нетерпеливо поглядывая на дымящийся завтрак, прослушал первые пять гудков. Наконец, деловитый женский голос сказал:

– Реанимацентр «Гиппократ», слушаю.

– Добрый день, скажите, пожалуйста, вчера вечером, около пяти часов к вам поступила Ксения Малик. Могу я узнать, как ее состояние?

– С чем поступила больная?

– Различные травмы после ДТП.

– Сейчас, минутку. Ждите.

В телефоне заиграла нудная мелодия: «ти-ти-ти-та-та-ти-ти…»

– Алло, вы слушаете?

– Да-да.

– А вы простите – кто?

«Опять двадцать пять! Сейчас начнут выяснять муж ли я, брат, сват».

– Девушка, я вчера ее привез. Следователь Центральной прокуратуры Догай, у вас должно быть записано.

– Арсений Юльевич Догай?

– Да.

Голос телефонной девушки странно изменился.

– Дело в том, что Ксения Малик сегодня ночью скончалась.

Он сначала не поверил.

– Скончалась? Девушка, проверьте, вы, наверное, что-то путаете. Ей вчера сделали все процедуры, она заснула и…

– К сожалению, ночью у нее началась непредвиденная реакция отторжения на введенные медицинские препараты. Такого никто не мог предвидеть. Она умерла за несколько минут, быстрее, чем кто-то что-либо смог предпринять. Простите, мне очень жаль, но…

71
{"b":"32348","o":1}