ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сделай сам. Все виды работ для домашнего мастера
Долбящий клавиши
Пирог из горького миндаля
Колодец пророков
Венец демона
Да, я мать! Секреты активного материнства
Начало жизни. Ваш ребенок от рождения до года
Сад камней
Алхимик
Содержание  
A
A

На всякий случай я запретил Кире включать комп. Пусть пока остается для всех невидимой, хотя бы здесь, у самой границы купола.

К моему удивлению, она подчинилась без разговоров.

Кстати, вполне может быть, что и за Андреналина тоже светит нехилая премия, если наш давешний приятель с девастатором не просто палил вслед, а еще и поглядывал на экран КПК. И я, следуя древней мудрости, что лучше перебдеть, чем недобдеть, уводил Киру на север, в самое сердце пустыни.

Но несмотря ни на какие предосторожности, мы все же не убереглись. Причем – по моей вине. И зачем я только согласился?

В то утро мы встали на дневку в развалинах рейнджерского поста. Солнце уже всходило, а вокруг – сколько хватал глаз и увеличитель – не было другого подходящего места, где мы могли бы укрыться.

Я оставил Киру за гребнем дюны, забрал МП5 и приказал не высовываться, а сам, прячась за барханами и глыбами песчаника, обошел пост с тыла. Минут сорок наблюдал за ним и, не заметив ни движения, ни подозрительных следов, медленно пополз в сторону входа, заваленного ржавыми балками, остатками бетонных плит и прочим мусором.

Бесшумно проскользнул в провал между бойницами, влетел внутрь и сразу же упал на спину, уходя с линии огня. ПМ и «хеклер» на вытянутых руках веером кругового обстрела быстро прощупали опасные углы.

Никого.

– Кира, – шепнул я в рацию. – Все чисто. Иди сюда.

Устроились мы довольно удобно: в дальнем углу под грудами нанесенного ветром песка нашлась какая-то ветошь, я кинул сверху плащ – получилась вполне себе человеческая лежанка.

Первую, утреннюю стражу по устоявшейся традиции я всегда оставлял для себя. Пока жара не взялась за дело по-взрослому, в пустыне можно встретить кого угодно. Дневные, менее опасные часы я отдавал Кире.

Естественно, по той же традиции она не упустила возможность поспорить.

– Может, сегодня я утром подежурю?

– Кира, сколько раз можно повторять одно и то же? Сейчас…

– Да знаю я, знаю! В это время в пустыне еще опасно, кто угодно может ходить и все такое. Но ты же сам сказал, что мы ушли далеко от города. КПК я не включала, как ты приказал, – выследить нас невозможно. И… и я больше не засну, обещаю! Буду смотреть в оба и при первых признаках опасности разбужу тебя.

Она села на плащ совсем рядом и провела рукой по моему лицу.

– У тебя глаза красные и воспаленные – слишком часто смотришь в увеличитель. Один комплект батарей уже сжег, теперь мои взял. Думаешь, я не знаю, что это вредно?!

Спору нет, устал я и вправду смертельно. Даже с ночными переходами и полноценными дневками не отошел еще от дикого бега с Кирой на плече – простреленная нога постоянно дает о себе знать. И глаза действительно болят.

В общем, я дал себя уговорить.

Упал – и заснул без задних ног. Без сновидений, без всего, будто провалился в бездонный кратер.

– Андрей… – шептал кто-то из темноты. – Просыпайся, Андрей.

Я открыл глаза и сразу понял: беда.

Перепуганная Кира с глазами в серебряную монету каждый, не заметив, что я проснулся, продолжала трясти меня за плечо.

– Что случилось? – так же тихо спросил я.

Она прижалась ко мне и еле слышно проговорила прямо в ухо:

– Мне показалось, что я кого-то видела.

Только этого не хватало. Я глянул в КПК и, едва увидев клановые значки, моментально оборвал контакт с Сетью.

Шакалы! Писец, допрыгались.

Я подхватил СВД, проверил затвор и обойму. И пополз к смотровой бойнице у выхода.

Кира, парализованная страхом почище паучьего укуса, испуганно наблюдала за моими движениями.

– Кто там?

– Ты в КПК хоть иногда смотрела?

Невежливо, конечно, отвечать вопросом на вопрос, но сейчас мне было не до сантиментов.

– Н-нет. Он же у тебя на руке. Я боялась тебя разбудить…

– Понятно.

Ругать ее поздно, да и бессмысленно. Не до того сейчас.

Шакалы, как истинно мародерский клан, состоит из сугубых индивидуалистов. Вор на воре сидит и вором погоняет. Не Исла, конечно, но тоже ребята охочие до чужого добра и падкие на легкие деньги. Но прежде чем вырубить комп, я успел насчитать не меньше сорока характерных шакальих значков. И рекрутских, и полноценных боевых.

Куда же может переть клан грабителей-одиночек едва ли не в полном составе? Уж не по наши ли высокооцененные души?

– Кира, – сказал я тихо. – Ложись на пол, укройся чем-нибудь. И что бы ни случилось – не высовывайся. Ясно?

– Да. А кто там?

– Какая разница! Веселая компания, ядрить ее в эпицентр! Прячься!!

В прицел я по одному вылавливал шакалят. Один, второй, третий, пятый, двенадцатый… И много же вас, ребятишки! Какая броня, какие пушки! Точно по старой считалке «выше званье, шире пальцы, толще бронь и круче яйца».

Они шли в полном боевом, почти не скрываясь. Ровно держали строй – любо-дорого посмотреть! – рейдерский полумесяц, когда каждый следующий боец прикрывает левое плечо соседа. То ли не знали, что мы рядом, то ли просто не слишком опасались противодействия.

Я с тоской посмотрел вверх – где сквозь щели в потолке просвечивало безразличное ко всему небо. Прозрачное и пустое.

Сегодня умирать совсем не хотелось.

Снаружи басовито рявкнул корсарский «хищник» – облегченная версия осадных барретов. Исла в свое время завела такую пукалку только для своих, но с тех много песка утекло. Нынче predator gun можно купить в любом оружейном магазине.

Я снова припал к прицелу, краем глаза успел заметить, как сжалась под плащом Кира.

Ничего, повоюем. Двух-трех я с такой позиции положу, а там поглядим, как дорого они готовы платить за добычу. Неизвестный заказчик хочет получить пси-уникума живой и невредимой, а значит, гранату или залпа «шмелей» в амбразуру можно не ждать. Да и под ментальный контроль нас так просто не возьмешь, какой бы силы лидер ни окопался у Шакалов в тылу. Эта гадость работает только на расстоянии прямой видимости, да и то не всегда.

Так что вперед, мальчики. Дерзайте.

В оптику было хорошо видно, как рассыпался строй бойцов, как они прятались за укрытиями, как припадали на колено. Двое оптимистов из передней линии снова открыли огонь – первый из «хищника», второй, судя по всему, из старого доброго баррета M82A1. За их спинами клановые инженеры устанавливали станковый лазер-супрессор.

И лишь когда откуда-то из-за спины разом жахнуло несколько стволов и пули взбили перед Шакалами фонтанчики песка, я понял, что вся эта боевая мощь – не для нас.

Понял – и вздохнул с облегчением.

Совсем не по нашу душу они притопали сюда. А скорее всего, сами угодили в ловушку. Шли небось на какую-либо из шахт Оазиса пощипать мирных копалок-шахтеров, да и вляпались в неприятности. Наверное, по обычному своему глупому бахвальству, за неделю до похода оповестили о нем всю Сеть. Бойтесь, мол, и ждите нас в гости.

Боевые кланы Оазиса, не будь дураками, подготовились и засели ждать.

Интересно, кто? Старый Патруль вроде в упадке, после того как прежнего мэра поймали на каких-то махинациях. Военная полиция? Или кто– либо из молодых, да ранних, которых, как говорил Дигман, много развелось по пригородным шахтам? Впрочем, он отзывался о них не очень уважительно – мол, месяц потрудятся, а потом сразу же начинают требовать вселенского признания.

Война меж тем поднялась нешуточная. С обеих сторон били из тяжелых снайперских пушек, Шакалы резали горизонт супрессором, нападавшие несколько раз саданули из подствольников. Передний край заволокло дымом и пылью.

Хорошо, что пост находился немного в стороне от поля боя, иначе нас бы засыпало осколками. И так уже тяжелые снайперские пули пару раз прожужжали над головой.

Я перекинул СВД в другую амбразуру, подкрутил оптику, надеясь разглядеть, кто же так смело взялся за шакалье племя. Они ведь хорошие бойцы (слабые гибнут первыми), и на испуг их не возьмешь. Друг за друга корсары, конечно, не стоят, и если понесут серьезные потери – выжившие, скорее, свалят по-быстрому, чем будут биться до последнего. Но с экипировкой у них полный порядок.

30
{"b":"32349","o":1}