ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Венец демона
Аргентина. Лонжа
Рестарт: Как прожить много жизней
Гадалка для миллионера
Принца нет, я за него!
Опасные игры
Лик Черной Пальмиры
Рефлекс
Смертный приговор
Содержание  
A
A

Кира поспешила за мной.

– Роботы – это механоиды, да? Мне говорили, что они воюют против заслонов.

– Угу, – мрачно согласился я. – Только солнце напекло им голову, и тебя, например, от стича они не отличат.

– Но я слышала…

– Кира! Сейчас только не спорь! Береги дыхание!

Механоиды догнали нас через час. Сначала из-за цепочки барханов на юге донесся мерный грохочущий лязг. И он приближался.

Кира испуганно глядела на меня. Я прижал палец к губам.

– Тихо!

Присел под гребнем дюны, махнул рукой: сюда, мол. Она упала рядом, прижалась к моему плечу. Я дважды саданул прикладом СВД в нависающий край, обрушив на нас целую кучу нагретого на солнце песка. Пусть теперь соображают своими куцыми мозгами, что там так светится в инфракрасном диапазоне.

Кира чихнула и энергично взялась вытряхивать песчинки из волос. Я едва успел ее остановить:

– Лежи и не шевелись, что бы ни случилось. У этих гадов очень чуткие сенсоры.

Они выползли на всеобщее обозрение минут через десять. Как я и думал – четыре лазерных Р2-Д2 двигались выпуклым полукругом, максимально расширяя сектор обстрела. Следом шлепал широкими гусеницами ракетный М4. Координатор Д104 замыкал ровный и где-то даже красивый строй, поблескивая зеленоватыми пластинами корпуса. У остальных машин краска потускнела и истерлась, на броне змеились наспех заделанные трещины, чернели гаревые кляксы прямых попаданий. Последним ковылял ремонтник Р2-Р3 – именно у него оказались поврежденные траки, отчего машина с трудом удерживала строй. Ну, понятно, сам себя он, бедняга, чинить не может.

Гусеницы подминали песок, лазерные и ракетные турели щупали воздух, словно носы сторожевых крашеров. Механоиды попискивали электронным кодом, обмениваясь данными между собой.

Вдруг Кира больно ткнула меня в бок:

– Ты что? Не смей!!

Ответить я не смог – в голове загудело.

– У тебя прицел, Андрей! Не надо! Пожалуйста!

Увидев перекрестье в зрачках, она все поняла раньше меня, не зря я, видно, столько рассказывал ей про имплантат. Она даже попыталась меня удержать. По-моему, я с силой вывернулся из ее рук и даже оттолкнул. Кира схватила меня за локоть.

– Я прошу тебя!

Тщетно. Роботы зудели электронным кодом, и этот зуд отдавался в мозгу нестерпимым грохотом. Словно у меня под черепом внезапно заработал кузнечный пресс.

Не возьмусь утверждать, что в какой-то момент в башке щелкнуло. Может, и так, но за нарастающим ритмом гулких ударов, я ничего не услышал.

Кто-то просто сказал мне: «Иди!» – и я пошел.

Стряхнул с себя песок, передернул затвор СВД и выскочил из укрытия.

Пустыня в окрестностях кольцевого заслона

Локальные координаты неизвестны

Первый уровень концентрического заслона у начала дороги на Новую Москву

Локальные координаты неизвестны

Механоидов не упрекнешь в нерасторопности – они заметили меня сразу. Ближайший Р2-Д2 сразу же развернул в мою сторону лазерную турель. Тройная точка целеуказателя запрыгала по одежде.

Не знаю, почему они не стреляли. Обычно роботы бьют не раздумывая по всему, что движется. И в то, что уже не движется, иногда тоже. Наверное, непонятная железка в моей голове сбила их с толку. Может, сигналы какие передавала. Не знаю.

Я вообще про нее почти ничего не знаю. Много позже, обдумывая случившееся, я так и не решил, что же меня спасло. И заодно уж – что толкнуло на безумную до идиотизма атаку. В очередной раз имплантат преподнес мне сюрприз.

Клянусь, я отдал бы все, лишь бы кто-нибудь выдрал дерьмовую штуковину у меня из черепа. И стич с ней, с меткостью. Раньше как-то и без чипа в башке неплохо справлялся. Вреда от него не меньше, чем пользы, – на кой тогда он такой сдался?

Но это все было потом. А в тот момент я стоял в двадцати метрах от грозно развернувшихся в мою сторону механоидов и сжимал в руках СВД. Прикладом вверх, как топор, словно я хотел раздолбать металлических уродов в рукопашной.

Внутренний голос кричал: «Стой, дурак! Что ты делаешь!» – но я его почти не слышал. Так, нудело что-то в самом дальнем уголке сознания. Большую же его часть занимала ненависть. Я ненавидел механоидов до судорог, до потемнения в глазах. По– моему, даже рычал на них и выкрикивал бессвязные угрозы. А когда из-за нарастающей активности их переговоров – наверное, обсуждали, не пора ли уже меня наконец пристрелить, – гул в голове усиливался, я, задыхаясь от бешенства, шагал вперед. Раз, другой, пока меня снова не останавливали лазерные точки.

Не знаю, чем бы все закончилось. Для меня – точно плачевно. Но тут, совершенно неожиданно, ожило радио:

– Андрей! Вернись! Пожалуйста, вернись… Я тебя очень прошу.

Кира повторяла одни и те же слова раз за разом. Сквозь слезы, которые душили ее, сквозь рвущиеся наружу рыдания.

– Вернись, Андрей… я не хочу, чтобы ты уходил. Не бросай меня!

Чип в башке толкал меня вперед, а знакомый, но какой-то далекий голос в наушниках тянул назад. Несколько минут я стоял на месте, раскачиваясь, словно выпивоха-старатель на выходе из бара. Ноги почему-то перестали слушаться, подкосились, и я упал на колени.

Наверное, это меня и спасло.

Над головой разом простригли воздух три или четыре лазерных луча.

Радио взорвалось.

– Ан-дре-е-е-е-ей!!!

Я ткнулся головой в песок, стараясь заглушить буйство голосов в мозгу. Тот, непонятный и неслышный, что так убедительно сказал мне «иди», все еще пытался что-то нашептывать, а второй кричал, надрываясь:

– Что случилось?! Ты живой? Андрей, отвечай!! Ответь… пожалуйста… ответь мне!

И вдруг появился третий. Грубый мужской голос, почти без интонаций сказал:

– Отлично, парень. Ты их отвлек. Лежи на месте и не двигайся.

Кира замолчала. Потом, запинаясь и путая слова, спросила:

– Что… Кто здесь? Кто говорит? Андрей, ты слышишь?!

– Тише, девушка. Не отвлекай. И друга своего не дергай – он тебе жизнь спас, дурочка. Дай теперь и ему шанс выжить.

Я отстраненно слушал их диалог – без удивления или облегчения, словно я только того и ждал. В мозгу перегорел блок эмоций. Я не чувствовал совершенно ничего.

Легкий ветерок доносил до меня запахи машинного масла и нагретого солнцем металла. Изредка шелестели гусеницы, когда механоиды меняли позиции.

И они больше не стреляли.

Позже Кира рассказала, что роботы, почуяв новую цель, начали перестраиваться, разворачивая боевой порядок фронтом на восток, боком ко мне. Я ничего не видел.

Но услышал.

Грохот тяжелого баррета не спутаешь ни с чем, даже во сне или в отключке.

Бронебойная пуля ударила в защищенный композитной броней корпус ракетного М4. Кира видела, как он остановился на секунду, будто налетел на каменную стену. Задрал к небу турели, пошевелил ими, как богомол усиками. Замер.

Вторая пуля вдребезги разнесла роботу блок наводки – во все стороны полетели куски металла и пластика. Турели слепо обвисли, но приготовленная к выстрелу ракета успела сойти с направляющих. Взревел ускоритель, и, распустив огненный хвост, она ушла свечой круто вверх и унеслась в пески.

Роботы интенсивно обменивались сигналами – координатор выстраивал подопечных навстречу угрозе. Гул под черепом снова усилился, набатные волны опять накатывались друг на друга. Я выпустил из рук винтовку, обхватил руками голову и перекатился на спину.

– Андрей! Что с тобой?

Я не ответил. Прямо передо мной возвышался один из лазерных Р2-Д2. Механоид проскрежетал траками в считаных сантиметрах от моей ноги. Поднятая роботом пылевая взвесь едва не похоронила меня с головой. Песчинки попали в глаза, и на несколько секунд я ослеп. Лишь слышал, как грохотали рядом гусеницы и тонко подвывали моторчики сервоприводов.

На глаза навернулись слезы. Несколько мгновений – и я снова мог видеть, разве что моргать приходилось чаще.

Механоиды перестроились. Роботы с лазерными турелями прикрыли подбитого ракетчика, ремонтный Р2-Р3, неуверенно цепляя грунт поврежденными гусеницами, поспешил убраться из сектора обстрела. А может, наоборот, торопился к М4, чинить пострадавшего собрата.

39
{"b":"32349","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Исцеление от травмы. Авторская программа, которая вернет здоровье вашему организму
Соблазню тебя нежно
Магия смелых фантазий
За пять минут до
Продавец обуви. История компании Nike, рассказанная ее основателем
Строим доверие по методикам спецслужб
Кодекс Вещих Сестер
Преступное венчание