ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Не забыть бы только разобрать и почистить стволы. Не доверяю незнакомому оружию.

«А кому ты доверяешь?» – обязательно спросила бы Силь.

Я бы ответил: «Тебе». Я не раз ей так отвечал.

Купол Оазис

Локальные координаты 125634

Зря я волновался, что могу сбиться с пути. Перламутровый высверк защитного купола поднялся над барханами задолго до того момента, как я увидел сам город. Утреннее солнце плясало на стенах силового кокона, пуская во все стороны слепящие зайчики.

Сейчас в купола оделись даже некоторые фермерские поселения, а раньше, когда они только появились, защитная полусфера переливалась лишь над крышами крупных городов. Для многих купол стал символом безопасности и выживания. Их начали ставить в первые дни после вскрытия бункеров, когда радиация на поверхности была еще слишком высокой. Потом, в дни пробоя заслонов, и особенно – в первую кампанию Вторжения – поле не раз усиливали, пока защита стала едва ли не абсолютной. Пока есть энергия, кокон легко выдержит пару мегатонн.

Чем ближе я подходил к городу, тем чаще мне попадались колодцы с источниками, небольшие водоемы, идеально круглые озера в сплошной ограде из пальм и карагачей.

И правда – Оазис.

У одного из родников чья-то заботливая рука воткнула небольшой флажок – белая сталкерская звезда на красном фоне. Значит, пару дней назад источник в очередной раз проверили на радиоактивность и вредные примеси. И сочли вполне пригодным для питья.

Вода оказалась не слишком холодной и очень вкусной. Хотя в пустыне она не бывает невкусной. Даже самая затхлая, с гнилостным запахом и привкусом ржавчины после дневного перехода кажется амброзией. Я сделал несколько глотков, наполнил флягу, отломил кусок от трофейного пустынного рациона. И, жуя на ходу, двинулся к куполу.

Здравствуй, город. Надеюсь, ты поможешь мне найти Силь.

Охранник у силового шлюза покосился на меня без одобрения, мрачно хмыкнул на приветствие и впустил внутрь, так и не сказав ни слова. Хасан – я признал его по вышитому арабской вязью плащу. Если б не защитная маска, наверняка и знаменитую татуировку на лбу разглядел бы.

Странно, что он не заговорил со мной. Я слышал, что больше всего на свете он любит поучать новичков, с неизмеримым превосходством растолковывая им азбучные истины. Может, несмотря на все внешние признаки, Хасан догадался, что я отнюдь не вчера с грядки слез?

Я не стал спрашивать его о высокой стройной девушке-снайпере со сталкерскими нашивками. Не стоит: а вдруг Силь попала в черные списки города? Маловероятно, но кто знает… Свою работу мы всегда делали честно, но иногда случалось, что наше «честно» не очень укладывалось в узкие рамки законов.

Лучше купить КПК, а если он ничем не порадует – нетрудно будет найти информатора. В таких городах достаточно людей, зарабатывающих тем, что знают больше других.

Оазис меня не впечатлил. После Новой Москвы он выглядел просто большим поселением, которое по прихоти главы вдруг решили упрятать под купол. Здесь не было «выселок», многокилометровых завалов щебенки и бетонного крошева – попавших под ударную волну кварталов, как в столице; Оазис строился уже после войны. Но и солидных торговых и жилых микрорайонов тоже не было: десяток облезлых домов, пристройки, протянувшаяся вдоль купола ломаная линия самодельных бараков – вот и все богатство. Тут же, на окраине, пыхтел общественный завод, рядом возводили громаду транспортного депо.

Но жизнь кипела и здесь. Перекрестки бурлили, по улицам сновал народ. Посвистывая гидравликой, протопал грузовой робот. От обилия нашивок и клановых знаков рябило в глазах. На меня почти не оглядывались. В Оазисе, похоже, давно привыкли ко всему, и мой вид никому не казался излишне экстравагантным. И не такое, мол, видали.

Стоило мне выйти на главную площадь, как тут же послышалось:

– Есть монетка на лечение?

– Дай пару медяков, а?

У входа в госпиталь попрошайки роились десятками, в глазах рябило от заскорузлых и грязных повязок, запятнанных кровью комбезов и неумело наложенных шин. Несколько смертельно усталых пси-медиумов останавливали страдальцам кровь, заращивали раны. Пациенты, испуганно посматривая на двух здоровенных лбов из больничной охраны, украдкой совали псионикам потертые медяки. Секьюрити все видели, но не вмешивались.

Рядом с больницей красовался развлекательный комплекс, называемый в просторечии Ареной. За ней, возвышаясь над всеми зданиями в городе, светился карминовым приемный разрядник портала. Как обычно – без входной камеры, силовое поле купола препятствует транспортировке из города. Научники всё обещают найти решение, но пока безуспешно.

Следующим я миновал квартал развлечений. Да, это все-таки не Новая Москва, с досугом здесь не густо – казино, бар и несколько неказистых магазинчиков. Кстати, в бар заглянуть не помешает, и не только из-за выпивки. Но это потом, если останутся деньги.

Минут через десять, миновав административную зону, полицейский участок и учебный центр, гордо поименованный университетом, я снова вышел к переливающемуся силовому пузырю.

Оазис кончился.

Пришлось возвращаться. Обогнув главную площадь, я наконец обнаружил то, что искал: магазин электроники.

Внутри было прохладно – под потолком лениво ворочал лопастями вентилятор – и почему-то темно. Видимо, рекламный трюк, потому что подсвеченные россыпью светодиодов витрины привлекали внимание прямо с порога.

А вот хозяина я заметил не сразу. Сделал два шага вперед, покрутил головой и только после того, как глаза привыкли к темноте, заметил сухопарую фигуру у стойки с инфракрасной оптикой.

– Что желает господин сталкер?

В голосе – настороженность. Не очень-то я ему понравился, но виду не показывает: как бы ни выглядел покупатель, деньги у всех одинаковые. Даже если я снял что-нибудь с трупа и принес толкнуть за гроши. Тоже небесполезный посетитель.

– КПК есть? Эн-Джей-семь, самой простой комплектации? Без, – я подчеркнул голосом, – локаторов, биноклей и дорожных карт. Обзор цен тоже не нужен. Самый минимум, можно подержанный.

Он хмыкнул. Кто б сомневался, мол, что «подержанный».

– Найдем. Батареи нужны?

И почему торговцев ругают на чем купол стоит? Всего за каких-то полчаса шума и споров, после того, как я собрался уходить во второй раз, мы сторговались. Горсть любезно предоставленных покойными мародерами монет уполовинилась, зато хозяин неожиданно расчувствовался:

– Господин сталкер прекрасно торгуется. Начинали в нашей среде? Недавно сменили профессию?

Я неопределенно мотнул головой и посмотрел на него в упор. Как обычно, он испуганно вздрогнул, отвел взгляд, поднял перед собой ладони.

– Нет-нет, я ни в коем случае не хочу лезть не в свое дело. Поменяли, и поменяли. Но вы доставили мне истинное удовольствие. Я уже и забыл, как это: молокососы из поселений приходят с полной сумкой родительских денег и платят не раздумывая…

Он распространялся еще минут десять, а под конец буквально сразил меня, подарив кожаный пенальчик с удобными застежками.

– …крепится вот сюда, на руку. И вы почти перестаете ощущать свой КПК. А он меж тем всегда рядом. Корпус и экран – противоударные, так что не бойтесь разбить при падении.

В ответ я пообещал направлять к нему всех своих друзей – темнота не позволила разглядеть гримасу на его лице – и вышел, на ходу затягивая ремешки чехла. Чуть ли не на пороге установил батареи, прилепил датчик на запястье, где уже зудел под кожей личный имплантат. Последние два месяца микрочип оставался не у дел, нечем было данные считывать. Пора просыпаться.

Руки тряслись. С первого раза я даже не смог попасть по кнопке включения.

Наконец КПК пискнул, мигнула подсветка экрана, побежали строчки стартовых тестов.

«Оперативная память – тест пройден».

«Биоконтактор – тест пройден».

«Владелец, имя: Андрей. Ник: Андреналин. Подтвердить?»

4
{"b":"32349","o":1}