ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

К нам подбежал капитан:

– Разведка наткнулась на отступающий отряд диверсантов. Уйти с дороги мы не успеем, особенно с роботом. Придется принять в лоб.

Новость сразила торговца едва не наповал. Он разволновался, приподнялся на цыпочках, чтобы посмотреть вперед – не видно ли страшных диверсантов, быстро заговорил:

– Капитан, вы же уничтожите их, да? Скажите мне? Это ведь входит в наш договор, вы нанимались сопроводить караван до столицы и защищать…

– О цене поговорим потом. Не до того сейчас.

– Но мой товар! Что будет с моим товаром?!

– Ничего с ним не будет. Их не так много, похоже, кто-то уже потрепал отряд. Рейнджеры или штурмовая пехота. Вряд ли они примут бой. Так что укройтесь за броней и ждите. А вы, – он обернулся к нам, – проваливайте отсюда побыстрее. И желательно подальше. Хрен его знает, куда эти ублюдки попрут потом.

Я выбрал из кучи самый крепкий бронежилет, ухватил мягкую, разом вспотевшую от страха руку торговца, пожал ее:

– Беру вот эту. Согласен? По глазам вижу, что согласен. Значит, договорились. Спасибо, было приятно иметь с тобой дело. Кира, уходим.

На ходу заталкивая покупку в мешок, я потащил девушку прочь с шоссе. Барыга издал какой-то неопределенный звук, но я не оглядывался. Поздно уже торговаться, друг мой, вспоминать, что именно этот экземпляр стоит в два раза дороже и ты случайно прихватил его вместе со всеми. И, конечно, совершенно не собирался продавать за столь мизерную цену.

Теперь не до бизнеса, шкуру бы спасти.

Я спешил убраться не только с возможной линии огня. Как бы охране не пришло в голову, что мы специально задержали караван до похода рейдеров. Что бы ни говорили про массовый героизм в дни Вторжения, те времена давно прошли. Враг огреб по самое не балуйся и давным-давно поменял тактику. Рейды и диверсии самих вторженцев – лишь одна сторона медали. А с другой – наше человеческое умение продавать все и вся за подходящую сумму. Кое-кто из беспринципных наемников и бывшей исловской братии работает на этих кровавых мерзавцев. Говорят, некий Мастер Черепов выплачивает неплохие премиальные за головы убитых людей, а командующий карательными силами вовсю вербует наших для своих темных делишек.

Так что в пособники диверсантов могут записать легко и непринужденно, куда сложнее будет оправдаться и снять с себя все обвинения. Да и не стал бы никто разбираться, расстреляли бы в пять минут прямо у грузового робота.

Ровная такыровая пустошь тянулась километров на пять от дороги. Я шел быстрым шагом, подгоняя Киру – отстреляется охрана от диверсантов или нет, неважно, в любом случае нас не увидит только слепой. А у солдат Орднунга со зрением все в порядке, получше любого электронного увеличителя.

Кое-кто считает, что силы Вторжения явились чуть ли не с другой планеты. Или, по крайней мере, с орбиты. На космической станции, мол, Тот День пересидели, теперь обратно спустились. Враки. Слишком похожи на людей. Да, конечно, рожей и кожей не вышли, скелет усилен, мышцы, ускоренная регенерация тканей… Но вон тех же стичей посерьезнее искорежило, даже две руки лишние выросли. Нет, я думаю, диверсанты и в самом деле гости с западного материка, где народ до сих пор безвылазно сидит в бункерах и даже успел отстроить свой пресловутый Орднунг, о котором через слово орут их листовки. А с недавних пор решили распространить порядок на соседей.

Только мы почему-то не соглашаемся.

Пришлось помочь. Только не братским советом и гуманитарной помощью, а карательными отрядами: Орднунг ведь всех, кто на поверхности, считает мутантами с грязной кровью и искалеченными генами. То есть – подлежащими немедленному уничтожению.

Вот и пришли диверсанты, каратели, разрушители. Похоже, там еще до войны много баловались с направленной модификацией тканей. Суперсолдат готовили. И броня, и пушки у диверсантов мощнее наших как раз поэтому – они без проблем поднимают амуницию вдвое тяжелее, чем, например, у меня.

За спиной началось веселье – тишина разом рухнула, разорванная в клочья очередями миниганов, супрессорами, залпом двух или трех РПГ. Я знаком показал Кире пригнуться, опустился на колено сам и глянул, что там творится. Но поднявшаяся пыль от взрывов скрыла караван, в оптику не разглядишь, и я рискнул включить КПК.

Экран радара меня не порадовал – диверсанты Beta-squad, наткнувшись на серьезное сопротивление, повернули на запад, точно нам вслед. Арьергард еще дрался с охраной, прикрывая отход, а передняя группа месила такыр в километре от места боя.

– Бежим! Они идут за нами!

К вечеру мы оторвались от рейдерского отряда, совсем ненамного, правда. Кира устала и запросилась на привал, но я не разрешил. Если цепные псы Орднунга идут по нашим следам, то лучше не останавливаться.

Но такой темп мы долго не выдержим, а значит, надо искать убежище.

Я лихорадочно перебирал варианты. И болтал без умолку, наплевав на сбитое дыхание. И на то, что во рту то и дело пересыхает, приходится доставать флягу и делать пару глотков. Главное – хоть немного отвлечь Киру. Она и так держалась из последних сил.

– …почему, ты думаешь, доспехи этих мальчиков вкупе со штурмовыми гаусс-пушками до сих пор не лежат на прилавках любого магазина? Ведь после каждого рейда ополченцы десятками тащат в лаборатории броню, оружие, а то и вражьи трупы целиком. Да и живьем диверсантов захватывали, было дело.

– Тяжелые слишком?

– Не просто тяжелые. А к тому же еще и рассчитаны на другой скелет и мышечную структуру. Так что нашим умельцам пришлось адаптировать трофеи. Про боевые комплексы «шторм» и «тайфун» слышала? Вот они есть – наследство диверсантов. Чуть похуже защищенность, зато легче и удобнее. Для человека.

– А… диверсанты, – осторожно спросила Кира, – они не люди?

– Почему же? Люди. Только чужие. Но нас они за людей не считают.

Слава куполу, карта подсказала выход. Недалеко, в десятке километров, пряталась среди развалин заброшенной клан-зоны подпольная лаборатория. То есть КПК ее, конечно, не показывал, только руины, но я хорошо помнил, как мы с Силь несколько раз забредали в эти места. Мы тогда так и не выяснили, кто владел лабораторией, да и не важно – какой-то маленький клан-сиюминутка, созданный на скорую руку специально для хитрых и не очень законных дел. За скромные деньги ребята имплантировали перки. И, кстати, неплохого качества, насколько я мог судить. Ничуть не хуже, чем в федеральных центрах за полновесное серебро.

Но сейчас меня мало волновало, чем они там занимались. Да пусть хоть со стичами развлекаются или консервированную тушенку из людей гонят – главное, лаборатория прекрасно защищена, и в ней можно спрятаться от головорезов отряда Бета.

Раньше диверсанты сожгли или взорвали бы любую недвижимость, что попалась им на пути. На то они и диверсанты. Но теперь, когда практически на каждом заводе стоит охранная система, а у крупных кланов подходы к промышленным зонам перекрывают хорошо укрепленные ТПК, тактические пункты контроля или в просторечии – «тапками», силы Вторжения предпочитают не нарываться. Охранную автоматику не напугаешь красивыми стволами, а непрошеных гостей лазерные турели моментально порежут на фарш.

Уже на подходе, когда до лаборатории оставалось не больше полутора километров, Кира вдруг охнула и начала оседать на траву. Пришлось подхватить ее на плечо, да еще чуть ли не волоком тащить за собой оба рюкзака.

Сказать, что было тяжело, значит, не сказать ничего. Каждый шаг давался мне с огромным трудом, ноги слабели и подкашивались. Пот стекал по лицу, струился за шиворот, джинсовая рубаха промокла, словно я полоскал ее в озере. Хорошо, не надел свежекупленный бронежилет – упал бы еще на полпути.

Кира не подавала признаков жизни, но сквозь тонкую ткань футболки я чувствовал, как неровно бьется ее сердце.

Неприступные стены цитадели выросли передо мной в тот момент, когда, казалось, наступил последний предел и я вычерпал резерв сил без остатка.

48
{"b":"32349","o":1}