ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– С крашерами та же история. Можно кормить его собачьими консервами, и он вырастет большой драчливой дворнягой. А можно с младых когтей пичкать зверюгу мясом стича и кожей Одержимых. Тогда через год-другой из него выйдет свирепый, почти неуязвимый бойцовый монстр. Про стичей я вообще молчу. Если природа и радиация сделали их машинами для убийств, неужели в бесконечной войне против всех кто-то будет искать для четырехруких иные задачи?

Вот так и поговорили.

После той беседы Кира молчала почти весь день. Сначала я не слишком переживал – проклятый чип занимал все мои мысли. Но потом я стал замечать, что скучаю без ее голоса, постоянных споров и забавных до десяти раз на дню перепадов настроения.

Впрочем, ближе к вечеру мы подошли к границе заслона, и все прочие проблемы отошли на задний план.

Заслон не прощает пустого бахвальства, невнимательности и плохой подготовки.

А еще он не любит неумех и безжалостен к новичкам.

Поэтому я приготовил стволы часа за три до того, как мы вошли в опасную зону. Приказал Кире держаться ближе и ни в коем случае не паниковать, что бы ни случилось.

Карта показывала два значка – крыса и стич. Стандартный набор здесь, у последнего рубежа, иногда бывают еще студни.

В общем, противники вполне по силам, благо патронов теперь в достатке.

И потому я очень удивился, когда услышал их. Нудное, как зубная боль, давящее жужжание сотен перламутровых, зеленых, золотых и розовых крылышек. Красные хитиновые панцири замелькали в воздухе, медленно окружая нас со всех сторон.

Вжики. Почти до неузнаваемости искореженные радиацией довоенные стрекозы и пчелы, совершенно не опасные в одиночку и даже десятком, но смертельные вот такой разноцветной тучей.

И что самое неприятное – СВД против них бессильна. Что сделаешь одной, тремя, даже десятью самыми меткими выстрелами против роя?

Последний уровень концентрического заслона у Новой Москвы

Локальные координаты 120404

Хижина отшельника

Локация неизвестна

Был бы я суеверным, верил в какого-нибудь Темного сталкера, Круговой портал и прочую ерунду, точно бы подумал, что кому-то очень сильно не хочется видеть Киру в Москве. И он, этот таинственный «кто-то», всеми силами стремится нам помешать.

Я некстати вспомнил странную встречу у Оазис– портала, незнакомца в коже с черепом, его всепонимающую невеселую усмешку. Кто он? Откуда знал о засаде?

Фантазии и легенды – конечно, дело хорошее, особенно когда охота в баре языки почесать. Но иногда случается такое, что здравый смысл пасует. Ну, откуда, в самом деле, посреди миллион раз хоженного вдоль и поперек заслона взялись вжики? По карте – стичи, крысы и студни, они же в моей памяти… вот только никто из них не жужжит.

Именно в тот момент, когда в ПМ у меня меньше магазина.

Да у Киры в «хеклере» не больше двадцати: пару коротких очередей она выпалила со страху там, у озера. Да по студням постреляла.

Вся надежда на смарт да на нож, которым вжиков так спроста не достанешь. Юркие слишком.

Я перехватил стволы. «Макаров» в правую, смарт – в левую. Ну, железка, выручай! Опять пришло твое время. Докажи, что не зря торчишь в моей черепушке.

– Кира! На корточки! Вжики редко атакуют низкие цели. Как только я отброшу пистолет, быстро дай мне в руку свой. Поняла?

– Да. А мне… не надо стрелять?

– Нет!

– Я могу попробовать их сжечь…

– Сиди тихо!! Не подставляйся!

Мутанты медленно сужали круг. Всегда они так – сначала медленно слетаются к жертве, а потом набрасываются все разом. И тогда уж не зевай.

Летучие твари слабы и уязвимы, да и может ли быть опасным мутант размером с кулак? Мелкокалиберная пуля или самый слабый луч разносит их в клочки, знай меняй магазины, а дробовик валит вжиков целыми отрядами. Жаль, не прихватил с собой «джек хаммер». С могучей автоматической картечницей в руках я бы разом устроил красненьким геноцид.

Много их!

Секунд двадцать у меня еще есть. Первым делом надо отстрелить самых опасных. Хорошо, что их легко отличить по крылышкам: те, что с перламутровыми, при укусе впрыскивают в кровь галлюциноген, а с зелеными и с черным брюшком – парализующие яд. Таких надо выбить в первую очередь, пока рой не успел собраться в смертоносную тучу.

– Андрей! – вдруг сказала Кира. – У тебя… опять! Прицел!

Я засмеялся. Точнее, нет, хотел засмеяться, но получилось лишь короткое злое рычание.

– Арр! Как раз сейчас он очень кстати!

Черно-зеленый вжик поймал пулю первым. ПМ разнес хитиновое тельце в склизкие брызги, лишь два тонких крылышка, кружась, медленно опускались к земле. Второй выстрел уничтожил перламутровую тварь, третий – еще одну, на предельной дальности.

– Ух! Молодец!

Молодец – имплантат, а совсем не я. Но… не будем вдаваться в детали.

Вжики отпрянули, самые агрессивные сдали назад. Я пнул пяткой свой рюкзак – точно к коленям Киры.

– Развяжи! Достань бронежилет! Надену, если успею.

Впрочем, броня от вжиков что мертвому – культарка. Сила удара яйцекладов такая, что даже «дезерт» или «тайфун» пробивают.

Еще один перламутровый жужик мелькнул в рядах собратьев. Я выцеливал его долгую секунду – мутант все время прятался за другими, – наконец подловил и выстрелил. Четвертая пуля оказалась особенно удачной, прошив опасную цель навылет, она разорвала в клочья и обычного красного вжика.

За спиной пыхтела и возилась Кира. И шепотом что-то бубнила себе под нос. По-моему, ругалась.

– Узел очень тугой…

– Развязывай!! – рявкнул я, дуплетом срезав двух ближайших летунов. Хитин сыпался целыми кусками вперемешку с невесомыми частичками крыльев. Смятые и изломанные, они больше не сверкали маленькими зеркальцами, а напоминали изжеванный целлофан от упаковок пустынного рациона.

В пээме – последний патрон. Зато опасных вжиков больше не осталось, только простые.

Штук пятьдесят.

Я надавил на спуск. «Макаров» выплюнул пулю, привычно ткнулся в ладонь отдачей. И замер, не дослав в ствол следующую.

Вот и все. Опустевший ПМ полетел на землю.

Легко расставшись с прежним хозяином, древний пистолет верно служил мне: почти не промахивался, несмотря на возраст и старые, просроченные патроны.

– Кира! Автомат!

Она тут же подала «хеклер» – стволом вперед. Я вполголоса выругался, перевернул МП5, рукоятью смарта сбил предохранитель в положение одиночной стрельбы.

И тут вжики ринулись на нас. Все сразу.

– Ложись!! – заорал я изо всех сил и, раскинув руки в стороны, открыл огонь из обоих стволов.

«Хеклер» плевался короткими вспышками, смарт жег насекомых на подлете. Клочья хитина валились под ноги, отстреленные крылья усеяли землю, как опавшие листья.

За первую атаку я срезал не меньше двух дюжин. Рой рассыпался, вжики начали мешать друг другу, двое даже столкнулись в воздухе. Легче мне, правда, не стало – они мелькали уже совсем рядом, кружили над головой, целились в лицо.

МП5 подавился последним патроном и затих. Смарт располосовал еще пару насекомых, одного я огрел кулаком, переломав хрупкие стрекозиные крылышки. Но вжики и не думали отступать, один спикировал мне на шею, и я дернулся, едва боль от укуса пронзила мышцы. Наугад отмахнулся «хеклером», отбросил бесполезную пушку и вытащил нож. Еще одна летучая мерзость села мне на грудь и вцепилась в карман джинсовки. Я прихлопнул вжика рукой, и, когда он, полураздавленный, свалился на землю, смачно припечатал ботинком.

И отшатнулся. Ко мне метнулся красный хитин и почти сразу внезапно вспыхнул, прозрачные крылья в долю секунды обратились в пепел, а обугленная тушка, пованивая жареной тухлятиной, упала под ноги.

Ядрена мать, она же меня сожжет, чего доброго!

– Кира, не смей!!

Смарт испепелил двух насекомых почти в упор, луч не оставил практически ничего, только горсть сажевых хлопьев. Еще одного я удачно сбил ножом, срезав половину брюшка.

52
{"b":"32349","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Источник
Иллюзия 2
Мучительно прекрасная связь
Двенадцать
Путы материнской любви
Патриотизм Путина. Как это понимать
Снежная роза
Разумный биохакинг Homo Sapiens: физическое тело и его законы