ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Да… что ты такое говоришь! Ты в сто раз лучше любого героя. Ты вообще лучший на свете.

Она поцеловала меня в губы и тут же отпрянула посмотреть, не рассердился ли.

Стоп, приехали. Такие повороты надо обсуждать на свежую голову.

И не лежа.

То есть, конечно, лучше бы именно так – лежа, да еще в объятиях друг друга, но не посреди же недавнего поля боя, в хитине и внутренностях расстрелянных вжиков? Да еще с лихорадкой в крови.

Я приподнялся на локтях. Кира тут же защебетала:

– Куда же ты! Тебе надо отдохнуть!

– Потом отдохну. Сейчас надо уходить.

– Куда?! Зачем? Динго убежали…

– Не в собачках дело. Мы на заслоне в двух переходах от Москвы, здесь постоянно кто-то пасется – расчищает, тренируется, тестирует новое оружие. Могут появиться в любую минуту, особенно если слышали пальбу. И я не уверен, что это будут друзья.

– Но ты ранен! И еще лихорадка…

– Почему, уже не ранен. Кое-кто меня вылечил, – сказал я с улыбкой и попробовал подняться. С первого раза не получилось: тут же закружилась голова, перед глазами заплясали черные круги. Но я пересилил себя и встал. Раньше, чем Кира подскочила помогать.

Еще не хватало.

– У тебя мало сил. Чтобы зарастить ожоги и укусы, твой организм потратил много энергии. Я же говорила, что умею перестраивать ткани. Но я только направляю и помогаю…

– Двигаться надо сейчас, Кир. И как можно быстрее.

– Тебе надо поесть и отдохнуть – тогда и пойдем.

– Сейчас. Вопрос закрыт. Кто-то обещал меня слушаться.

Она кивнула, бросилась собирать вещи. Аккуратно свернула сталк, запихнула в мой мешок. Подняла с земли винтовку.

Прежде чем она попыталась навьючить весь наш скарб, я забрал у нее СВД.

– Тебе тяжело! – запротестовала Кира.

– Ничего, справлюсь.

– Тогда, – она с вызовом тряхнула челкой, – я понесу все мешки.

Да, я знал, что через пару часов она выдохнется, и мы оба свалимся без сил. Но ей очень хотелось помогать, хоть чем-то отплатить человеку, что загораживает ее собой от любой опасности. По-моему, она только сейчас поняла: друг не бывает наемником. И наоборот.

Я не сказал ни «да», ни «нет». Такие решения не нуждаются в одобрении.

Заметил лишь:

– Надо поискать место для привала.

Кира кивнула и нахмурилась. Подумала, наверное, что я не верю в ее силы.

Первый час пути я как-то держался. Методично переставлял ноги, тупо считал шаги и даже изредка смотрел по сторонам. Мы шли на юго-запад от заслона, чуть удаляясь от Новой Москвы. В предместья столицы, чудовищное нагромождение развалин, шлака и мусора я решил пока не соваться. В таком состоянии – чистое самоубийство. Даже от мародеров не отмахаемся.

Экран КПК зиял пустотой – ни одного ника. Радар тоже молчал. Похоже, прогулки скучающих кланеров с непременной стрельбой из тяжелых пушек разогнали от купола всех независимых сталкеров и шахтеров.

Слабость разливалась по всему телу. К концу дня я уже топал на автопилоте, почти не различая дороги, лишь изредка смотрел по сторонам в поисках убежища. Кира что-то говорила, но я не слушал, стараясь сосредоточиться хотя бы на том, чтобы не упасть.

Отойти бы от заслона километров на десять, а там – хоть в чистом поле ночуй. Не так опасно.

Как ни странно, я продержался. Когда солнце коснулось горизонта, Кира тоже начала уставать и больше уже не обгоняла меня на каждом шаге. Комп все так же показывал чистый экран, даже датчики движения не ловили ничего крупнее полевой мыши.

Вдруг Кира остановилась – я услышал, как стих шелест ее шагов. Что-то пробормотала. Потом громко и отчетливо сказала:

– Хорошо.

Я даже не успел удивиться, потому что в голове вдруг взорвалась бомба.

Наверное, я бы так и грохнулся рожей в землю, но меня удержали. Даже не маленькие и слабые руки, что вцепились в отворот джинсовки, а голос и слова Киры:

– Подожди, Андрей! Потерпи еще немного. Тут недалеко.

Глубоко внутри меня разбирало жуткое любопытство: откуда Кира, которая, по собственным словам, никогда не бывала в Новой Москве и окрестностях, знает, где находится это самое «недалеко». Но сил спрашивать уже не осталось. Я на ногах-то с трудом держался.

– Обопрись на меня, – сказала Кира. – Вот так. И пойдем.

Признаться, я совсем не запомнил, как мы шли. Сознание то и дело отключалось, но меня тут же начинали тормошить, просить и уговаривать:

– Пожалуйста, Андрей, еще немножечко… самую чуточку.

Немножечко растянулось на целую вечность, хотя на самом деле прошло вряд ли больше часа. Последнее, что я помню – пологий склон холма, умело замаскированный вход. Потом – спадающий силовой контур и низкий голос, прямо оттуда, из черного пятна:

– Добралась? Ну что ж, заходи…

В беспамятстве я провалялся полночи. По крайней мере, так показывал КПК. Первым делом я посмотрел в комп (выход в Сеть оказался заблокированным – спутник нас не видел) и только потом огляделся по сторонам.

Свет от походной жаровни едва теплился, бросая на стены землянки мрачный багровый отблеск. В центре подпирали потолок две могучие балки, увешанные странными масками. Похоже, кто-то вырезал лицевые щитки из отслуживших свое бронекостюмов.

Я валялся на неряшливо застеленной кошме. Кира сидела рядом, положив мне на лоб прохладную ладонь. Заметив, что я зашевелился, она сказала:

– Лежи, лежи. Все в порядке. Мы в гостях у Мони, отшельника. Он тебя прощупал, сказал, что лихорадка скоро пройдет, и напоил каким-то питьем. Я… проверила: никакого яда нет.

Я похолодел. Она что, на себе протестировала?

– Ты попробовала?

– Да нет же, – она засмеялась и сразу же зажала рот рукой. – Ой, нельзя громко! Какой ты непонятливый! Я проверила псионикой. Меня учили распознавать яды, без этого нельзя, как же отраву снимать, если не знаешь, какую? Он, правда, заметил и отругал меня.

– Кто?

– Да Моня же. Он тоже пси, и очень сильный.

– Так, – я потряс головой, которая в ответ загудела. Зато мысли более-менее пришли в норму. Хотя я все равно пока ничего не понимал. – Давай по порядку. Как мы сюда попали?

Кира зашептала:

– Мне показалось, что он сам позвал меня. Я как будто услышала чей-то голос, он направлял меня и привел сюда. Не знаю, почему он теперь такой неприветливый. Сам пригласил, а потом только и делал, что ругал.

– Он меня сюда притащил?

– Ага. И очень сердился. А еще спросил, что за штуковина у тебя в голове.

Нащупал, значит. Действительно мощный пси, ничего не скажешь. Интересно, не он ли отоварил меня вечером? Когда моя бедная черепушка чуть не разлетелась на куски?

– И что ты сказала?

– Правду. Все, как ты мне рассказывал. А Моня все ворчал насчет всяких инженеров и проклятого «железа». Знаешь, мне показалось, что он не слишком их любит.

– Еще бы. Все сильные псионики не любят механику: она их главный враг. А уж инженеры с пси-подавителями – и подавно. Тебя он ни о чем не спрашивал?

– Нет. Я сама чуть-чуть рассказала. – Заметив мою гримасу, тут же оговорилась. – Нет, никаких подробностей. Сказала, что из Вавилона, что еще неопытная, но хочу учиться. Он мне все и объяснил. Рассказал про Кроноса…

– А, деревня пси-ренегатов!

– Да, и про нее тоже. Якобы там можно получить разные навыки, а Мастер самый главный над всеми псиониками. И у них целая организация.

– Не соврал Моня – часть людей «Псионикс» там обретается. В деревне вообще много странного народу, даже говорящие стичи есть. Бывал я там. А где сейчас твой отшельник?

– Ушел, сказал, что к утру вернется. Запретил мне шуметь, чтобы не рассекретить его убежище.

Киру явно мучила какая-то мысль. Ей страсть как хотелось со мной поделиться, но… А вдруг я ругаться буду?

Эмоции настолько явно читались у нее на лице, что я улыбнулся. Да уж, Моня заронил в бедовую голову непоседы что-то заумное.

– Хочешь что-то спросить?

– Э-э… ну да. Сильно заметно?

55
{"b":"32349","o":1}