ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я поднял М60 с земли. Тяжелое и недоубное оружие – с такой штукой в руках долго не побегаешь, особенно без сервоприводов. И не для сталкера, конечно: попробуй сутками мотаться по пустошам с лишним десятком кило за плечами.

Приемное гнездо ленты забилось каменной крошкой, а сама звенчатая гусеница ушла немного в сторону. При следующем выстреле может и заклинить.

То и дело поглядывая в КПК, я открыл приемный механизм, стряхнул пыль, перезаправил ленту. Затвор плавно пошел вперед, лента дернулась и встала ровно. Медные бочонки патронов ловили начищенными боками первые рассветные лучи, посверкивали, выстроившись в линию, как на параде.

Долго ждать не пришлось. Те, двое, с севера, что поначалу выбрали неправильный пеленг, быстро поняли свою ошибку. Сейчас они шли с двух сторон террикона, рассчитывая зажать нас в клещи. С «громами» наперевес – совершенно бесполезными здесь, в узких переходах и нагромождении камней.

Они почти не прятались. Зачем? Чем может быть опасен одинокой сталкер?

«Девку на пол и на выход!»

Еще один шутник, мать его.

Корсары так торопились опередить друг друга в погоне за добычей, что даже не стали координировать свои действия. Хотя бы выпрыгнули одновременно, что ли, рассеивая мое внимание.

Я полоснул очередью от бедра за долю секунды до того, как первый преследователь появился в проходе.

В каменном мешке грохот М60 показался просто оглушительным. Пулемет сильно и страшно бил отдачей по рукам, кисти сразу же онемели.

Почти все пули попали в цель. Я даже не удивился – подарок от имплантата, не иначе. Да и не было времени удивлятся. Свинцово-стальной шквал поймал врага на бегу, на короткое мгновение остановил его, потом отбросил на шаг, а потом и вовсе поднял в воздух, заставил раскинуть руки и наконец швырнул на землю, уже мертвого.

Отдача потащила ствол вверх, компенсируя ее, я опустил прицел и, видимо, немного переборщил, потому что новая очередь М60 резанула второго преследователя по ногам.

Я впервые в жизни увидел, как пули напрочь сносят конечность. В ворохе темно-красных, почти черных кровавых брызг, в облаке осколков композитной брони и костных тканей отсеченная культя, медленно вращаясь, полетела в сторону.

Надеюсь, он потерял сознание раньше, чем упал. Тело продолжало двигаться, и корсар рухнул вперед, как старательский мешок, полный добычи. Лицевой щиток проскрипел по щебню, но не раскололся. Но исловцу это не слишком помогло – последние пули очереди разворотили броню шлема и череп под ней.

Бежать было страшно неудобно – бронежилет, СВД, да еще пулемет оттягивал руки. Дыхание почти сразу сбилось, спина взмокла.

«Надо успеть! Ну!»

Я подскочил к первому трупу, наскоро обыскал пояс – ничего. Прыгнул к следующему.

По месту, где я только что стоял, взвизгнув, чиркнула пуля.

Развернувшись, я выпустил наугад короткую очередь. И склонился над вторым врагом, отчетливо ощущая на затылке перекрестье чужого прицела.

Мокрая от пота спина заледенела. В любую секунду я ожидал следующего выстрела – мне и нужно-то было их всего три-четыре, но каждая могла стать последней.

«Проклятие, где он его прячет!»

На поясе корсара я не нашел ничего, с силой рванул завязки рюкзака и почти сразу наткнулся на то, что искал – стопку пластиковых ключей. Разбираться не было времени, я просто сорвал с цепочки всю пачку. Заодно прихватил еще и пару гранат, на самый крайний случай. Весьма кстати.

Выстрел. Невнятное шипение за спиной.

Я прыгнул влево, укрылся за камнем. Обернулся – и вздрогнул.

Метрах в трех от меня переливался в утренней дымке пси-барьер. Рядом, в паре шагов дрожал, постреливая искрами, еще один.

Вот почему я так и не дождался выстрела в спину. Меня прикрыла Кира, как тогда, в песках, от плевка белого стича. Вот это сюрприз! Я, конечно, мало что понимаю в псионических секретах, но, по-моему, для неинициированной пси создать несколько барьеров на таком расстоянии от себя – как минимум подвиг. Тут и опытный медиум должен на полную мощь выложиться.

Или – тут я едва не выругался – она нарушила мой приказ и, пока я тут прыгал по склонам, выбралась из укрытия и подползла ближе?

– Кира! Ты где?

Я еще толком не привык к бронежилету и, подключая рацию, видимо, выдал себя движением. Корсарский «гром» грохнул дважды. Первая пуля чиркнула по камню в паре шагов от меня, вторая врезалась в барьер и рассыпалась сверкающей металлической пылью. По прозрачной оранжевой стенке весело и совсем не страшно побежали искрящиеся волны.

– Я здесь! Что случилось? Ты не ранен?

– Все в порядке. Спасибо тебе за помощь. Надеюсь, чтобы поставить барьеры, ты и не подумала подобраться поближе? И подставиться под пули?

Еще один выстрел. Новая пляска оранжевых волн. Сколько он еще выдержит? Два попадания? Пять? Десять? Надеюсь, у парня патроны не казенные.

– Конечно, нет! Я помню, что ты сказал.

– Хорошо, Кир. Не высовывайся.

Пулемет заждался целей. Я поднял ствол, противник с «громом» снова выстрелил. Барьер заискрился (свечение чуть поблекло, или мне показалось?), но я уже приметил на склоне одного из терриконов облачко пыли от дульного тормоза.

М60 зашелся длинной очередью. Я снова бил с рук, почти не целясь, лишь бы исловец не поднимал головы. Пока пули мололи щебень, я под прикрытием барьеров отступал к месту, где пряталась Кира. Пулемет жадно заглатывал ленту, отфыркиваясь, плевал огнем.

Дважды в меня стреляли с другого конца прохода, наугад. Преследователи подтягивались на грохот пальбы. Еще немного – и Исла перекроет нам все пути к отступлению.

Тогда я их удивлю.

– Андрей! Я могу… – рация зашипела помехами, – …вить еще барьеры. Надо?

– Позже. Когда скажу «давай».

Я посмотрел в КПК – радар определил уже шесть целей. Значит, враги совсем рядом.

Очередь лазерных трасс снесла наконец переливчатый оранжевый столб. Сразу же вокруг меня защелкали пули.

В узкий проход между отвалами, прикрывая друг друга огнем, выбежали двое. Судя по значкам – корсар и ученик. Напарники, наверное: с ними так просто не справиться, наверняка давно сработались. В Исле такие штуки практикуются; надо, например, молодому волку пять полицейских шевронов нарезать – он и идет с подношением к опытному головорезу. Помоги, мол, копов настрелять, а я потом год у тебя шестеркой отработаю.

Я расстрелял в них последние сантиметры ленты, даже, по-моему, попал разок в старшего, но без последствий. Бронекомплект пулю сдержал. В ответ молодой попытался достать меня лучом, и тоже безуспешно. Далековато для прицельной стрельбы.

Пулемет замолчал, и я отбросил его в сторону.

– Давай!! – крикнул я в рацию. – За спиной!

И, пригнувшись, рванул назад.

Исловцы открыли бешеный огонь. Долю мгновения я думал, что мне каюк – пылевые фонтанчики затанцевали справа и слева.

И разом исчезли. Остались лишь грохот выстрелов и почти неслышные глухие «чмок-п-шшш» за спиной. Новый барьер надежно прикрыл меня.

– Молодец!

В три прыжка я проскочил расстояние до здоровенной кучи строительного мусора. Укрылся за перекрестьем шахтных крепей.

Еще две перебежки, и я на месте. Успеть бы, пока враги разбираются с барьерами.

И корсарский снайпер с «громом» как-то подозрительно притих.

Стоило мне появиться в зоне огня, как разом грохнуло несколько стволов. Не три, а все шесть – по звуку я распознал еще СВД и довоенную версию баррета – M82А1. Почти все пули увязли в защитном поле. Еще один такой залп, понял я, и оно спадет.

– Кира! Ставь еще!

И все же она не успела.

Пока соклановцы расстреливали барьер, исловский пулеметчик пробрался на гребень. Вкопал поглубже опоры станка, нацелил миниган и нажал спусковой рычаг. Шестистволка замолотила с бешеной скоростью, дробя в пыль камни, балки, шпалы и гнилые бетонные перекрытия за моей спиной. Грохот и визг пуль заглушил шипение выкошенных барьеров. С одной очереди миниган снес сразу три, а заодно и еще один, только что поставленный Кирой.

62
{"b":"32349","o":1}