ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Рядовой! Не хочешь ли заработать еще немного?

«Ну точно».

На всякий случай я промолчал. Сам скажет, что ему надо, а там посмотрим.

– Нужно доставить кое-какое снаряжение на военную базу рядом с городом. Возьмешься?

Вот оно что! Наш бравый капрал боится выйти из-под купола! У них тут что, повальная фобия? Каждый второй в городе – пожизненный сиделец.

– Прошу прощения, господин капрал, сэр! Какое снаряжение?

От меня не убудет, конечно. Но что-то мне все меньше и меньше нравится курьером пахать. То штампованная медсеструха в носильщики записала, теперь еще и этот. Неужто я, кроме как таскать барахло, ни на что больше не годен? Или капрал думает, если олух деревенский один раз согласился, можно теперь на нем полжизни ездить? Отволоку сейчас, а потом что – он мне бланки вещевого довольствия на почту носить доверит?

В общем, надоело мне Ватсону подыгрывать. Да он еще и с ответом не торопился, бумажки какие-то затеял перебирать.

Я не выдержал.

– Ну, что там тащить? Не портянки, надеюсь?

Челюсть у него, конечно, не отвалилась – закалка не та. Но дар речи капрал от удивления потерял. На минуту. А когда заговорил, то вместо командирского рыка я услышал вполне человеческий голос.

– Ты откуда, парень?

Спросил и давай меня в упор взглядом своим суровым буравить. Мол, скажешь, что из деревни, мигом построю сортиры чистить.

– Издалека, – спокойно ответил я.

Он мельком глянул в КПК, проверял мои данные. Ничего не увидел, понятно.

– Кем был?

– Сталкер-11, чистильщик, охотник за головами.

Ватсон молча кивнул. Скорее всего решил, что я недавно вернулся с каторги.

Я не стал его разочаровывать. Пусть думает, как хочет.

– Мне нужна твоя помощь, сталкер. На базе ждет мой бывший подчиненный, сержант Буковски. Демобилизованный, до того – шесть лет на заслонах прослужил. Ему надо кое-что доставить. А я… – он замялся, – никак не могу сейчас покинуть арсенал. Учения на носу.

М-да, Ватсон и вправду за купол ни ногой. Что ж ты там навидался, капрал, на войне-то, раз тебя в пустоши и калачом не заманишь?

Насколько я помню, лет восемь назад случился прорыв мутантов на торговый тракт: стичи, скорпы, динго перли нескончаемой волной. Заставу смели, но рейнджерам удалось организованно отступить к порталу, где они почти сутки держали круговую оборону, пока не пришла подмога. Сколько их тогда осталось? Трое? Четверо?

Из семидесяти.

У Ватсона на груди – скромная орденская планка. Кроме медалей за выслугу, два прямоугольничка, красная полоса по золотому.

Два ордена Мужества.

Что ж, капрал, надеюсь, хотя бы пенсия у тебя достойная.

– Можешь на меня рассчитывать. Сталкеры своих не бросают.

Сверток, что выдал мне Ватсон, оказался не слишком тяжелым, но достаточно объемным. Неудобно тащить. Да и не боец я с таким грузом, подстрелят за милую душу. Хорошо, рекрут-база всего в часе пути от купола, да еще по хорошей дороге – здесь за ее состоянием следят. Опять же военная полиция так и шастает. Не знаю уж, что они забыли здесь – может, искали кого, может, облаву затеяли. Но на помощь, если что, можно рассчитывать: как бы ни крыли копов, в драку они лезут не раздумывая.

Только, к сожалению, не всегда за правую сторону. И охраняют не там, где нужно, а там, где безопасно.

Лично у меня с полицией паритет. Вспомнил и даже ухмыльнулся. Законы-то везде разные, особенно в частных зонах. И за то, что в одном городе тебя похвалят и наградят, в другом – легко могут занести в черный список, то есть в кандидаты на немедленный отстрел. Дважды мы с Силь с копами воевали, но – было дело – они нам плечо подставляли. И, надо признать, вовремя, без них худо бы пришлось.

Было дело, я раненого мента тащил двое суток через пустыню. Дотащил. Еле вытянули с того света беднягу – он, кроме прочего счастья, еще и радиации хватанул полной мерой.

Когда на горизонте появилась база, я ее сначала даже не узнал. Высоченный бетонный забор с откатами, два ряда колючки, надолбы на каждом шагу. По углам периметра – турели с автоматическими скорострелками, огнеметы. Только дорога к воротам чистая, разве что у самого КПП три мортиры залповые притаились. Такая дура осколочным полсотни целей срежет. В частных городах базы по– другому выглядят: бараки, шлагбаум, вертолетная площадка… ну, и оградка символическая. А чего бояться – там все подходы союзными кланами перекрыты, не пробьешься.

Во время второй кампании диверсанты неожиданно атаковали рекрут-базу у Новой Москвы. Сотня новобранцев с карабинами мало что смогли сделать против гауссовых пушек и тяжелой брони. Захватчики быстро подавили сопротивление, вырезали всю базу под корень, а уходя, еще и подорвали. После того случая федеральная администрация старается укреплять арсеналы и рекрутские лагеря почище иных клановых офисов. И даже в тихом Оазисе, где, ко всему прочему, на службе у мэрии немало наемных бойцов.

На КПП меня долго мурыжили. Два откормленных бритых бугая со штурмовыми карабинами наперевес долго изучали накладную, что выдал мне Ватсон. Даже сверяли его почерк с какой-то бумажкой. Не думаю, что я выглядел таким уж опасным убийцей, способным в одиночку передушить целую базу, – просто мордовороты маялись от безделья.

Наконец все проверили, тот, что постарше, отцепил с пояса рацию, гавкнул пару слов, почтительно выслушал ответ. Кивнул мне:

– Жди. Сейчас сержант придет.

И зачем я только согласился? Теперь невесть сколько загорать здесь. Хрен знает, когда припрется этот… как его? Буковски.

Я привалился к стойке шлагбаума, прикрыл глаза. Надеюсь, отсюда ничего тащить не понадобится? Мне еще в мэрию хорошо бы до закрытия успеть. За лицензией. После вчерашнего дебюта на Арене я много не заработаю. Местная шваль не то что с гранатами, с тяжелым лучеметом воевать пойдет, лишь бы выскочку Андреналина умыть. Или найдут техника посговорчивей, и у меня в бою нога отключится или рука. Хорошо, если не голова.

– Ты, что ли, от капрала? Ну, здоров будь, солдат. Я Буковски.

Именно таким я его себе и представлял. Невысокий, крепко скроенный – армейский хаки на плечах чуть по швам не трещит, посеребренный ежик на голове, волосы жесткие, как проволока. Настоящая солдатская косточка. Такие сами не демобилизуются, только по комиссии.

На левой щеке, закрывая часть челюсти и висок, у него бугрился шмат заживляющего пластыря.

Не повезло тебе, сержант, – в последнем твоем бою стич не промахнулся. Кожу и мышцы лица прожгло до костей. Ну, ничего, зарастет. А вот с глазами хуже, я бы сказал: совсем нехорошо с глазами.

Женить бы его на Дашке. Будет у них один глаз на двоих. Не уверен, правда, что она захочет менять фамилию.

Купол Оазис

Локальные координаты 125534

Пустоши. Окрестности купола Оазис

Локальные координаты 125835

По дороге обратно к куполу я то и дело проверял КПК. Где-то рядом сновали торговцы, старатели, один раз навстречу попалась неуклюжая туша грузового робота, который, тяжело переваливаясь, полз по самому краю тракта, перемалывая асфальт в грубую черную крошку.

Что за столпотворение? Когда я шел к базе, такого еще не было. Может, какие торговые льготы после заката?

Опасное соседство. Полицейский патруль ушел с дороги, а зря.

Такое пастбище – идеальная кормежка для корсаров. Да и рекрут-базы для них лакомый кусочек. Там ведь не только строят в три шеренги перепуганных салаг-призывников. Пока администрация тянет резину с федеральным ополчением, кому-то надо отстреливать разведгруппы вторжения и излишне ретивых диверсантов. При финансовой поддержке мэрий военкомы на местах всегда готовы подкинуть работенку одиноким наемникам и небольшим кланам: перехватить рейдеров, выжечь лесные схроны диверсантов, атаковать перевалочный лагерь. За неплохую плату, разумеется. Не говоря уж о том, что с трупов можно снять много интересного, да и сам лагерь распотрошить никогда не повредит. Что в бою взято – то свято. А среди наемников редко попадаются особенно брезгливые и щепетильные. Потому и возвращаются с богатой добычей.

9
{"b":"32349","o":1}