ЛитМир - Электронная Библиотека

В отделе готовых салатов работала знакомая продавщица с восточными чертами лица. То ли хозяин магазина пришел к выводу, что зверски острые, дабы прикрыть соевый привкус, «корейские» салаты будут лучше раскупать у подходящей по национальному колориту продавщицы, то ли действительно просто так совпало, одно можно сказать точно: хозяин не прогадал. Салаты разбирали влет, да плюс к тому опустошали стойку с минералкой, ненавязчиво подпиравшую правый бок салатного прилавка. Каждый, кто хоть раз пробовал в прямом смысле слова огнеопасные шедевры корейской народной кухни, знает, что без пары литров на каждую порцию не стоит даже и начинать. В противном случае существовала реальная опасность бегать по квартире с пожаром во рту и выпученными глазами золотой рыбки, выпавшей из аквариума.

При виде Андрея кореянка, как всегда, очень мило смутилась, улыбнулась и приветливо поздоровалась:

– Здравствуйте! Что же вы так давно к нам не заходили!

Этим магазин тоже нравился Андрею – продавцы здесь очень редко хамили, даже во время изматывающей ночной смены, и всегда были готовы помочь.

– Да вот все как-то не получалось. Зато сегодня я к вам надолго. Пицц нету, буду вашими салатиками закупаться!

Андрей как-то обмолвился, что он – холостяк, готовить не умеет, потому посещает в магазине только два отдела – пищи быстрого приготовления, вроде пицц и пельменей, и «корейский». Шутка с тех пор обросла изрядной бородой, но приесться она еще не успела, и Андрей, раз за разом, выдавал на эту тему все новые вариации.

За окнами солидно громыхнуло. Звук отразился от домов и асфальта, пошел гулять по дворам и закоулкам раскатами затухающего эха. На разные лады взвыли сигнализации минимум десятка автомобилей.

Продавщица вздрогнула.

– Ой! Там что – дождь собирается?

– Вроде того. А я без зонта.

– Вы промокнете…

– Ничего. Зато одежду постираю бесплатно, большое подспорье в холостяцкой жизни. Пустячок, а приятно.

Из магазина Андрей вышел только минут через двадцать – как назло в очереди в кассу перед ним стояла весьма импозантная дама бальзаковского возраста с доверху забитой тележкой. Кассирша аж взмокла пробивать все набранные продукты. Заплатив, дама бдительно проследила, как ее покупки уложили в десяток фирменных пакетов, после чего весьма выразительно посмотрела на магазинного охранника. Тот вздрогнул, подскочил к прилавку, взял покупки в охапку и рысью побежал к выходу. За ним, покручивая на пальце ключи, вальяжно прошествовала дама.

– Постоянная покупательница, – как бы извиняясь, объяснила Андрею кассирша.

Он пожал плечами, промолчал, подумав про себя, что он, в общем, тоже не в первый раз заглянул, однако за него почему-то сумки никто не таскает.

По стеклам уже побежали первые дождевые дорожки. Громыхнуло еще раз, судя по звуку – значительно ближе. Машины верещали, не переставая. Мелькнул за окном похожий на вагон джип, выкатился на проезжую часть, развернулся и, презирая всякие правила, унесся вниз по улице. Охранник вернулся мокрый и взъерошенный – Андрей столкнулся с ним на выходе.

Он почти успел: бегом промчался по переходу, выскочил наверх, не обращая внимания на редкие капли… и тут дождь пошел стеной. Кто-то наверху решил открыть все дренажные отверстия. Тротуар моментально превратился в бурную полноводную реку, косые хлесткие струи снизили видимость практически до нуля.

Ничего не оставалось делать – Андрей юркнул на остановку, поставил на землю пакет, отряхнул намокшие волосы.

Сзади кто-то жалобно всхлипнул.

Андрей обернулся. О-па! Да, староват становишься, братец, раз такую картинку первым делом не приметил!

На остановке, прижавшись друг другу, сидели две совсем молодые девчонки, лет по пятнадцати, не больше. Сильно чем-то испуганные, вон та, с длинными русыми волосами совсем расклеилась – низко опустила голову, то и дело всхлипывает. Вторая – черноволосая, с короткой, почти мальчишеской стрижкой – пытается крепиться, делать вид, что ей все нипочем, даже обняла подругу за плечи, стараясь утешить, но заметно, что и ей несладко. Обе опасливо косились на Андрея, молчали. У ног девушек стояли изрядно потертый чемодан и солидных размеров спортивная сумка.

Приезжие.

Что-то у девчонок было не так, что-то очень не так, весь их вид просто-таки кричал о помощи. Андрей поразмышлял с минуту, оглянулся – дождь не собирался кончаться – и спросил:

– Девушки, у вас что-то случилось?

Они вскинулись так, словно их одновременно ужалили, и уставились на Андрея. В глазах стояли такое неприкрытое отчаяние и такой страх, что его даже передернуло.

Девушки молчали.

Андрей повторил попытку:

– Я могу чем-то помочь?

Снова молчание. Андрей зашел с другого бока:

– Девушки, я понимаю, что кажусь вам плохим парнем, опасным и подозрительным типом, но, может, все-таки расскажете в чем дело?

Лишь через несколько невыносимо томительных секунд черноволосая почти неслышно произнесла:

– Спасибо, у нас все в порядке.

Выговор у нее был «окающий», мягкий. И в самом деле – приезжие.

– Слушайте, девушки, у вас все очень не в порядке, я же вижу! Расскажите – вдруг я смогу помочь!

– Не сможете.

Андрей крепко пожалел, что он не психолог и не психоаналитик. Вот уж кто умеет вызывать доверие к себе. А так… Прибежал мокрый, всклокоченный мужик, стал приставать с расспросами. Так кто угодно в себе замкнется, не то что шарахающиеся от всего на свете молодые провинциальные девчонки.

И все-таки он решил предпринять последнюю попытку:

– Может, у вас денег нет? На проезд? Или, – тут его неожиданно осенило: ну, конечно! – ночевать негде?

«Так есть хочется, что и переночевать негде…»

– У нас… все есть, – сказала черноволосая и всхлипнула. – Отстаньте… пожалуйста.

Андрей несколько мгновений помедлил, потом все-таки пожал плечами: хозяин – барин, была бы честь предложена! – и отвернулся. Достал пачку «ЭлЭма», сорвал обертку, затянулся первой, а потому особенно приятной «послерабочей» сигаретой. Девушки за спиной шушукались о чем-то своем, Андрей старался в их сторону больше не смотреть – они по виду и так запуганы дальше некуда.

Скорей бы уж дождь кончился!

В этот момент рядом с остановкой затормозила японо-корейская иномарка облизанных форм. То ли «Мазда», то ли «Тойота», кто их там разберет! Цветом машина походила на детскую погремушку. Из затемненного нутра появилась коротко стриженная голова и с характерными интонациями и распальцовкой спросила:

– Эй, девчонки! Вы, чисто, почем сегодня?

Понятное дело, от подобного вопроса девушки впали в ступор, испуганно опустили глаза, стараясь не встречаться взглядом с бритоголовым крепышом. Через минуту упорного молчания до него дошло, что имеют место быть какие-то непонятки. Браток заметно расстроился.

– Ну, – набычившись, рявкнул он. – Че за дела? Язык в … спрятался?! Сколько за раз? Если понравитесь – возьму на ночь.

Андрей понял, что пора вмешаться. Даже если браток сообразит, что принял девчонок не за тех, его распаленный гормонами мозг может подтолкнуть хозяина на неадекватные действия.

Как бы его потактичнее услать?

– Эй, братан! – Андрей отбросил недокуренную сигарету, шагнул вперед. – Че к девочкам пристал? Не видишь – ментяр ждем, из районного. Спецобслуживание сегодня, уж извини. Завтра к вечеру подъезжай, все будет на мази.

Крепыш пару секунд постоял неподвижно, соображая, потом кивнул и убрался в теплые объятия климат-контроля. Выматерился на прощание неразборчиво и поднял стекло. С местными ментами связываться ему не хотелось, их Андрей очень кстати приплел, а на сутенера орать – какой толк? Сам, небось, не рад, что вынужден хорошему клиенту отказывать.

«Тойота» на мгновение будто присела на задние колеса, рявкнула форсируемым мотором и выстрелила вперед, через перекресток, прямо под желтый сигнал светофора. Раздраженно прогудели несколько машин из перпендикулярного потока, а «Тойота», разбрызгивая лужи, ракетой проскочила площадь, обогнула застопорившийся на Садовом поток и вырулила на встречную.

23
{"b":"32350","o":1}