ЛитМир - Электронная Библиотека

Кто из них больше смутился – неизвестно. Андрей, кроме того, отчетливо понял, что с работой можно завязывать: вряд ли удастся теперь вернуть мысли в нормальное русло. Чтобы хоть как-то разрядить наступившее неловкое молчание, он переспросил:

– Так чего тебе не спится?

Юля секунду помедлила, приходя в себя, потом ответила спокойно, будто ничего и не произошло:

– Шумно там. Машины все время ездят, никак не могу заснуть.

Андрею почудилась в ее голосе какая-то фальшь, словно девушка не хотела говорить ему правду, а ляпнула первое попавшееся.

Впрочем, Юле с Анютой действительно не позавидуешь – после тихого Ярославля спать в комнате, выходящей окнами на страдающее пожизненной бессонницей Садовое кольцо! Андрей и сам-то с трудом засыпал под аккомпанемент автомобильного оркестра, чего уж говорить о людях непривычных.

– Да, к этому надо приспособиться. У вас, небось, не так?

Девушка молча кивнула. Андрей все четче ощущал какой-то барьер, стену между ними, которой не было вечером. Да что у них там произошло?

– Извини, Юль, другой комнаты нет. Даже и не знаю, как быть. Не на кухне же вас устраивать! А у себя – не могу, – он обвел рукой захламленный стол, наспех прикрытую кровать. – Бардак здесь тот еще, как видишь, да и места вам на двоих не хватит…

– Да нет-нет, все в порядке, не обращай внимания, нам удобно.

– Удобно так удобно, спорить не буду. Тогда – спокойной ночи. Еще раз.

Юля стояла, не двигаясь, и молчала. Андрей понял ее по-своему:

– Если я тебя так смущаю, могу отвернуться, пока ты пройдешь.

– Да нет, не это, – она едва заметно покраснела, и Андрей понял, что сейчас ему действительно скажут нечто важное. – Скажи… те, Андрей…

– Ну, вот, опять. Мы же договорились на «ты»!

Юля покраснела еще больше, то, что она хотела сказать, явно смущало ее. Упрямо тряхнув головой, девушка выпалила:

– Зачем мы тебе? Почему ты нам помог?

От волнения ее мягкий ярославский говорок стал заметнее. Андрей опешил настолько, что если б стоял сейчас – точно сел. Он даже дар речи потерял: ничего себе вопросик!

А Юля настаивала:

– Что ты хочешь от ме… от нас? ЭТОГО?

– Господи! – пришлось сквозь силу улыбнуться, иначе она ни за что бы не поверила. – И вы потому и не спите?

Бедные девчонки! Лежат, небось, прижавшись друг к другу от страха, дрожат и ждут, когда же он придет за ЭТИМ.

– Понимаешь, – затараторила вдруг Юля, – Анюта, она, ну… это… боится, она никогда еще ЭТОГО не делала… ну, не трахалась, она… – голос ее упал почти до шепота, – …девочка. Может, меня одной хватит?

С каждым словом лицо Андрея каменело все больше. Когда Юля закончила, одновременно просительно и боязливо поглядывая на него, Андрей вдруг резко поднялся. Девушка испуганно отшатнулась.

– Так! Вы за кого меня держите?! А?! Ну-ка, пойдем!

Он накинул на плечи рубашку, и не успела Юля ничего сказать, как Андрей крепко схватил ее за руку и потащил по коридору. На ее ноги он больше не смотрел – глаза застилала обида.

Андрей резко распахнул дверь в комнату. Анюта сидела на застеленном диване почти неподвижным изваянием, натянув простыню до самого подбородка. В темноте невозможно было разглядеть ее лицо, но Андрей мог бы поклясться, что Анины глаза сейчас напоминают два больших медных пятака. Недавний разговор в коридоре она слышала весь, до последнего слова.

– Юлька… – только и смогла прошептать Анюта.

Не глядя на нее, Андрей втянул за собой Юлю и резко развернул ее лицом к двери.

– Смотри внимательно! Видишь замок?

Девушка, казалось, была парализована страхом, она не плакала, ничего не говорила и почти не шевелилась, разве что испуганно открывала и закрывала рот, как пойманная рыбка.

Андрею пришлось встряхнуть ее за плечи. Это подействовало. Юля вздрогнула и посмотрела на него уже более-менее осмысленно.

– Вот теперь другое дело, – удовлетворенно сказал Андрей. – Замок видишь?

– Д-да… – прошептала девушка.

Действительно, в верхнюю часть филенки умелый мастер искусно врезал прочный замок со щеколдой. Лет ему было немало, но внешний вид внушал уважение.

– Хорошо, – Андрей одобрительно кивнул, правда, скорее своим мыслям. – Сейчас я выйду, и ты закроешь за мной дверь. Понятно?

Анюта за спиной всхлипнула. На Юлином лице отразилась целая гамма эмоций: похоже, только сейчас она поняла, что никто не собирается хотеть от нее ЭТОГО, а своими словами она жестоко оскорбила Андрея.

– По… понятно…

– Вот и отлично. Теперь уже точно спокойной ночи.

Он вышел из комнаты, прикрыл за собой дверь. Тишина. Ни единого движения за спиной.

– Ну!! – рявкнул он. – Закрывай!

– Андрей… – донесся приглушенный голос Юли. – Извини, я не хотела…

– Закрывай, – устало повторил он. – Завтра поговорим.

Уже на пороге своей комнаты он услышал, как замок все-таки щелкнул, и удовлетворенно улыбнулся. Эх, девчонки… «Ты хочешь от нас ЭТОГО?» На пустом месте такие идеи не рождаются. Неужели вечером какие-то его слова натолкнули Юлю с Анютой на подобные мысли?

Он покачал головой, вспоминая.

Несколько часов назад все трое, мокрые и взъерошенные, ввалились в дом. Андрей тогда распахнул дверь, сделал приглашающий жест:

– Заходите, будьте как дома!

Еще на улице Андрей решил вести себя с девушками, как с давними знакомыми. Как с тем же Егором, например, – приветливо, с легкой пикировкой и бесконечным состязанием в остроумии. В психологии он никогда особенно силен не был, но ему показалось, что так девушки будут чувствовать себя раскованней. А то шли сюда, как на плаху. Несмотря на определенную степень доверия, его все еще боялись до дрожи в коленках.

Девчонки несмело вошли и остановились на пороге. Андрей поставил на пол свой груз, отряхнул рукой мокрые волосы. Закрывая за собой дверь, он случайно перехватил взгляд одной из девушек. В нем явственно читалась обреченность.

– Ну, чего остановились? Давайте разувайтесь. Сейчас тапочки какие-нибудь найду.

– Ничего, не беспокойтесь, мы и так…

Андрей открыл ящик с обувью, с головой ушел в его нутро, наконец вылез, отдуваясь, с двумя парами тапок. Были они размеров на семь побольше, чем надо, и явно мужские, но на безрыбье, как говорится…

– Давайте, что ли, познакомимся. Так удобнее друг к другу обращаться будет. Меня зовут Андрей. И вот еще что – перейдем на «ты», ладно?

Девчонки кивнули. Первой представилась «бойкая» с короткой стрижкой:

– Юля.

Она уже скинула кроссовки и стояла на полу в белоснежных носочках. Андрей аж вздрогнул.

– Юля-я!! Это холостяцкая квартира, здесь в последний раз убирались еще в двадцатом веке! На вот, надевай, и чтоб больше никаких «мы и так»! Иначе твои великолепные носки очень быстро станут черными!

Вторая девушка оказалась Аней. Скромно потупившись, она попросила называть ее Анютой. Андрей не возражал. Протянул ей тапки, кивнул одобрительно:

– Ну вот и познакомились. А теперь – тест на скорость. Кто первый ответит, тот и победил. Есть хотите?

Анюта, украдкой сглотнув слюну, промолчала. Юле пришлось отдуваться за двоих. Помявшись немного, она неуверенно сказала:

– У нас есть с собой…

– Верю, – кивнул Андрей. – Вот пускай и остается. Мало ли, запас карман не тянет. А сегодня я вас угощаю.

– Спасибо, мы не… не хотим вас… тебя, – Юля быстро поправилась, – объедать.

– Боже мой! – Андрей расхохотался. – Откуда вы словечко-то такое взяли? И вообще: я в кои-то веки проявляю гостеприимство, вы что – хотите меня обидеть?

– Н-нет, – запинаясь, ответили девушки.

– Отлично. Тогда пошли ужинать.

– Пошли.

– Только не думайте, что я такой уж альтруист. Свою выгоду я не упущу. – Заметив, что девушки вздрогнули, Андрей запоздало сообразил: а ведь эту фразу можно понять двояко. Надо срочно сглаживать неприятный эффект. – Готовить кто-нибудь из вас умеет? Или рискнете отравиться полуфабрикатной бурдой, которую сварганит холостяк с многолетним стажем?

25
{"b":"32350","o":1}