ЛитМир - Электронная Библиотека
3

Андрей проснулся раньше обычного. Юля с Анютой еще не вставали. Может, боялись после ночного разговора, а может, действительно заснули без задних ног, успокоенные его поведением. По правде сказать, Андрей на них не обижался. Сам-то хорош! Весь ужин вчера над чашкой трясся, как Кощей над своим златом.

Умывшись, Андрей поставил чайник, изучил внутренности холодильника на предмет завтрака. После вчерашнего пиршества еще кое-что осталось, даже и на троих, но вот на вечернюю трапезу продуктов уже не наберется. Надо будет после работы снова зарулить в супермаркет. Тем более что уж сегодня-то наверняка не придется тащить все на собственном горбу и снова лезть в душную подземку. Если, конечно, Олег не подведет.

Вода под пельмени уже начинала закипать, когда в коридоре послышались шаги.

– Доброе утро, – сказал Андрей не оборачиваясь.

– Доброе…

– Как там Юля, встает? – спросил он, безошибочно определив гостью. – Просыпайтесь, кушать будем. А то мне на работу скоро.

За спиной молчали и не шевелились. Андрей не выдержал, обернулся… и чуть не уронил ложку, которую держал в руке. Анюта выглядела потрясающе. В обтягивающей футболке и легких домашних штанах, трогательно заспанная, с распущенными волосами, она поразила его даже больше, чем Юля ночью. Была в Ане какая-то незащищенность, так что хотелось немедля окружить ее заботой и прикрыть от всего несовершенства этого мира. Андрей сделал было движение навстречу, черт его знает зачем, но все-таки пересилил себя, остался на месте.

– Юля боится выходить, – тихо сказала Анюта. – После вчерашнего.

– О, господи! Вот нашла проблему! Скажи: я ни капельки не обижаюсь. Пусть выходит. Живьем кушать не буду, так, укушу пару раз за пятку – и все.

Завтрак прошел в молчании. Обе девчонки боялись даже глаза поднять от тарелок, и Андрей чувствовал себя неловко. Так бывает, когда приходишь в гости, а там кипит семейный скандал. Вроде бы ты и не виноват, а все равно – неприятно.

Так что доедал Андрей без всякого удовольствия, посматривая на часы. Ехать на работу было еще рано, но торчать дома ему тоже не улыбалось. Девчонкам, особенно Юле, стыдно за свое поведение, и Андрею совсем не хотелось заставлять их страдать. Пусть уж за день расслабятся, обдумают все, а вечером поговорим.

Он поднялся, сунул посуду в мойку, но тут ему под руку пролезла Юля:

– Я помою, ладно?

– Конечно. Спасибо, Юль.

Андрей ушел одеваться, а когда вернулся – девчонки сидели в тех же позах, со стола было убрано, вымытая посуда сушилась на полке. Впору было умиляться, да только глядя на Юлю с Анютой, Андрею стало просто грустно. Девушки совершенно явно ожидали, что прямо сейчас их начнут выгонять. Как вчера – у Дины с Юрием. Чайку попили? Свободны!

Проклятье! Андрей помолчал, собираясь с мыслями. Как это все-таки сложно – делать людям добро, одновременно сохраняя иронию прожженного циника! Что же у нас за мир такой, если открыто и правдиво сказанным в лицо словам давно уже никто не верит?! И для того, чтобы убедить людей в честности своих намерений, приходится изображать равнодушие и цинизм! Иначе не поверят.

– Ну как, понравилось в моем маньячном логове?

Сказал и сам понял: как ни выбирал, а ляпнул все равно не то. Получился жирный намек: понравилось, мол? Пора и честь знать – проваливайте. По-другому не воспримешь.

Девушки зашевелились. Сказка для них кончилась. Теперь – снова на улицу, снова полная неизвестность.

Андрей поспешил исправиться:

– Не страшно будет остаться без меня?

Юля замерла. Анюта несмело посмотрела на него.

– Ключи я вам оставить не могу. Они у меня одни. Так что решайте – останетесь здесь до моего прихода или придется весь день по Москве шататься?

– А можно? – несмело спросила Анюта.

– Что можно?

– Остаться?

– Конечно. Кто же мне будет вечером ужин готовить? А если маньяка не кормить, то он… У-у-у!!

Девушки улыбнулись. Андрею на мгновение показалось, что еще минута, и они бросятся ему на шею. Он поспешил отступить в коридор, сделав вид, что поглощен наведением глянца на и так уже до блеска вычищенные ботинки.

– А когда ты вернешься? – спросила Юля, появляясь в проходе.

– Как вчера, часов в семь. Может, чуть позже. Мне еще машину из ремонта забирать надо. Так что – думайте.

Юля замялась. Андрей ее прекрасно понимал, жалел даже, несмотря на некоторую отчужденность за вчерашнюю выходку, потому решил немножко подтолкнуть:

– Ну, что вы решили?

Девушка подошла ближе, почти вплотную. Андрей явственно ощутил волнующий запах душистого мыла и еще какого-то непонятного, но очень вкусного парфюма. Сердце забилось чаще, ему даже пришлось сделать над собой усилие, чтобы не расплыться до ушей, как прыщавый юнец, завидевший объект своей тайной любви. Вот черт! Так никаких запасов силы воли не хватит.

– Ты действительно хочешь, чтобы мы остались? – тихо спросила, почти прошептала Юля.

– Что значит – хочу, чтоб вы остались? – Андрей выпрямился, сразу оказавшись на полторы головы выше. – Я хочу, чтобы у двух красивых и ни в чем не виноватых девчонок хотя бы на время кончились проблемы. Документы вам сдавать только завтра, а потом – экзамены, беготня всякая. По себе помню – времечко еще то! Нервов уйдет тонны три. Так почему бы вам сегодня не отдохнуть в тепле и уюте, не думая хотя бы о том, где придется ночевать?

– Прости, пожалуйста…

Андрей прикоснулся к Юлиной щеке, почти с ужасом обнаружил на ней слезу. Девушка посмотрела на него с какой-то даже мольбой. Ее глаза действительно предательски поблескивали.

– С этим – потом, ладно? Не волнуйся, все в порядке. Главное, что вы больше не боитесь.

Юля всхлипнула.

– Не боитесь?

– Н-нет…

– Так что – останетесь? Или по Москве погуляете?

Спросил Андрей скорее для проформы. Куда уж им в таком состоянии нырять с головой в безумство столичного мегаполиса! Да еще на десять часов!

– Мы тебя подождем. Только… – она замолчала. Краем глаза Андрей приметил прислушивающуюся к разговору Анюту.

– Что – только?

– Нет, ты не подумай, я все понимаю! Я ничего такого не хотела сказать…

Он в недоумении слушал Юлю. Что ее гложет?

– Ты приезжай поскорее, ладно? – вдруг сказала она.

– Только если сможешь, – поддержала подругу Анюта, подойдя ближе. – А то нам страшно…

Андрей кивнул, сказал деловым тоном, стараясь скрыть обуревающие его чувства:

– Конечно, постараюсь. Ну, а вы тут не скучайте. Телек посмотрите или фильмы какие. Опять же у меня там мультиков всяких куча…

Он вспомнил, как радовалась Маринка каждому новому диску с очередной диснеевской поделкой. Что ж, вот и нашлось, кому принять наследство.

– Диски внизу, на полках. Дивидишкой приходилось пользоваться?

Девушки радостно закивали. Юля вдруг приподнялась на цыпочках и чмокнула его в щеку. Пока Андрей переваривал это неожиданное для себя происшествие, она уже спряталась за Аниной спиной. Та тоже выглядела смущенной.

– Гм. Тогда – до вечера.

Запирая снаружи дверь, он чувствовал себя мерзким подлецом. Теперь даже если девчонки захотят – на улицу им не выйти, этот замок изнутри не открывается даже отмычками. А он еще и деньги с документами перепрятал. Тьфу! Кто это у нас тут недавно про недостаток доверия возмущался?

Утренняя толкотня в метро отступила куда-то на задний план. Андрей и сам не заметил, как добрался до работы. Он все время вспоминал Юлины слова: «…приезжай поскорее, ладно?», а на щеке невесомым следом еще чувствовался поцелуй. Рука то и дело тянулась потрогать, всю дорогу Андрей рассеянно улыбался.

За что и поплатился. Уже в офисе, снимая куртку, он обнаружил неприятный сюрприз – в толчее метро карманник, а может, и просто какой-нибудь любитель брать то, что плохо лежит, оприходовал кошелек. Гадостная новость, надо сказать. Утром Андрей уполовинил заначку, выкроенную с прошлой получки: все-таки сегодня он собирался платить за ремонт, да и девчонок хотел побаловать чем-нибудь вкусненьким.

28
{"b":"32350","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Help! Мой босс – обезьяна! Социальное поведение на работе с точки зрения биологии
Тобол. Мало избранных
Монах, который продал свой «феррари»
Когда утонет черепаха
Секреты спокойствия «ленивой мамы»
Грани игры. Жизнь как игра
МакМафия. Серьезно организованная преступность
Задача трех тел
Последняя девушка. История моего плена и моё сражение с «Исламским государством»