ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вот именно. Хорошо. Продолжайте наблюдение, в близкий контакт пока не вступайте. Но водителя «Волги» размотайте по полной. Больше всего на свете я боюсь узнать, что, кроме нас, объектом интересуется кто-то еще.

– Понял, товарищ полковник. Разрешите выполнять?

– Идите. Доклады наблюдателей ко мне на стол каждые шесть часов.

К удивлению Андрея, в автосервисе с него сняли не так уж много. Сияющий Олег похлопал «Синенькую» по капоту и сказал:

– Принимай работу. Теперь будет скакать, как новенькая!

Машина и вправду шла ходко, никаких неприятностей с шаровой не наблюдалось, электрика тоже пахала без накладок. Возвращаясь домой, Андрей с радостью предвкушал, как завтра повезет девчонок в эту их академию, сдавать документы. А еще он обязательно покатает их по залитой огнями вечерней Москве. Пусть посмотрят, какая она бывает. До сего момента столица показалась девчонкам не слишком приветливой.

Загнав «Синенькую» на стоянку, Андрей рассовал по карманам ключи, сотовый, включил сигналку и только сейчас неожиданно вспомнил разговор с Егором. Ага!

«Счаз будем немножко ругаться», – подумал он с улыбкой, картинно нахмурив брови.

Он специально провозился с замком чуть дольше обычного, чтобы девчонки его услышали. Все-таки Андрей чувствовал себя немножко неуютно, вламываясь без предупреждения. Пусть и в собственную квартиру.

Подруги стояли в коридоре. Они ждали его с таким облегчением и радостью на лицах, что Андрей чуть не растаял. Смешно, но каждый женатый мужчина мечтает приходить домой в пустую квартиру, чтобы не начинала с порога пилить жена, а каждый холостяк в мыслях верит, что когда-нибудь ему больше не придется, возвращаясь с работы, ту же пустую квартиру отпирать.

– Привет! – сказали девушки хором.

– Ну! – грозно взревел он прямо с порога. – Признавайтесь! Кто из вас подходил к телефону!

Девушки потупились, улыбки на лицах погасли.

– Извини, пожалуйста, – затараторила, к его удивлению, Анюта. – Я больше не буду. Привычка еще с дома осталась. Мама в больнице работает, сутки через трое, приходит, сразу спать ложится, а отец принципиально не подходит, некому мне звонить, говорит. Вот я и привыкла, как телефон тренькнет, сразу трубку хватаю, чтоб маму не успел разбудить…

Как-то все это не вязалось с Аниной стеснительностью. Схватить, пусть даже и на автомате, трубку в чужой квартире, прекрасно сознавая, что никто знакомый позвонить не может… Или может? Что, если она как раз ждала звонка, из дома, например, а тут случайно вклинился Егор?

– Я больше не буду, – снова повторила она.

– Ладно, ладно, не волнуйся, все нормально. Просто друг один меня сегодня удивил: что это, говорит, у тебя за женский голос дома трубку снимает? Красивый, сказал, просил познакомить.

Анюта зарделась, смущенно опустила глаза. Андрей сбросил куртку, ботинки, протянул девчонкам пакет:

– Ну, стряпухи, кто сегодня готовит?

Девушки побежали на кухню – распаковывать. На пороге Юля вдруг обернулась и спросила:

– А что, у тебя сейчас некому к телефону женским голосом подходить?

– Некому. Живу я… жил, – поправился Андрей и рассеянно улыбнулся своим мыслям, – один, не женат, из родственников тоже никого здесь не бывает.

– Совсем-совсем некому?

– То есть ты пытаешься спросить, есть ли у меня девушка? – уточнил Андрей.

Юля, немного напуганная его проницательностью, лишь кивнула.

– Сейчас – нет. Была совсем недавно, но… мы расстались.

– А что случилось?

Анюта весьма чувствительно толкнула Юлю локтем в бок, что-то зашептала на ухо. Под конец довольно громко сказала:

– Ох, уж это мне твое любопытство! – и добавила, обращаясь к Андрею: – Ты уж ее извини, она все время такая. Тебе, наверное, неприятно об этом вспоминать, да?

– Нет, теперь уже нет. – Андрей прислушался к себе – прежняя боль исчезла. Маринка ушла, ушла вслед за Ингой, и вместо привычного вечно смеющегося рыжеволосого чертенка в памяти остался лишь какой-то смазанный образ.

Он прошел на кухню, сел, сцепил на коленях руки. Девчонки принялись разбирать сумку с продуктами, то и дело поглядывая на него. Переспрашивать они не решались.

– Наверное, я хотел от нее слишком многого… Раньше мне все время казалось, что близкий человек должен разделять с тобой твои мечты и неудачи, твои победы и поражения. Должен быть рядом, помогать, радоваться и переживать вместе, чтобы был кто-то, ради кого все эти победы нужны. Мы же… мужчины, я имею в виду, как ни крути, все еще охотимся на мамонтов…

Девушки улыбнулись, Анюта не выдержала и хихикнула. Андрей улыбнулся ей почти благодарно – он не любил лишний пафос в чувствах, и стоило самому заговорить о чем-то подобном, как все моментально показалось наигранным и ненастоящим.

– Да, мужчины по природе своей – добытчики. Славы, денег, признания и почестей – не важно. Да пусть тех же самых мамонтов. И главное для нас, чтобы было перед кем их складывать. Как в мультфильме. Убил мамонта, принес, положил у ног и постучал себя в грудь с воплем: «А-о-ао!»

Крик неандертальца Андрей изобразил весьма натурально, девчонки рассмеялись уже в открытую.

– А когда любимая девушка интересуется, как у тебя дела на работе, раз в месяц, да и то – только если ей на это напрямую намекнуть… Не знаю. Может, я и вправду слишком многого хотел, но ничего такого, чего не давал бы сам. Ее дела, ее репетиции, новые постановки – все это я знал назубок.

– Она была актрисой? – робко спросила Юля.

– Что? А, да. Маринка училась на театральных курсах, а по вечерам играла. Театр Новой Драматургии. Я побывал на всех премьерах, а она… не смогла приехать на вручение моему отделу почетного диплома Российского Туристического Союза. Сослалась на интересный фильм, который будет вечером. Ты поезжай, сказала, вернешься – расскажешь.

Андрей помолчал.

– Глупо звучит, да? Мне все это казалось таким важным, а сейчас вот высказал вслух… ерунда полная. Из-за каких мелочей все может развалиться! Ладно, извините, девочки, что-то я разболтался. Кушать-то будем?

Анюта поставила на плиту кастрюлю с водой, надрезала упаковку макарон. Юля молчала, машинально теребя ручку пластикового пакета.

– Я никогда о таком не думала, – сказала она вдруг. – А ты, Анюта?

Та отрицательно покачала головой.

– Мне все время казалось, что любимый человек – это просто тот, который рядом. Наверное, мы еще маленькие и многого не понимаем…

– Не просто рядом, Юль, ВСЕГДА рядом! Всегда вместе с тобой, всегда готов помочь, что бы с ним в этот момент ни происходило – болит ли голова, ждут на вечеринку сослуживцы, поссорился с другом: все не важно, все побоку, если помощь и поддержка нужны тебе. Ну, и… наоборот тоже. К этому надо всегда быть готовым.

Андрей смутился – Юля и Аня, не сговариваясь, пристально смотрели на него, словно бы перед ними сидело совершенно неизвестное науке существо.

– Да, – тихо проговорила Анюта, – теперь я понимаю, почему ты решил нам помочь. А мы… мы думали о тебе плохо. Извини нас, пожалуйста…

– Правда, – поддержала подругу Юля, – извини. Понимаешь, вчера ночью… ну… это была моя идея. Я Аньку убедила. Не сердись на меня, я же не знала…

Андрею стало неловко. Вот что бывает, стоит поддаться настроению и дать волю мыслям. В его кругу было не принято раскрывать свои чувства, их прятали под старательной маской насмешливого цинизма. Может, это и неправильно, зато честно. А то получится как сегодня: не успел излить и десятой доли всего, что наболело на душе, а две молодые девчонки уже смотрят на тебя, как на романтического героя всех времен и народов, пребывая в полном ужасе от мысли, что когда-то могли тебя обидеть.

– Господи, девушки! Все давно забыто! Давайте уж лучше кушать, а то со всей этой лирикой недолго и от голода окочуриться!

– Ой, что это! – неожиданно воскликнула Анюта, вынимая из пакета цветастую упаковку.

– Сюрприз! – провозгласил Андрей. – В честь двух красивых девчонок из славного города Ярославля у нас сегодня супердесерт. Торт-мороженое фруктовый, любимый деликатес всех на свете девушек.

30
{"b":"32350","o":1}