ЛитМир - Электронная Библиотека

– Зато арабская жена, в отличие от наших, – верная и покорная спутница жизни, исполняющая все прихоти своего мужа.

– А тебе и завидно! – ехидно поддел Виктора Ник.

– Не в этом дело. Просто если она будет упираться и капризничать – ничего ей при разводе не достанется! На первый раз ее отправляют к родителям…

– Которым, кстати, тоже кучу подарков надо сделать, – вставил Ник.

– …А если ситуация не изменится, жену выгоняют вон, – не обращая внимания на реплику, с наслаждением продолжал Виктор. – Я по Египту еще в Академии специализировался. Здесь очень щепетильно, по-мусульмански относятся к защите прав мужчин, несмотря на все светские послабления. И до сих в отношении мужа действует куча поблажек. Да, и еще, если женщина не смогла родить наследника, а пол ребенка и срок родов – самое важное условие брачного контракта, развод гарнирован на все сто. И уж что там будет дальше: выйдет она замуж, не выйдет, никого не волнует. Ее проблемы!

– Сразу видно: человек недавно развелся, до сих пор пережить не может. – Ник покачал головой. – Тебе дай волю, ты у нас шариат в качестве семейного кодекса введешь. Ладно, хватит болтать. Время поджимает. Что у нас там еще в маршруте указано?

Они пробыли на предполагаемом месте Седьмой точки до вечера, пока Андрей аккуратно не намекнул Нику, что пора, в общем, и обратно.

– …а то и к утру не приедем.

Николай согласился сразу, без лишних споров, чем приятно Андрея удивил.

В последующие два дня, выполняя наказ полковника, они побывали и на горе Синай, и в монастыре Святой Екатерины. По распространенному поверью полное отпущение грехов получит тот, кто поднимется на вершину «Священного пика», на знаменитую гору Синай, где, по библейскому преданию, Моисей получил от Господа скрижали с десятью заповедями и встретил там восход. Но то ли у сотрудников ФСБ грехов не наблюдалось, то ли это шло вразрез с инструкциями полковника, но встречать рассвет на Синае офицеры отказались категорически.

Коротенькая экскурсия по монастырю Святой Екатерины поведала, что построен он еще византийским императором Юстинианом и существует аж с шестого века. Монастырь ни разу не был ни захвачен, ни разорен, а во время французского вторжения в Египет сам Наполеон покровительствовал древней святыне.

Вечером отправились на базар. Виктор уже второй день жаловался, что в отеле подают очень невкусное, низкокалорийное пиво каирского разлива и надо бы сходить в местный торговый центр, сиречь рынок, присмотреть что-нибудь европейское. Андрей резонно заметил, что абсолютно любая выпивка есть в баре:

– …действительно ЛЮБАЯ, Виктор. Сходите сами, посмотрите.

Виктор улыбнулся смущенно и немного хитровато:

– Дорого там. И вообще – сувениров своим хочу прикупить, а в отеле за них три шкуры дерут, да и нет почти ничего стоящего.

– Н-да, – с непонятной интонацией сказал он получасом позже, оглядывая бесконечные торговые ряды, – не знаю, как с сувенирами, а с едой здесь, кажется, все в порядке.

Изобилие разнообразных тропических фруктов с нильских оазисов действительно поражало воображение. А кондитерская кулинария Египта вообще оказалась выше всяких похвал, местные торты, по выражению одного из базарных торговцев, настоящая гибель женщин.

Кстати, на базаре случилось одно интересное для всех заинтересованных сторон событие. Карманник – персонаж для восточных рынков не просто обыденный, а где-то даже непременный – попытался стащить у Андрея портмоне.

Уже вечером, во время ужина, к ним за столик подсел тот самый «молчун». Представился:

– Аркадий Голобов, можно просто Гол.

А когда Андрей поинтересовался, что же такое стряслось, почему фээсбэшник решил раскрыться, тот неожиданно признался:

– Я отправил запрос в Москву и думаю, ответ будет положительный. По-моему то, за чем мы сюда приехали, – случилось.

– Почему вы так решили?

– А очень просто. Кошелек у вас, Андрей, сегодня на базаре пытались приватизировать. Воришка неприметный такой, тщедушный, одет в обноски какие-то перешитые, я бы и внимания не обратил, да слишком уж четко он за вами шел, прямо как на привязи. Доложился, капитан командует: взять под наблюдение…

Андрей чуть не поперхнулся:

– А что ж вы его не остановили?!

Фээсбэшник развел руками:

– Извините, Андрей, у нас приказ вмешиваться, только если будет опасность похищения или достоверная и неотвратимая угроза вашей жизни. В остальных случаях – наблюдать.

– Понимаю… Полковник собирает материал. Ладно, а дальше что было? Бумажник-то, – Андрей достал из кармана портмоне, демонстративно раскрыл, – со мной остался и все деньги на месте.

Гол рассмеялся:

– Картина была потрясающая! Жаль, съемка оперативная, в архив пойдет, под тройной гриф секретности, даже вам нельзя показывать, а то был бы хит сезона в передаче «Я – очевидец». Вы у фруктового ряда когда остановились, он уже примеряться начал. Смотрим: трется у самого прилавка, рядом с вами. Только руку за бумажником протянул – хлоп! Торговец катил мимо тележку с персиками, а в переполненном ряду тяжело ею управлять, повернул неудачно и нашему герою – колесом точно под коленки. Бедняга упал и лежит. Молча лежит. Препираться с возчиками на весь базар, как это здесь водится, – лишнее внимание привлекать. Так что полежал он немного и – раз, раз, раз, – улыбающийся капитан изобразил ладонью нечто маленькое и юркое, – на четвереньках под прилавком прополз, встал и, как ни в чем не бывало, опять за вами идет.

– Настойчивый!

– Да уж, это точно! Завернул за угол, а вы как раз уже из ряда выходите, ну он и припустил во всю прыть. Метров пять успел пробежать, пока не поскользнулся. Прям как в американских комедиях, разве что банановой кожуры не было. Хорошо не упал, ухватился за ближайшего покупателя, удержался. Потом они долго о чем-то спорили, руками махали, судя по всему, наш герой карманов извинялся и, по-моему, умудрился-таки под шумок стырить кошелек у своего визави.

– Находчивый парень! – с трудом сдерживая смех, сказал Андрей.

Как там полковник говорил: «…украсть у вас кошелек точно никто уже не сможет». Выходит – все? Седьмая точка пройдена, и можно ехать домой?

Но развивать эту тему Андрей поостерегся. Черт их знает, какие у них приказы? А вдруг Комитет решит на всякий случай еще какую-нибудь проверку учинить… Если, конечно, этот сегодняшний случай на рынке не был такой проверкой. Да-а, так до чего угодно можно додуматься. Еще немного – и здравствуй, паранойя.

Если уже не…

Наутро чартер «Сибири» пропустил под брюхом желтые песчаники Египта и взял курс на Средиземное море. Уже в шесть Андрей был в Москве.

3

Из Домодедова Андрей позвонил девчонкам, предупредил, что сейчас едет и очень, очень голоден. Слона готов сжевать, со всеми потрохами.

Встретили его с визгами, вешанием на шею и даже поцелуями! В щечку, правда, зато вполне искренними. А он снова почувствовал, как это бывает, когда тебе нет нужды, возвращаясь домой, ставить сумки на пол, рыться в карманах в поисках ключей, возиться с замком. Когда стоит лишь позвонить, и дверь откроется сама, без твоего вмешательства, а на пороге будет стоять и улыбаться та, которая тебя ждет.

Правда, сейчас их было две.

Андрей кинул на стул сумку, спросил:

– Ну, рассказывайте, как вы тут без меня?

– Часы считали, глаз не сомкнули! – Юля улыбнулась. – Давай раздевайся, будем тебя кормить.

О, им уже командуют? Андрей мысленно покачал головой. Да, этим женщинам только дай поблажку, вмиг возьмут в оборот.

– Сначала будут сюрпризы, – сказал он. – Маленькие всем, а кое-кому, у кого завтра день рождения, – большой, но попозже!

– Мне? – спросила Юля.

– А у нас еще у кого-то день варенья завтра?

– Не-ет… А что за сюрприз?

– Ну, Юль, как ты не понимаешь: если я скажу, какой же это будет сюрприз?

– Хоть намекни!

– Даже не проси. Если скажу – придется сразу подарить, какой тогда смысл ждать? А раньше времени поздравлять, говорят, плохая примета. Так что терпи.

45
{"b":"32350","o":1}