ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы хотите сказать, что полковник – НЕ настоящий? – недоверчиво улыбнулся Андрей. Ну уж, загнул!

– Нет-нет, вы неправильно меня поняли. Под словом «настоящие» я имел в виду тех сотрудников, которые действительно могут направить ваши способности на благо страны. Ваш Петр Дмитриевич к таковым не относится. Удивлены?

Андрей жестом показал: вот как!

– К сожалению, Андрей, работая на группу полковника Радченко, вы отнюдь не работаете на государство, как вам пытаются втолковать. Вы даже не работаете на благо ФСБ, если у вас возникала такая мысль – отбросьте ее. Лишь на отдельных людей. Вы просто-напросто станете оружием в их руках. И результат не может предсказать никто. Поэтому мы и решили с вами переговорить. Для начала. Дело приняло такой оборот, что мы больше не можем оставаться в стороне.

Настойчивые попытки Седого заставить Андрея усомниться в целях полковника на деле все больше убеждали его в обратном. Конечно, Петр Дмитриевич многое скрывает, конечно, и сейчас это видно невооруженным глазом, грядущее президентство лишь ширма для каких-то менее глобальных, но значительно более действенных проектов. Например, ввести Андрея во власть, а потом, опираясь на Удачу, раскручивать какие-то сомнительные проекты с большими перспективами – да, вполне возможно. Или еще что-то – на досуге Андрей частенько размышлял об этом.

А вот Седой доверия не вызывал совсем. Намеками на своих могущественных покровителей, на помощь сил неправительственного толка, на поддержку некоторых силовиков. Смысл? Если послушать его, получалось, что сейчас Андрей сотрудничает с группой не стесняющихся в средствах людей, которые озабочены лишь собственным благом. А что, собственно, поменяется, если он сменит «хозяина»? То же самое. Может быть, в большем масштабе. Только методы у них поприземленнее – схватить, запугать, похитить… Стоит сравнить, как впервые приглашал Андрея на беседу полковник, и как эти…

Но, безотносительно личности самого Седого и его покровителей, а что, если все действительно так? Для кого он, Андрей, мечется по Земле, усиливает свой дар? Или, скорей уж теперь, проклятие…

– Скажу прямо, Андрей Игоревич, я далек от мысли угрожать, – заметил Седой под конец своей речи, – как вы успели понять, наша организация много знает про вас, поэтому я прекрасно понимаю, чем может окончиться давление на Везунчика лично для меня. Но… Видите ли, у нас есть некоторые наметки, как поступить, если вы откажетесь сотрудничать с нами.

Андрей, занятый собственными мыслями, вздрогнул, прислушался. Заметив движение собеседника, Седой одобрительно усмехнулся.

– Мне неприятно это говорить, но боюсь, что тогда нам придется подумать о вашей ликвидации. В подразделении… назовем его, скажем, «икс», которое работает на меня, найдется достаточно подготовленных людей, не имеющих представления, на кого им предстоит охотиться. Вы могли убедиться, что, несмотря на противодействие поддерживающей вас силы, они вполне способны довести порученную задачу до конца. Конечно, какая-то часть моих людей переломает ноги, попадется в лапы вашего друга полковника, подорвется на собственных минах, но… Большое «но», Андрей Игоревич, – и я прошу вас задуматься над ним. Уверены ли вы, что Удача всегда защитит своего Везунчика? Полномасштабной охоты она может и не выдержать. Подумайте. И поверьте, мне будет очень неприятно отдавать приказ на уничтожение некоторых дорогих вам людей. И все это лишь для того, чтобы склонить вас к нужному решению.

В дверь постучали.

– Да! – недовольно сказал Седой. – Кто там?

В комнату ворвался возбужденный человек в камуфле. На плече у него болтался «АКМС», и, как успел заметить Андрей, предохранитель автомата был снят.

– Группа прикрытия вступила в огневой контакт!

– Где? – быстро спросил Седой.

– На западной дороге! Там целый штурмовой батальон!

Седой вскочил, разом растеряв свою вальяжность, громко и неприлично выругался:

– …! На что вы годны, если Комитет вычислил вас в полчаса, …, как новичков!

– Мы все сделали по вашей схеме… – зло проговорил охранник. – Никто не виноват, что у них так четко поставлено…

– Ну да, конечно! Мы в дерьме по уши, зато никто не виноват! …! – заорал он в трансивер. – Приготовить машину к эвакуации!! Да! Прямо сейчас!

Глядя на разъяренного шефа, охранник долго мялся, но потом все-таки решился спросить:

– А нам что?

– Вам?! – Седой воззрился на него так, будто в первый раз увидел. – Вам держаться в доме до последнего!! Ясно? Продержаться хотя бы час вы сможете?! Пусть думают, что главная цель еще в доме! Приказ ясен?! Выполняйте!

– Есть имитировать наличие в доме главной цели! Но…

– Никаких «но»! Работайте! – Седой повернулся к парням у двери, указал на Андрея. – Тащите в гараж! Но только аккуратно! Чтоб ни один волос с головы не упал! А если кто попытается помешать…

Он не успел еще договорить, а телохранители нависли над Андреем, подхватили под мышки и потащили по коридору. Сюда уже доносилась автоматная пальба и далекий стрекот вертолета.

Охранники, отчаянно матерясь, волокли его к машине. Андрей почти не сопротивлялся. Странное ощущение, но он смотрел на всю эту беготню как бы со стороны. Перед Седым Андрей не мог позволить себе хотя бы на йоту отступить от уверенности в правоте полковника, а значит, и своей, но, по-честному, его все-таки грыз изнутри червячок сомнения. А что, если Седой прав? Если полковник возит его по точкам, накручивая потенциал, чтобы потом сделать его Талисманом некоей группы людей? Вдруг все громкие слова о России, о помощи стране – все это пшик?

Сомнения не оставили Андрея и в тот момент, когда телохранители затолкнули его в огромный бронированный джип, когда Седой, рыкнув на водителя, сел слева и невесть откуда появившимся в руке «стечкиным» показал: вперед. Перед носом джипа медленно уползали в стороны створки гаражных ворот.

Стрельба приближалась.

Седой что-то кричал. Сначала Андрею, потом водителю, но пальба за спиной и рев проносящихся над домом вертолетов глушили все звуки. Машина дернулась, так и не дождавшись, пока ворота откроются до конца, рванулась вперед. Сильный удар с правого борта как бумажное смял крыло, машина пошла юзом, но водитель все-таки смог справиться с управлением, и джип выстрелил из длинной аппарели подземного гаража.

Удача не вмешивалась.

Андрей сидел неподвижно, почти не обращая внимания на все, что происходило вокруг. Как-то неожиданно ясно и четко он ощутил, что является лишь пешкой в игре больших парней. Что вот такие Седые и полковники будут и дальше, не считаясь с потерями, жертвами и тратами, драться за него, похищать друг у друга. Будь проклят навеки этот ненавистный дар!

И тут к Андрею пришла отчаянная мысль. Почему бы не проверить: что же все-таки хочет Удача и чего стоит он сам. Будет ли она удерживать его от опасного поступка? Если да – значит, сама Удача важнее Андрея, его переживаний, проблем, его борьбы с собой. Ей, по большому счету, все равно, кто является ее носителем, лишь бы выполнял, что от него хотят. А если нет…

Если нет, то конечное решение все-таки принимает он сам, и тогда есть еще надежда.

Машина с бешеной скоростью мчалась по проселку, по бокам мелькали деревья. Вот остался позади покосившийся указатель «р. Пахра».

План действий высветился в голове Андрея в одно мгновение, и уже не было времени разбираться, сам ли он додумался до него или кто-то подсказал…

Андрей собрал в кулак все силы, приготовился.

Как только джип влетел на небольшой мостик, Андрей резко саданул локтем в бок сидящего слева Седого. Тот захрипел, попытался что-то сказать, но Андрей, больше не обращая на него внимания, перегнулся через сиденье и выкрутил руль из рук водителя.

Молодой, сильный парень от неожиданности выпустил баранку, испуганно заорал, а когда попытался отцепить мертвую хватку Андрея, было уже поздно.

– Н-не-еет!!

Что-то больно уперлось ему под ребро, наверное, спинка переднего сиденья, но Андрей уже не обращал внимания. Он до упора вывернул руль влево, с визгом тормозов – успел-таки нажать, гад! – машина развернулась почти на полном ходу и врезалась в поручни моста.

57
{"b":"32350","o":1}