ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Блуждающий признак, побочное дитя чьего-то черного колдовства, был не такой уж редкостью в Кобаре. Неприкаянные, искавшие тела, которые они могли бы занять, призраки, бывало, подолгу блуждали по миру, пока не находили себе новую плоть или не изгонялись с помощью магии в Сумеречное Царство. Стать настоящим хозяином тела призрак мог лишь спустя много дней, когда прежний хозяин полностью покидал его; или же вытеснив своего соперника, который по каким-то причинам оказывался не способным к сопротивлению.

Призрак, который повстречался Сенору, мог вполне проделать сейчас нечто подобное с бесчувственным телом Летрод. В намерения Сенора совершенно не входила охота за «воскресшей» преступницей, и он приготовился к схватке.

Призрак, привлеченный запахом смерти, не обращал пока на живого человека никакого внимания. Он медленно плыл вдоль ограды и был похож на клочья искрящегося тумана. Почуяв его приближение, собаки подняли жуткий вой.

Сенор молил богов о том, чтобы здесь не появилась еще одна тень. Тогда призраки устроили бы настоящую драку за тело и вопли беснующейся Летрод, чья плоть стала бы ареной невидимой битвы, привлекли бы внимание стражи.

Тем временем тюремщик и стражник открыли калитку и швырнули бесчувственное тело в собачий вольер. Псы, возбужденные присутствием призрака, не обратили внимания на труп. Прикрикнув на воющих собак, тюремщик скрылся среди построек. Стражник постоял, осматриваясь, и отправился следом за ним.

Вытащив на всякий случай кинжал, Сенор подкрался к калитке и медленно открыл ее, стараясь не шуметь. К счастью, тело Летрод было брошено не слишком далеко от входа. Сенор бросил взгляд на темные тени собак, бесновавшихся у противоположного края ограды, и неслышно вошел в вольер.

Черная Летрод весила немало. Он почти доволок ее до калитки, когда ближайшая из собак кинулась на него. Сенор ударил ее кинжалом по оскаленной морде и проделал остаток пути под жалобный собачий визг. Другие псы не успели напасть на него.

Выбравшись наружу, он мигом захлопнул калитку и опустил засов. Свора яростно бросалась на металлические прутья, но он уже был в безопасности.

Впрочем, не совсем. Прямо на него, выбрасывая в стороны искрящиеся окончания, плыл разъяренный призрак. Посеребренным лезвием кинжала Сенор очертил вокруг себя магический круг и произнес слова заклятия. Подплыв к внезапно возникшей преграде, призрак остановился и медленно растекся вокруг нее по земле. У него было время ждать. До утра.

Сенор попал в довольно идиотское положение. Долго сидеть внутри круга он не мог, поскольку, с одной стороны, рисковал в любой момент попасться на глаза стражникам Кратера, а с другой – должен был как можно быстрее оказаться со своей добычей в Башне. Но если он отважится пересечь границу круга, призрак мгновенно займет тело Летрод и ее поведение станет непредсказуемым, не говоря уже о том, что на некоторое время она получит нечеловеческую силу. Любой шум привлечет стражу, и тогда Сенор скорее всего окажется вместе с Летрод внутри собачьего вольера. Либо стражники сразу изрубят их обоих на куски…

У него оставался единственный выход – пробудить к жизни чужую плоть. Это было делом непростым; Сенору еще никогда не приходилось надолго покидать свое тело, но деваться некуда – разложив магические предметы и составив нужные фигуры, он начал произносить Формулу Пересечения.

Вскоре он утратил привязанность к собственной бренной оболочке, все мысли исчезли, он попал в неописуемое ничто, где не было верха и низа, прошлого и будущего, мгновений и расстояний. Потом вокруг медленно проявился мир; заново образовалось застывшее пространство; сдвинулось с мертвой точки, и, все ускоряясь, потекло время… Он висел внутри магического круга и чувствовал, что где-то рядом, под ним, находится его обмякшее тело. Сенор подумал о том, как отвратительно должны выглядеть сейчас со стороны его закатившиеся глаза, – и начал входить в тело Черной Летрод.

Прошла целая вечность, или промелькнуло мгновение пустоты – и он открыл чужие глаза. Они были чуть-чуть близорукими, и ему приходилось напрягаться, глядя вдаль. Он нащупал очень слабые отражения сознания Летрод, спящего и запертого Магом в своей незримой тюрьме. Сенор медленно встал на ноги и расправил окоченевшие члены.

Он ощущал неудобство, словно надел на себя чужие доспехи. Тяжелая грива волос оттягивала назад голову, отвисала грудь, он чувствовал непривычную пустоту между ногами. Сенор глубоко подышал новыми легкими и с сожалением подумал о том, что не сможет в этом теле бежать слишком уж быстро. Чтобы вернуться к собственному телу, он проделал в магическом круге заговоренный проход.

Теперь нужно было спешить. Ему очень не хотелось расставаться со своим телом, которое он оставил внутри круга. Оно было недоступно для призрака, но на него могли случайно наткнуться тюремщики или стража, и еще хорошо, если они сразу не швырнут «мертвеца» собакам.

Но выбора не оставалось. Призрак расположился поблизости всерьез и надолго. Это было для него вопросом будущей жизни и возрождения в новой плоти, к обретению которой он стремился любой ценой.

Тонкими женскими пальцами Сенор заботливо закутал свое тело в плащ, чтобы оно не замерзло, и скрепя сердце покинул магический круг.

* * *

Лошади настороженно заржали, почуяв незнакомый запах, но Сенор-Летрод успокоил их ударами хлыста. Времени оставалось очень мало. Напрягая женские мышцы, он вскочил в повозку, и лошади понесли ее к городу.

Затея была более чем рискованна. Хотя Сенор-Летрод захватил с собой кинжал, было ясно, что в этом теле он не сможет как следует обороняться. Приемлемым выходом теперь оставался следующий: ему придется спрятать тело Летрод в Башне, где магия оградит его от посягательств других теней, и, став на недолгое время призраком, вернуться за собственным телом.

Упряжка благополучно миновала Нижний город, и Сенор-Летрод был уже почти у цели, когда наткнулся на верховую стражу. Три лошади со всадниками, вооруженными арбалетами, стояли поперек дороги, и он вынужден был остановиться.

Ночная стража была в подпитии и явно занята поисками развлечений. Сенор-Летрод подвигал мышцами чужого лица, репетируя различные гримасы. Ближайший стражник спешился и заглянул в повозку.

– Ого, да тут красотка! – крикнул он своим приятелям и схватил Сенора-Летрод за длинные волосы.

Он был средних лет, а его багровая рожа свидетельствовала о почти непрерывном пьянстве. Сенор-Летрод подавил в себе искушение немедленно ударить его кинжалом, так как в этом случае он очень быстро превратился бы в подобие подушечки для булавок: два других стражника все еще держали в руках заряженные арбалеты.

Сенор-Летрод посмотрел вокруг. Наступил вечер; на улице, ведущей к Башне, не было ни одной живой души.

– Эй, куда это ты спешишь? – спросил красномордый, все еще держа его за волосы. – Может, повеселимся?

– Я послана к Хозяину Башни Зонтагу, – сказал Сенор-Летрод. Голос у него оказался слишком низким и хриплым для женщины. – Срочное дело. Не советую меня задерживать.

Красномордый расхохотался:

– Зонтаг подождет. Если ты не полная дура, то должна понимать, что раз уж ты решилась отправиться по этой дороге одна ночью, то заплатишь нам за проезд. И я, кажется, знаю чем!

С этими словами красномордый, пыхтя, полез в повозку.

– Эй, Хобак, оставь ее! Может, она действительно едет к Зонтагу, – крикнул ему один из стражников. Эти двое, оставшиеся в седлах, были не столь пьяны, чтобы забыть о влиянии Башни.

– Пошел ты к дьяволу! – заорал Хобак. – Пусть Зонтаг лучше бережет свое сокровище!..

Двоим верховым стало явно не по себе от такого кощунства. Озадаченно переглядываясь, они наблюдали за происходящим.

Тем временем красномордый опрокинул Сенора-Летрод на спину и, без труда преодолевая сопротивление женских рук, принялся задирать ему юбку. Сенору-Летрод ничего не оставалось, как смириться со своим положением и раздвинуть ноги. При этом он утешался мечтами о том, что сделает с Хобаком, когда вернется в свое тело. Тем более, что отражения пьяного стражника были для него сейчас доступны, как сточная канава. Впрочем, он уже почти не верил, что успеет вернуться и отомстить.

10
{"b":"32396","o":1}