ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Невеста снежного короля
Покорить Францию!
Мост мертвеца
Фагоцит. За себя и за того парня
Роза любви и женственности. Как стать роскошным цветком, привлекающим лучших мужчин
Под струной
Самостоятельный ребенок, или Как стать «ленивой мамой»
А может это любовь? Как понять, есть ли будущее у ваших отношений
Мертвые не лгут
A
A
* * *

Измученный и обессиленный, лежал Сенор на вершине холодного металлического холма. Его чувства притупились от голода и жажды.

Идти было некуда. Во все стороны тянулись однообразные золотые горы. Далекие башни остались столь же далекими и спустя много часов изнурительного пути.

Медленно, но неотвратимо погружался он в предсмертную апатию. Его сознание подстерегали демоны ада. Он пытался вспомнить Формулу Великого Перехода, чтобы избежать их злого хоровода. Тщетно. Какая неудобная смерть! Смерть, потребовавшая от него чересчур больших усилий. Он был слишком слаб для этого последнего испытания абсолютной изоляцией. Слова Формулы редкими каплями падали в черную пропасть его опустошенного мозга…

* * *

Барон Тенга пил веселящий настой из болотных грибов в трапезной башни Криала, ощущая приятную легкость в голове и не менее приятную тяжесть волшебного шара в кармане. Он мог позволить себе расслабиться.

За последующие несколько часов он значительно сблизился с вдовой графа Юф, погибшего два дня назад в битве с легионом Тени. Никто, кроме Тантора, не знал, куда исчезла Хильда Биорг, но графине Юф, кажется, было вполне достаточно того, что она исчезла.

Уже целые сутки в башне герцога Криала веселились его подданные и друзья, отмечая победу над Тенью. И хотя стражники герцога в эту ночь были наготове, как и в любую из ночей, а Птица Варпов, по обыкновению, кружила над городом, высматривая существ из Тени и вслушиваясь в отражения, – никто из них не заметил, что в одно из высоких зарешеченных окон башни Криала проникла летучая мышь, не посылавшая отражений. Она упала на пол пустынного зала и превратилась в пушистое существо, мягко ступавшее по коврам своими лапами, которые были покрыты густым мехом.

Его не остановили заговоренные двери; оно прокралось на нижние этажи и у дверей трапезной уменьшилось во много раз, стало насекомым, почти невидимым для человеческого глаза.

Оно ползало по телу и одежде барона Тенга, пока не наткнулось в кармане плаща на заколдованный шар, заключавший в себе свернутый мир, и не проникло в него одному лишь ему ведомым способом.

Оказавшись внутри шара, оно превратилось в огромную птицу и, тяжело взмахивая крыльями, поплыло над золотыми холмами, высматривая затерявшегося среди них человека.

Глава девятнадцатая

Демон из Тени

Уже несколько часов его осаждали миражи. Он видел марширующие за холмами орды красных оборотней, лицо Истар, искаженное мукой, озера из хрусталя и серые рясы Хозяев Башни, пришедших лишь затем, чтобы погрузить его в еще более глубокий кошмар…

Черная точка появилась над безрадостными холмами в стороне, противоположной той, в которой находились железные башни. Сенор вначале принял ее за один из своих миражей. Точка приближалась, увеличиваясь в размерах; сначала она превратилась в размытую полоску, а потом – в птицу, мерно взмахивающую огромными крыльями.

Боясь поверить в то, что это не очередная иллюзия, Сенор закрыл глаза и откинулся на холодный металл, который заменил здесь привычную твердь. Его сердце бешено колотилось, как ни старался он не поддаться последнему издевательскому обману чувств.

Птица опустилась рядом с ним, обдав его ветром от своих огромных крыльев – таким освежающим в мире неподвижности и мертвого воздуха. Потом она начала превращаться и распалась надвое. Большая ее часть стала женщиной с драгоценными камнями вместо глаз, а меньшая – пищей и вином в глиняном сосуде.

Существо Суо склонилось над Сенором и взяло его лицо в свои холодные ладони.

– Пей и ешь, – сказало оно. – Мы должны вернуться и закончить одно дело…

* * *

– Почему я до сих пор жив? – спросил Сенор чуть позже, когда снова мог говорить и набрался сил, чтобы стоять на ногах.

– Ты должен был бы стать одним из золотых холмов, как все смертные, попавшие сюда до тебя. Но ты избежал этой участи благодаря Мечу Торра. Он делает своего Хозяина неизменным в любом из миров, в Мертвых Временах – может быть, даже в самой Тени. Неоценимая штука для того, кто знает толк в Перемещениях. Но пока тебе придется всего лишь убить им барона Тенга…

И вокруг него вспыхнули и погасли рассыпающиеся осколки хрустального смеха.

* * *

Тантор не заметил, ЧТО из кармана его плаща вылетела крохотная птица. Однако она стремительно увеличивалась в размерах – как и сидящий на ее шее человек. Спустя мгновение заколдованный шар прожег карман барона и, упав на пол, превратился в бесформенный обугленный комок. Зверь Уремзару перестал существовать.

В глубине огромного зала птица опустилась на пол; человек, которого она вынесла из мрачной ловушки Гугима, был Сенор Холодный Затылок – и он держал в руке Меч Торра.

Барон взвыл от бешенства и вскочил на ноги. Реакция гостей Криала, ошеломленных, но все же видавших и не такое возле стен Преграды, была мгновенной – стук опрокидываемых стульев смешался с лязгом мечей, извлекаемых из ножен.

Сенор находился в самом сердце вражеской цитадели и ждал нападения придворных Башни. Суо, ничего не объяснив спасенному, пронеслось над людьми черной тенью и вылетело в распахнутую дверь. Где-то на верхних этажах оно покинуло башню герцога прямо сквозь решетку окна – распавшись для этого на части и вновь собрав себя в воздухе. Затем оно отправилось в одному ему ведомое место.

Меч Торра очертил сверкающий круг и проломил доспехи воина, напавшего первым.

Для Сенора это была легкая битва. Он не знал, откуда берутся силы, но ведь внутри волшебного Зверя Гугима он отведал «плоти» и «крови» Существа из Мертвых Времен. Меч из небесного металла делал за него кровавую работу. Он раскалывал шлемы вместе с черепами, рубил доспехи, отбивал летящие в хозяина арбалетные стрелы, рвался из руки, сжимавшей его рукоять, вонзался в такие мягкие, податливые тела – и вскоре стал малиновым от крови…

Вся стража Криала была поднята на ноги. Трапезная и коридоры, ведущие к месту схватки, заполнились вооруженными людьми герцога. Каким бы совершенным оружием ни оказался Древний Меч, Сенор был обречен. Трупы и лужи крови на полу уже мешали ему сражаться. Его прижали к стене, и на него сыпался град ударов. Он жалел лишь о том, что не добрался напоследок до барона Тенга, да еще о том, что так и не обрел Завершения.

Маленький капризный божок в его голове вновь завел старую песенку. Вспышки неизъяснимой боли пронзали тело, но придворным Башни казалось, что лицо Человека Безымянного Пальца перекошено от ярости…

* * *

Его силы были на исходе. Древний Меч мог бы спасти Сенора, если бы он знал, как заставить проснуться дремлющую смерть. Но он владел лишь словами человеческого языка, не властными над предметом из чужого мира.

Все чаще среди лиц нападавших он видел лицо Тантора. Глаза барона сияли безумным мстительным огнем. Сенор узнал эти глаза – он видел их когда-то в небесах Металлической Вселенной шара…

В какое-то мгновение из-за спин сражающихся донеслись крики ужаса и боли. Запахло горящим мясом и тлеющей тканью. Ряд атакующих придворных Башни распался, и глазам Сенора открылась жуткая и одновременно завораживающая картина буйства огненной стихии.

По залу метались люди, превратившиеся в факелы, живое пламя и оплывающие огненные столбы. Другие, уже обуглившиеся, тела беспорядочно летали, сталкивались в воздухе, разбивались о колонны и лестницы башни Криала. Светящиеся змеи судорожно извивались в лужах горячей дымящейся крови…

У дверей Сенор увидел темную фигуру Истар с черной короной волос вокруг головы. Встретиться сейчас с ней взглядом означало умереть – и он, содрогнувшись, отвел глаза в сторону. Сверкающая коса, которая появилась неизвестно откуда, плясала среди людей Криала, снося головы и рассекая тела.

Трапезная наполнилась запахом крови, горящей плоти и смердящим багровым дымом. Сквозь этот дым Сенор разглядел барона Тенга, стоявшего на лестнице, которая вела в верхние пределы башни Криала. Холодный Затылок хотел броситься к нему, но что-то остановило его. Он увидел лицо барона, искаженное такой же мукой, которая терзала его самого. Губы Тантора шевелились, к Сенору пришли отражения – и волосы на его голове увлажнились от ужаса.

25
{"b":"32396","o":1}