ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наконец Истар отвела взгляд от Мага и опустилась на пол возле ног Сенора, словно давая понять, кому она служит. Потом сделала Сенору знак и, когда тот нагнулся, зашептала ему на ухо:

– Это действительно Камень Тяжести. Я бессильна против него. Но если хочешь, я подожгу…

Сенор отрицательно покачал головой и провел рукой по неровностям знаков, выбитых на Мече.

– Не надо. Ты и так потеряла слишком много сил, – с улыбкой сказал он и опустился на уцелевший стул.

– Ты чересчур самоуверен, – произнес Зонтаг, брезгливо отталкивая от себя ногой клубок полуобгоревших светящихся змей. Сейчас они напоминали порванных червей. – Хотя должен признать, что у тебя появились для этого некоторые основания… Пришло время поговорить о важных вещах. Ты приобрел сильных союзников и, волею богов, многое узнал. Боюсь, что слишком многое. Ты нарушил равновесие, столетиями царившее в Кобаре, и ужасных последствий этого вмешательства не представляю себе до конца даже я!..

– В Кобаре никогда не было равновесия, – медленно проговорил Сенор. – И ты это прекрасно знаешь. Тебе, живущему тысячелетия, должно быть известно лучше других, что город обречен. Лишь долгий срок делает приближение конца почти незаметным.

Голубой глаз сверкнул под надвинутым капюшоном:

– Если бы все было иначе, ты бы давно умер! Только наступление Тени заставляет меня, Хозяина Башни, искать любые средства для того, чтобы помешать этому – пусть даже прибегая к помощи таких преступников, как ты. Маги редко ошибаются. Ты служил Гугенуберу, но тем самым помогал и мне.

– Я догадался об этом.

– Но ничего не сумел изменить. Все дело только в том, что Хозяева Башни преследуют разные цели…

– Какие же цели преследуешь ты? – вдруг вмешалось Суо. Его лицо вдруг стало густо-лиловым, а черты все время менялись.

Зонтаг внимательно и долго смотрел на него своим немигающим глазом.

– Я хочу договориться с Тенью, – сказал он наконец.

На несколько мгновений воцарилась мертвая тишина. Тихий смех Истар вывел Сенора из оцепенения.

– Да он безумец, – проговорила ведьма. – Великие боги, Кобаром правят безумцы!..

– Не торопись, женщина, – презрительно бросил Зонтаг и вновь погладил пальцами черный камень у себя на груди. Сенор неотрывно смотрел на сверкающие фиолетовые ногти. Казалось, что шестилапый паук пытается схватить слишком крупную добычу.

– Ты прикоснулся ко многим тайнам. Ты узнал, что Хозяева Башни – не люди. Мы живем долго, очень долго, но не вечно. Отнюдь не вечно…

Зонтаг помолчал, потом продолжил:

– То, что скрыл от тебя Гугенубер, – действительно одна из величайших загадок, но ты уже слышал о Пророчестве и завладел Древним Мечом. Не принимать тебя всерьез может только последний дурак. Этого вполне достаточно, чтобы теперь ты начал служить мне. Ты изгнал демона Тени, но вряд ли смог бы сделать это снова. Я послал в Тень многих, однако вернулся в Кобар только один. Поразительно – ведь он даже не был человеком Пророчества и у него не было Древнего Меча. Впрочем, он ничего не изменил. Наоборот, Тень изменила его.

– Вернулся из Тени? – Сенору стоило определенного труда произнести это. – Ты хочешь сказать, что кто-то вернулся из Тени?!

– Он ничего не изменил, – повторил Зонтаг с равнодушным смешком. – Но речь сейчас не об этом. Вначале о том, что скрыл от тебя Гугенубер. Я настаиваю. Я слишком много времени провел среди старых тайн Башни и видел вещи, о которых трудно рассказать. Но тайна Ритуала – самая древняя из тайн.

– В Мертвых Временах слышали о Ритуале, – вставило Суо.

– Но никто еще не прошел его. Только в одной из комнат закрытых для людей Кобара верхних этажей Башни может осуществиться Ритуал. И кое-кто знает, как вы звать к жизни древнюю силу. Запомните: с этой минуты вы либо мертвецы, либо мои слуги – и я прямо говорю вам об этом. Человек, прошедший Ритуал, обретает новую жизнь и мудрость всех своих Воплощений. Он вспомнит свои Перерождения, но возродится другим, преображенным существом. Он станет в тысячи раз сильнее. Для этого необходимо тело. Новое юное тело. И надо, чтобы кто-то ухаживал за этим сосудом тревоги, пока он будет расти…

– Ну так в чем же дело? – нетерпеливо спросило Суо, для которого перевоплощения еще во времени былого могущества стали многократно повторенной и смертельно наскучившей игрой.

Сенор вдруг облегченно рассмеялся. Напряжение последних дней покинуло его – он осознал, какое место отвели ему сильные мира сего. И здесь обнаружилась их слабость, если это можно назвать слабостью. Они не могли больше позволить себе держать придворного Башни в неведении. Презирать его можно было лишь до тех пор, пока он не понимал, что происходит вокруг.

Истар удивленно смотрела на Сенора. Он погладил ее по струящимся черным волосам. Зонтаг стоял перед ними, сохраняя угрюмую неподвижность.

– Он не человек, – сказал Сенор, терпеливо объясняя Суо вещи, которые теперь стали очевидными. – И у него нет тела существа его расы. Он не может продлить свое существование. Он живет так долго, что уже забыл, откуда пришел…

– Не забыл, – спокойно возразил Хозяин Башни и нанес ответный удар:

– Чего не скажешь о тебе… Но мне не нужны слепые слуги. Таких полно, и они гибнут безо всякой пользы… Ты пройдешь Ритуал и узнаешь, как ты появился в Кобаре… Гугенубер устроит тебе это – он ведь совсем не глупец и умеет считаться с изменившимися обстоятельствами.

– Ты хочешь сказать, что никто из Хозяев Башни до сих пор не прошел Ритуал?

– Что ты знаешь об ужасе Древнего Знания? Чем старше существо, тем труднее ему перенести это. Полный Ритуал означает смерть для Хозяина Башни. Если только речь не идет о теле Спящего Младенца…

– Спящего Младенца?.. – Суор многозначительно поднял брови и сменил цвет лица на нежно-розовый.

Зонтаг проигнорировал его.

– Тогда почему ты решил, что мне повезет больше и я останусь после этого в живых? – торопливо спросил Сенор. Знакомое возбуждение охватило его. Запахло иной жизнью. Мучитель, поселившийся в черепе, слабо шевельнулся…

Из глубин серого капюшона донесся снисходительный смех:

– Уж не считаешь ли ты и себя древним существом? Или хотя бы Магом? Для безглазой собаки, например, Ритуал вообще ничего не означает.

– Он хочет сказать, что ты занимаешь место где-то посредине между собакой и Магом, – вставило Суо, потирая свой нос, который вдруг стал чудовищно большим. – Поздравляю! Многие не удостоились даже этого…

– Значит, ты хочешь избежать приближающейся смерти… – в раздумье произнес Сенор. – И вдобавок обрести Древний Опыт. Тогда ты станешь почти Богом… А ты не опасаешься, что им стану я?

– Нет, – просто сказал Зонтаг и вновь рассмеялся. – Ведь Тень наступает все быстрее. Ты просто не успеешь сделать это за всю свою жалкую жизнь, червяк!..

В трапезной вдруг возник слабый ток ледяного воздуха, словно подул ветер из вскрытой могилы. Истар зябко поежилась.

– Кто избежит гибели? – сказала ведьма.

– Я могу быть первым, – без тени иронии произнес Зонтаг. – Скажу даже больше. Это спрятано в глубинах памяти древней расы. До того как опустилась Завеса и началось наступление Тени, в одном из миров существовал Храм Спящих Младенцев. Что это такое на самом деле – неизвестно. Но там хранятся вечно юные тела существ, которые были прародителями Хозяев Башни… Я хочу, чтобы ты, Человек Пророчества, принес мне тело Спящего Младенца!

Сенор был ошеломлен. «Похоже, я задолжал слишком многим», – подумал он, вертя вокруг пальца перстень Сдалерна. Он не стал спрашивать у Зонтага, как Хозяин Башни собирается обеспечить Ритуал. Это было сейчас совершенно не важно. Кроме того, пытаться отыскать неведомый Храм в одном из миров, вероятно, уже поглощенном Тенью, – на это могло не хватить и сотни человеческих жизней…

Он выдавил из себя кислую улыбку, которая должна была выразить снисходительность по отношению к безграничной наивности Зонтага. Но тот не дал ему почувствовать себя хозяином положения:

27
{"b":"32396","o":1}