ЛитМир - Электронная Библиотека

Мальвиус сделал над собой усилие и вернулся к действительности. Допрос был еще одним маленьким удовольствием, в котором он не хотел себе отказывать, поскольку это сулило возможность потешить непомерное тщеславие.

– Вы, конечно, догадываетесь, за что вас арестовали?

Стервятник смерил его безмятежным взглядом. Он понимал, что оправдываться бесполезно. Люгеру внушали отвращение внешность помощника королевского прокурора и его дребезжащий голос. Кроме того, Мальвиус отвлек его от размышлений о побеге.

– Не имею ни малейшего представления, но, полагаю, это недоразумение скоро разъяснится.

– Вряд ли, мой наивный друг, – сказал Мальвиус, откидываясь на высокую спинку кресла. – Вас обвиняют в семи убийствах и заговоре против короля.

Люгер слегка изменился в лице.

– Кого же я убил? – спросил он, хотя уже знал ответ.

– В деле есть имена этих несчастных, – со скучающим видом сказал Мальвиус, сопровождая свои слова вялым жестом и подразумевая близких и слуг Вурга Тротуса.

– Господин помощник прокурора считает меня идиотом? – осведомился Люгер, осознавая, что сидящее перед ним самодовольное ничтожество руководствуется отнюдь не логикой. – Если бы я их убил, то зачем стал бы возвращаться в дом Тротуса?

– Сие мне неведомо, – равнодушно ответил Мальвиус. – Как неведомо и то, где сейчас находится сам Тротус. Но у меня есть письмо, написанное им собственноручно, в котором он ясно дает понять, кто является убийцей его семьи.

– Покажите письмо, – охрипшим голосом попросил Люгер.

Помощник прокурора долго рылся в ящике стола, видимо, испытывая на прочность нервы арестанта, и наконец извлек на свет сложенный вчетверо и сильно помятый документ. Он развернул его и несколько секунд держал перед лицом Стервятника.

На листе грубой бумаги поместилось не больше десяти строк, написанных кровью. Среди прочих слов Люгер заметил свое имя, выведенное чьей-то дрожащей рукой. Подпись удостоверяла, что рука принадлежала Вургу Тротусу.

Прежде чем Слот успел вникнуть в смысл написанного, письмо исчезло под грудой бумаг на столе Мальвиуса. У Люгера не было иллюзий относительно того, какими способами действовали «слуги закона». Тротуса могли заставить написать что угодно. Стервятник и сам накарябал бы подобную записку, если бы лезвие ножа упиралось ему в горло. Мальвиус прекрасно знал об этом и продолжал наслаждаться своей игрой, уверенный в окончательной победе.

«Пахнет смертной казнью», – подумал Люгер, и на какое-то время его охватило чувство полнейшей безысходности. Помощник прокурора следил за арестантом из-под полуопущенных век.

– Подлинность подписи подтверждают все, кто когда-либо имел дело с Тротусом, – заметил Мальвиус, заранее отсекая возможные возражения. Потом, словно сомневаясь в том, что Стервятник способен уяснить суть обвинений, продолжал очень медленно:

– Около шести лет назад бесследно исчез советник Гагиус. Вы имели к этому самое непосредственное отношение. Вчера мои люди обыскали не только вас, но и вашу седельную сумку. В ней они нашли вот это.

Он извлек из ящика стола узкую коробочку, открыл ее и с брезгливой гримаской подтолкнул к Люгеру.

Удар был хорошо рассчитан и неотразим. Стервятник побледнел как мертвец.

На дне коробочки лежал знакомый ему предмет – усохший и потемневший палец Люрта Гагиуса. Впрочем, палец мог принадлежать кому угодно – но не перстень, который трудно было с чем-либо спутать. Только подлинные кристаллы из Вормарга испускали в полумраке неземное голубоватое сияние…

– Это еще не государственная измена, – сказал Люгер, переводя взгляд на пламя свечи и ощущая нехватку свежего воздуха. Ему почудилось, что пол уходит из-под ног.

Торжествующий голос Слепого Странника зазвучал у него в голове, словно поселившийся внутри призрак слепца не упустил случая порадоваться своей правоте. «…У тебя окажется лишний палец…» Без сомнения, кто-то выкрал из поместья Люгера зловещее свидетельство печальной судьбы несчастного Гагиуса, а помощник прокурора затеял какую-то малопонятную интригу, по-видимому, не собираясь пока выдавать преступника Серой Стае, хотя не мог не знать о событиях, разыгравшихся в таверне «Кровь вепря».

– А как же иначе это назвать? – Мальвиус изобразил удивление и начал перечислять: – Убийство королевского советника, пособничество Стае, угроза интересам короля. Кстати, вдова Гагиуса тоже дала показания против вас. (В этом Стервятник не сомневался.) Да и слуги, которых допросили мои люди, кое-что вспомнили…

– Кто-нибудь видел труп советника?

– Вполне возможно, что труп давно сгнил на дне моря Уртаб, но это не имеет значения. Советник должен был отправиться в Ульфинское герцогство с тайной миссией. Его исчезновение сыграло на руку нашим врагам. Королевский прокурор склонен рассматривать убийство именно в этой связи.

– Как я понимаю, у вас нет ни одного доказательства. Только письмо Тротуса, которое наверняка было написано по принуждению. Ни один суд не сочтет мою вину доказанной.

Улыбка ледяной вежливости сделала Мальвиуса похожим на покрытого лаком деревянного идола. Он с явным удовольствием выдержал долгую паузу, а затем сообщил:

– Я забыл сказать вам, милейший, одну вещь. Никакого суда не будет. После нападения на Тегинское аббатство приняты некоторые чрезвычайные меры безопасности. В соответствии с высочайшим приказом королевский прокурор сам определяет степень виновности и выносит приговоры государственным преступникам. Кстати, вам приговор уже вынесен.

Люгер вынужден был признать, что его представления о косности и неповоротливости судебной власти безнадежно устарели. Смерть вдруг показалась ему чуть ли не искушением – чем-то вроде обещания долгожданного отдыха. Он жалел лишь об одном – что Сегейла останется неотомщенной.

Мальвиус принялся методично складывать бумаги в ящик стола. Похоже, он намеренно тянул время, давая Люгеру возможность совершить очередную глупость. Тот и впрямь колебался. Ему очень хотелось придушить помощника прокурора прямо здесь и сейчас. Но охранники находились рядом, за дверью, и потому Стервятник решил уповать на милость Создателя.

– И каков же будет приговор? – спросил он, с трудом ворочая одеревеневшим языком.

– Пожизненная каторга, – ответил помощник королевского прокурора с такой издевательской улыбкой, словно приготовил для Люгера нечто худшее, чем смертная казнь.

Тем не менее Слот воспрял духом. Быть может, у него появится возможность совершить побег, хотя надежда на это казалась сейчас призрачной. Да и Мальвиус, вероятно, попытается использовать каторжника в своих целях, когда сочтет момент подходящим.

Но Стервятник еще не ведал о том, что его ожидает.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ОСЕНЬ 3002

Глава девятая

КАТОРЖНИКИ

Мир держится на принуждении и унижении, хотя униженные не всегда согласны с этим.

Постепенно Люгер привык к тому, что давно сделалось привычным для других обитателей барака. Раз в неделю вместо завтрака их поили Вином Родеруса. Двое стражников держали заключенного, а третий вливал ему в глотку Вино, которое узники с горькой иронией называли Отравой Бессмертия. Если кто-либо сопротивлялся, упрямца жестоко избивали, разжимали зубы кинжалом, вставляли в рот металлическую воронку – и пить приходилось все равно. На памяти Стервятника такое случалось только дважды. Сам он поумнел после первого же раза.

Вино Родеруса повсеместно пользовалось среди заключенных дурной славой. Объяснялось это просто. Некогда один сумасшедший винодел составил рецепт приготовления жидкости со своеобразным запахом и вкусом, которая не была ни ядом, ни лекарством, не опьяняла и не добавляла сил, но обладала особым свойством – она подавляла на время способность к Превращениям.

Королевский министр, по имени которого и был назван этот сомнительный «эликсир бессмертия», приказал закупить его для тюрем Валидии, после чего количество удачных побегов резко сократилось. С тех пор прошло полтора столетия; у стражников поубавилось работы, а вкус Вина Родеруса знали все, кто в силу каких-либо обстоятельств потерял свободу. Это был горький вкус рабства.

14
{"b":"32408","o":1}