ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Древний. Час воздаяния
Иллюзия греха
Другой Ледяной Король, или Игры не по правилам (сборник)
Чертов дом в Останкино
Тень ингениума
Оранжевая собака из воздушных шаров. Дутые сенсации и подлинные шедевры: что и как на рынке современного искусства
Сильнее смерти
Идеальная собака не выгуливает хозяина. Как воспитать собаку без вредных привычек
Экспедитор. Оттенки тьмы

Спальня выглядела довольно мрачно. Вдобавок воздух тут пропитался запахом ладана, а также другого, менее ароматного вещества. Слот коснулся ладонью простыней – они были еще теплыми. Он вернулся к лестнице и обнаружил на запыленных ступеньках следы, ведущие наверх.

На четвертом этаже, почти целиком отведенном под жутковатые шедевры таксидермии, тоже не оказалось никого живого. Осматривая зал, Люгер наткнулся на изрубленное в куски чучело громадной летучей мыши. Это подтверждало его догадку. Скорее всего, он имел дело с Верчедом Хоммусом, своим злейшим и непримиримым врагом, однажды уже побежденным Стервятником в жестокой схватке.

Слот сразу вспомнил «случайную» встречу в Фирдане, и на его лице появилась зловещая ухмылка, не обещавшая старому знакомому ничего хорошего. Но, кроме Хоммуса, в игорном доме была и Гелла Ганглети. Похоже, оба мерзавца пытались заставить Люгера заплатить по непрощенным долгам…

Он прошел вдоль длинных рядов покрытых пылью трофеев, черпая из этого темного источника силу для предстоящей мести. Он знал приблизительно историю жизни и смерти каждого, кто закончил здесь свой путь, а таких было много – предки Стервятника постарались на славу. Но особенно хорошо он запомнил тех, кого убил лично. Заодно Люгер присмотрел место для кабана, который лежал сейчас в подъездной аллее, и решил на следующий же день вызвать из Элизенвара таксидермиста.

Он пришел сюда за силой – и он получил ее. Первобытная злоба переполняла его, когда он, готовый встретиться с врагом лицом к лицу, стал подниматься на чердак. Деревянные ступени протяжно скрипели под ногами, но он не обращал внимания на эти жуткие звуки, далеко разносившиеся в ночи.

Не меньше четверти часа Люгер потратил на то, чтобы обследовать просторный чердак, заваленный вековым хламом, но в результате только спугнул спавших тут птиц. Наконец он остановился возле окна с выбитым стеклом. Внутрь задувал сырой пронизывающий ветер. Да и нахлынувшие воспоминания были не слишком приятными. Через это самое окно он вернулся домой в облике стервятника после неудавшегося покушения, к которому приложила руку Гелла Ганглети. Отсюда же он отправился в столицу и вскоре влип в историю со Звездой Ада. Впрочем, он ни о чем не жалел. Но какая история начиналась теперь?..

Слот вылез через разбитое окно на крышу, выпрямился и остолбенел. Он увидел человека – судя по фигуре, мужчину, – забравшегося на высоченную каминную трубу. Немного нашлось бы тех, кто решился бы проделать нечто подобное даже при свете дня. Мужчина стоял спиной к Люгеру, обратив лицо к небу. И, понятно, его взгляд был прикован к сияющей луне.

Человек оставался совершенно неподвижен; в другом месте его можно было принять за наряженную куклу или изваяние, воздвигнутое каким-то сумасшедшим, но Люгер ни секунды не сомневался, что видит перед собой существо из плоти и крови. Более того, он знал, кто этот бедняга, чья душа находилась во власти демонов Гангары.

Стараясь ступать неслышно, Слот начал приближаться к трубе. Дом был окружен лесом, и озаренный лунным светом ландшафт выглядел великолепной и чересчур роскошной декорацией к нелепому спектаклю. Человек в белой одежде по-прежнему не шевелился. А болезненно бледная кожа усиливала его сходство с мраморной статуей.

Люгер обошел трубу и оказался на самом краю крыши. Бросил взгляд вниз. Сейчас он находился над восточным крылом дома, к которому примыкал заброшенный парк. Среди деревьев поблескивало зеркало пруда. Где-то поблизости тоскливо закричала ночная птица.

Слот повернулся и посмотрел на человека, который выбрал столь странный способ борьбы с бессонницей. Как и предполагал Стервятник, одним из «гостей» действительно оказался Верчед Хоммус.

Выглядел Хоммус жутковато. Истощенное тело; скрюченные пальцы; лицо, будто вырезанное из пожелтевшей кости; полуоткрытый рот и пустые глаза сомнамбулы. Снизу Люгер видел полукружия белков, похожих на осколки мутного зеркала. Этого было достаточно, чтобы понять: Хоммус не замечает его и, погруженный в свои грезы, даже не подозревает о постороннем присутствии.

Человек, околдованный Гангарой, был одет в нижнее белье и безоружен. Поэтому Люгер не стал убивать его сразу. Что же он видел? Спящего? Существо с похищенным разумом? Или брошенную на время оболочку – тюрьму неприкаянного духа, блуждавшего в бесконечности ночи и порабощенного мистическим влиянием?.. Еще одна загадка: кто и зачем превратил в бессловесную жертву циничного, храброго и сильного мужчину, каким был Верчед Хоммус?

Впрочем, пора было возвращаться к Сегейле. Люгер и без того уже злоупотреблял ее терпением.

– Хоммус! – позвал он, вкладывая в одно короткое слово всю свою ненависть.

Человек, стоявший на трубе, нелепо дернулся, словно пронзенный стрелой, покачнулся и потерял равновесие. Люгеру показалось, что в первые мгновения начавшегося падения Верчед все же пришел в себя, но, к немалому разочарованию Стервятника, не успел осознать происходящее. Бессмысленный взгляд ни на чем не остановился; прямо из бесплотных объятий Госпожи кошмаров Хоммус отправился в свой предсмертный полет.

Он тяжело ударился о крышу и скатился с нее. К этому моменту он уже был мертв – его шея оказалась сломана, а голова вывернута неестественным образом. По пути к земле тело врезалось в крону дерева, которое росло возле стены. Одновременно с треском ломающихся веток раздались истошные женские вопли.

Люгер застыл на месте от ужасного предчувствия, сковавшего льдом его сердце, но тут же понял, что крики доносятся со стороны парка, а не из дома. Слот посмотрел вниз и увидел на берегу пруда обнаженную женщину. Она то ли рыдала в истерике, то ли хохотала, подвывая, как безумная, но зато он был уверен, что на его беременную жену она совершенно не похожа. На ее руках и ногах сверкали браслеты. Она беспорядочно металась, то и дело натыкаясь на стволы деревьев и стоявшие в парке замшелые статуи, будто внезапно ослепла. При этом она рвала на себе волосы и продолжала кричать.

Догадываясь о том, что испытывает Сегейла, услышав эти дикие вопли, Люгер бросился к чердачному окну.

Глава третья

КОВАРНЫЙ ПРЕДОК

Утешив свою возлюбленную, Стервятник отправился разыскивать сумасшедшую любительницу ночных прогулок. К тому времени крики прекратились, но Люгеру не пришлось искать долго: достаточно было выйти из дома и обогнуть восточное крыло.

Здесь он увидел женщину, застывшую над телом Хоммуса, и отметил про себя, что фигура у нее весьма и весьма соблазнительная. То есть именно такая, какой и должна быть фигура госпожи Геллы Ганглети, холившей и лелеявшей свой главный инструмент.

Перед мысленным взором Люгера тотчас же промелькнули бурные любовные сцены в ее спальне, в которых он некогда принимал самое деятельное участие. Воспоминания все еще были удивительно яркими. Стервятник с вожделением думал о своей бывшей любовнице. В этом он остался верен себе, а спустя несколько секунд убедился, что не ошибался и насчет Геллы.

Ветка хрустнула под его каблуком, и женщина стремительно обернулась. Увидев его, она сдавленно завыла, как будто перед нею возникло нечто более жуткое, чем призрак. Вначале он даже не узнал Геллу – она разительно изменилась в лице. Ее зрачки были расширены до предела, и возле глубоко запавших глаз залегли лиловые круги. Лицо, обтянутое сухой кожей, казалось деревянной маской; на нем почти не выделялись обескровленные губы. Вдобавок от Геллы исходил незнакомый приторный запах. Вблизи Люгер обратил внимание на то, что ее тело покрыто множеством царапин и шрамов; из свежих ран и сейчас сочилась кровь.

Он знал госпожу Ганглети как коварную, сильную, изощренную в интригах и опасную даму, но сейчас она была до смерти напугана чем-то. Очевидно, гибель Хоммуса стала еще одним звеном в цепи зловещих и таинственных событий. Возможно, даже последней каплей… Соблазн прикончить Геллу прямо здесь и сейчас был велик, однако Люгер вовремя одумался – теперь только Ганглети могла пролить свет на то, что происходило в поместье, пока хозяин отсутствовал.

4
{"b":"32408","o":1}