ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Темный смерч ворвался в покои Ганглети, неся с собой холод, леденящую влагу и оборванные листья. Ветер ударил Слота и заставил его отступить от окна. Это спасло ему жизнь. Арбалетная стрела, пущенная из темноты, вонзилась в дубовую раму на уровне его головы.

Люгер стремительно обернулся. Гелла больше не улыбалась. Ее лицо стало меняться – Слот заметил, как удлиняются ее передние верхние зубы. Ему уже приходилось видеть мучительную смерть от змеиного яда… Он оказался в западне.

Ужас парализовал его, но только на мгновение. У него еще была возможность спастись. Слот произнес заклинание, стоя посреди комнаты между окном и Геллой, и вскоре увидел, как его окутывает спасительный черный дым. В это же время зеленый туман обволакивал его недавнюю любовницу.

… Грязно-белый стервятник с седым воротником вокруг шеи, неуклюже подпрыгивая и расправив широкие крылья, побежал к окну, с трудом оторвал от пола тяжелое тело и наконец взлетел. Призрачной тенью он пронесся сквозь оконный проем и услышал тонкий звук спущенной тетивы. Еще одна стрела пролетела мимо…

Ветер принял Люгера в свои чудовищные обьятия. Все, о чем мечтал Стервятник, – это улететь подальше от предательского дома. Он знал, что в такую бурю долго не протянет. Но на крайний случай у него было еще два тела.

Широко расставленными птичьими глазами Слот старался увидеть как можно больше, чтобы знать, кому он остался должен.

Стреляли из окон, расположенных на высоте окон спальни в боковой башне дома. Люгер проклинал себя за беспечность и тупость. Разглядеть стрелявших было невозможно. Слот увидел только их тени и отблески света на металлических частях арбалетов.

На безопасном расстоянии от дома Стервятник с большим трудом повернул голову, совершив немыслимый трюк в воздухе, и успел заметить стремительно уменьшающийся прямоугольник окна в спальне Геллы, а также большую змею, сворачивающуюся в кольца на роскошных коврах, которые забрасывал черными листьями разъяренный ветер.

Глава вторая

СЛОТ И ГАЗЕУС

С большим трудом Люгер добрался до своего родового поместья. Временами ему казалось, что он уже не в силах бороться с ветром и его уносит все дальше от цели. Слот мог опуститься на землю и превратиться в четвероногую тварь, но он торопился попасть под защиту родных стен…

Ледяной дождь отобрал у него остатки тепла, вдобавок ему пришлось спасаться от стаи какой-то нечисти, преследовавшей его возле деревни лилипутов.

…Обессиленный, он влетел в верхнее окно на чердаке дома. Оно было разбито давным-давно; им пользовался еще отец Слота и, вероятно, дед. По голому чердаку тоже разгуливал ветер, но уже не той сокрушительной силы, которая едва не погубила Стервятника…

Люгер сложил тяжелые намокшие крылья, и его окутал черный дым.

Спустя минуту стервятник превратился в обнаженного, дрожащего от холода человека. Слот с трудом разогнул окоченевшие ноги. А потом деревянной походкой отправился вниз, к спасительному теплу горячей ванны и живому каминному огню.

* * *

Он спускался по каменной лестнице, заглядывая в комнаты, расположенные на разных этажах. Так он миновал мрачноватый Зал Чучел, где были собраны чучела и мумии, сделанные из тел врагов его рода, умерщвленных многими поколениями Люгеров на протяжении нескольких веков. Здесь было и чучело гигантской летучей мыши – одного из тел Хоммуса, смертельного врага Слота, который, к большому сожалению Стервятника, еще сохранил свое человеческое естество.

Но летучую мышь Слот убил лично, во время кровавой схватки в воздухе, и немало гордился этим. На память об этой схватке у Стервятника осталась рана на шее, которая порой нестерпимо зудела. Может быть, тогда, когда Хоммус занимался наведением порчи…

Люгер и сейчас не удержался от мстительной улыбки, увидев летучую мышь, навеки прикрепленную к своему насесту.

Мумии и чучела других мертвецов – четвероногих, крылатых, пресмыкающихся и даже двуногих, – потемневшие и запыленные, уставившиеся стеклянными глазами в пустоту, рядами уходили в гулкий мрак.

Слот прошел мимо библиотеки, стены которой были обшиты красным деревом, пропитанным негорючим составом. По его приказу здесь всегда пылали свечи в высоких бронзовых подсвечниках, и он увидел длинные ряды книг, переплетенных в телячью, змеиную и человеческую кожу, – собрание многих лет, спасенное от огня, воды и хаоса междоусобных войн предками Слота. Горы книг по магии, астрологии, ведовству, оракулы древних, манускрипты с утраченным смыслом, пергаменты, которые уже никто никогда не прочтет… если только Стервятник на склоне своих лет не возьмет на себя труд разобраться в них. Сейчас у него просто не хватало на это времени. Он был занят обучением трудному ремеслу выживания…

В одном из переходов он встретил служанку, которая смущенно потупила взор при виде его наготы. Слот усмехнулся и велел ей приготовить ужин.

Верный пес Газеус поджидал хозяина внизу, виляя хвостом. Слот улавливал слабый ток его настроений. Он положил руку на голову пса и почувствовал, как его пронизывает теплая волна неподдельного дружелюбия. Но в глазах Газеуса застыла тревога. Пусть у него уже не было человеческого тела, однако благодаря сохранившейся мистической связи с Люгером он ощутил, что у Слота большие неприятности.

Стервятник покачал головой в ответ на немой вопрос Газеуса. Он сам пока ничего не понимал в случившемся.

Люгер с наслаждением погрузился в горячую ванну и оставался там до тех пор, пока не почувствовал, что внутри его тела растаяла последняя крупица льда.

Тогда он позволил служанке высушить и заплести в косу свои длинные пепельные волосы, а после отправился ужинать, приказав подать к столу побольше красного вина.

* * *

Сидя около весело потрескивающего огня в жарко натопленной комнате, он прислушивался к утихающим завываниям ветра, смотрел, как за окнами плывет предутренняя серая мгла, и раздумывал о том, почему его пытались убить этой ночью.

Газеус лежал у ног Слота и то ли задремал, то ли оцепенел от тягостных предчувствий.

Глава третья

СЛОТ И СЛЕПОЙ СТРАННИК

Наутро Люгер проснулся немного растерянным. Он обнаружил, что провел ночь в кресле. Бокал, выпавший из его руки, был разбит, и на полу остался след от высохшей лужицы вина.

Газеус сидел рядом и, по-видимому, уже долго и пристально смотрел на хозяина. Не додумавшись ни до чего после ужина, тот ничего не придумал и утром. Слот мог перечислить два десятка своих врагов, но не мог вообразить себе причину, по которой его смерть была выгодна Гелле Ганглети. Во всяком случае, ему оставалось только удвоить осторожность и как можно реже показываться вдали от родового гнезда, там, где магия Люгеров значительно ослабевала.

Но если первое условие было желательным и даже необходимым, то второе казалось Стервятнику совершенно непереносимым. Он уже почти ощущал, как смертная тоска когтями впивается в его мозг.

Спасением была Сегейла. Он ухватился за мысль о ней, будто утопающий за соломинку. Встреча с Сегейлой обещала Люгеру несколько ни с чем не сравнимых часов, наполненных нежностью и участием. Сейчас, когда мир в очередной раз продемонстрировал ему свою неизменную враждебность, он нуждался в этой женщине как никогда. Она и Газеус были двумя существами, которым было небезразлично его смятение. Во всяком случае Люгеру хотелось в это верить…

Он вспомнил серые прозрачные глаза Сегейлы, ее манящий рот и гибкое податливое тело. Видение оказалось столь ярким, что он ощутил на мгновение былую легкость и былую радость. Потом они исчезли, растворившись в тревоге и жажде мщения.

* * *

Слот надел под рубашку тонкий защитный жилет, сделанный из стальных пластин. Кроме меча, к его поясу был привешен кинжал в костяных ножнах, лезвие которого Стервятник натер отравляющим составом. Еще один клинок – острый, как игла, стилет – был спрятан в голенище его сапога. Удавка, обмотанная вокруг левого запястья, и массивный перстень на среднем пальце правой руки, выбрасывавший ядовитые иглы посредством мощной пружины, не исчерпывали арсенал последнего из рода Люгеров – кроме этого, он заручился поддержкой магических сил.

2
{"b":"32410","o":1}