ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Многие игры славян носили магический, культовый характер, связанный с языческими представлениями. Например, прыжки через костер были очищением. Масленица, берущая начало в весенних празднествах древних славян, своей обрядовой символикой связана с древнеславянскими традициями проводов зимы (сжигание чучела или куклы зимы – Масленицы) и встречи весны, а также и культом предков.

До наших времен сохранились следы древних игр в виде восклицаний «чур, не я!», когда первобытные люди искали защиту у пращура – родоначальника. Такие народные игры, как «просо», «лен», «гуси-лебеди» и многие другие, своими корнями уходят в первобытное общество.

Игры, физические упражнения предков носили, как правило, состязательный характер. Взять, к примеру, тризны, проводившиеся при погребении воинов. Н. М. Карамзин сообщает: «Славяне Российские – кривичи, северяне, вятичи, радимичи – творили над умершими тризну: показывали силу свою в разных играх воинских, сожигали труп на большом костре и, заключив пепел в урну, ставили ее на столпе в окрестности дорог»[24]. Этот обряд, как отмечает историк, показывает воинственный дух народа, который праздновал смерть, чтобы не страшиться ее в битвах.

Слово «тризна» в древнеславянском языке означало состязание, применялся термин «тризницы и борцы». На состязательный характер тризны указывает чешский исследователь Любор Нидерле. «Из всех свидетельств, – пишет он, – видно, что при погребении, а в некоторых местах и при поминках, которые впоследствии повторялись периодически, исполнялась какая-то игра, состоящая из символических движений, причем главным моментом ее была военная сцена – собственно тризна-состязание, сопровождаемое бряцанием оружия, криками и военными песнями»[25]. Позднее тризны стали проводить и без реальных похорон, именно как состязания, где погребальный костер с покойником заменялся сжиганием чучела. Сжигание чучел проходило в любые времена года, но среди этих празднеств особое место занимал праздник Ивана Купалы, проводившийся в самый длинный летний день. Зажигание костра или чучела, круговые танцы вокруг пламени сопровождались самыми разнообразными формами борьбы, конных ристаний и другими состязательными упражнениями. Победа была очень почетной. А о проигравшем говорит пословица: «На Ивана Купала кого побьют, тому пропало! Лучших невест проигравшему не видать, да и свадьбе его долго не бывать».

Крупные состязания древних именовались игрищами и проводились в честь языческих богов – Перуна, Сварога, Волоса. Для понимания их места и роли в жизни древних славян обратимся к важнейшему литературному памятнику, в котором уже нашла отражение церковная (христианская) идеология, – к «Повести временных лет» (XI век), точнее, к ее страницам, посвященным народной физической культуре. Из этого бесценного источника российской истории, автором которого был летописец-писатель, монах Киево-Печерского монастыря Нестор, мы узнаем о широком распространении в докиевской и Киевской Руси народных игр и физических упражнений, их огромной популярности. Летописец свидетельствует о том, что проводились игры между селами: «СХОДИЛИСЬ НА ИГРИЩА, НА ПЛЯСАНИЕ И ВСЕ БЕСОВСКИЕ ПЕСНИ и умыкали себе жен по взаимному согласию, имели же по две или три жены». Игрища славян, как и древнегреческие Олимпийские игры, посвящались языческим богам, носили религиозный характер. Кто знает, возможно по своим масштабам и социальной значимости эти состязания, зрелища, собиравшие толпы народа, не уступали античным Олимпийским играм?! Но с уверенностью можно сказать, что социальная значимость их была весьма весомой. В летописи отмечается одна из социальных ролей древних славянских зрелищ, состоявшая в «умыкании» жен. Надо полагать, что этого права удостаивались в первую очередь победители состязаний. Касаясь этого вопроса, В. О. Ключевский считает, что это служило взаимному сближению родов, одним из средств которого являлся брак. Говоря об игрищах между селами, В. Ключевский пишет: «Эти села – родственные поселки, разросшиеся из отдельных дворов, какими расселялись восточные славяне. На играх между селами похищали невест из чужих сел, т. е, родов, которые не уступали их добровольно при недостатке невест вследствие господствовавшего тогда многоженства».[26] Таким образом, игрища служили сплочению славянских родов. Очевидно, они выполняли и другие социальные функции: способствуя развитию физических и морально-волевых качеств, они играли важную роль в подготовке молодого поколения к трудовой и военной деятельности.

Разрозненные источники дают возможность составить представление о видах физических упражнений, демонстрировавшихся на этих состязаниях. Это бег наперегонки, прыжки через костер, метание различных предметов, вбегание на гору, прыжки с обрыва в воду, стрельба из лука, конные ристания, кулачный бой, палочные бои, лазание по оголенному стволу дерева, а также игры, пляски, акробатические упражнения скоморохов. Имелось и место проведения состязаний – «чистое поле». Игрища заложили основы народных традиций физического воспитания.

Сведения об играх-зрелищах у славян позволяют глубже осмыслить особенности физической культуры русского народа в последующие эпохи, а также понять истоки, корни, откуда берет начало любовь современного человека к спортивным зрелищам, самым популярным в мире.

Физическое воспитание в Киевской Руси

Одно из первых славянских государств – Киевская Русь, колыбель русского, украинского и белорусского народов – сложилось в IX веке. Его основой было племя полян. Живя на границе со степью (полем), постоянно защищаясь от набегов кочевников, поляне раньше других восточнославянских племен создали у себя систему централизованного управления и постоянную, фактически профессиональную армию в виде большой боярской и малой княжеской дружин.

В течение IX—X веков киевские князья сумели подчинить большинство славянских и других племен на огромной территории, простирающейся с севера на юг от Белого до Черного моря и с запада на восток от Буга до Волги.

Особую роль сыграло объединение с Киевом Новгорода Великого, что имело важное политическое и стратегическое значение и явилось убедительным свидетельством того, что русское государство сложилось. Среднее Приднепровье, в котором расположен Киев, со времен античных греческих колоний Причерноморья было вовлечено в орбиту древних цивилизаций.

Древнерусское феодальное государство со столицей в Киеве существовало с IX до середины XII века и было одним из крупнейших и культурнейших государств Европы. Вершины своего могущества и расцвета древнерусское государство достигло в период правления князя Владимира (978–1015 гг.) и его сына Ярослава Мудрого (1019—1054 гг.). «ГЛАВНЫМ УКРАШЕНИЕМ РОССИИ и даже ВТОРЫМ КОНСТАНТИНОПОЛЕМ» называет Киев один из иностранных очевидцев. «Благословенный климат и другие естественные выгоды Малороссии, – пишет Н. М. Крамзин, – судоходный Днепр, удобность иметь сообщение, торговлю или войну с разными богатыми странами… пленили Олега и сей князь сказал: «Да будет Киев материю городов Российских!»»[27]. И это стало реальной действительностью. XI век в истории Древней Руси явился переломным моментом, временем установления феодальных отношений, когда ПОЛУПАТРИАРХАЛЬНАЯ И ПОЛУФЕОДАЛЬНАЯ РУСЬ СТАНОВИТСЯ РУСЬЮ ФЕОДАЛЬНОЙ[28]. В IX—XII веках в Киевской Руси сформировалась древнерусская народность, а в XIII—XIV сложились русская, украинская и белорусская народности.

Киевское государство обладало богатой по тем временам материальной и духовной культурой. В трактате одного из писателей X века, посвященном состоянию различных художественных ремесел, в почетном списке передовых стран Европы и Востока Русь поставлена на второе место после Византии, впереди Англии, Италии, Франции и Германии. Успешно развивались кузнечное, гончарное, ювелирное и косторезное ремесла, которые выделяются в самостоятельные отрасли производства; появляются эмаль, стекло.

вернуться

24

Карамзин Н. М. История государства Российского. – М., 2002. – С. 38.

вернуться

25

Нидерле Л. Быт и культура древних славян. – Прага, 1924. – С. 105.

вернуться

26

Ключевский В. О. Краткое пособие по русской истории. – Издательская группа «Прогресс», 1992. – С. 18.

вернуться

27

Карамзин Н. М. История государства Российского. – М., 2002. – С. 45.

вернуться

28

Греков Б. Д. Киевская Русь. – М, 1944. – С. 12.

8
{"b":"32412","o":1}