ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что за черт! – пробормотал пораженный охранник, возвращаясь в дом.

– Ложная тревога, – объявил он. – Померещилось!

Бирюков облегченно вздохнул, на щеках появился румянец, и бизнесмен вновь обрел утраченную важность.

– Впредь не допускайте подобных шуток! – сердито сказал он.

– Это была не шутка…

– Тем более! Считаете себя профессионалами, а сами шарахаетесь от любой тени! Я заплатил большие деньги…

– Вот что, друг ситный, – перебил Владислав, – если мы вас не устраиваем, то можем уехать прямо сейчас…

– Ребята, я пошутил, вы меня неправильно поняли, – засуетился перепуганный коммерсант. Перспектива остаться без охраны привела Леонида Владимировича в содрогание. Перед глазами возникло кошмарное видение: темный сырой подвал, раскаленный утюг, разъяренные кредиторы в компании уголовников со зверскими рожами…

– Не будем ссориться! – добавил он дрожащим голосом.

– Хорошо, – смягчился Владислав. – Теперь насчет профессионализма. Лучше поднять ложную тревогу, чем быть застигнутым врасплох.

– Да, да… конечно!

* * *

Старинные настенные часы показывали двадцать минут первого. В камине потрескивал огонь. Неровные языки пламени отбрасывали на стены причудливые блики. В углу на кушетке храпел Владислав. Миша Акимов с пистолетом в руках расположился в потрепанном кресле. Они решили спать по очереди. Шансов, что врагам Бирюкова известны его новые координаты, было ничтожно мало, однако расслабляться не следовало. «Если тебе хоть раз в жизни может понадобиться меч – ты должен носить его всегда», – вспомнил Акимов старинную восточную пословицу.

Миша прихлебнул из кружки остывший чай, пошарил по карманам в поисках сигарет и раздраженно смял пустую пачку.

– Проклятье! – вполголоса ругнулся он, вспомнив, что забыл захватить из Москвы пару блоков про запас. Рассчитывать на деревенский магазин не приходилось. В лучшем случае там окажется какая-нибудь гадость, от которой спекаются легкие и першит в горле. В город же Бирюков не поедет и их не отпустит. Судя по количеству запасенных продуктов, Леонид Владимирович не собирался вылезать из этой берлоги по крайней мере в течение месяца.

«Ладно, – подумал Акимов, – стрельну у Славки, а завтра нашего буржуина растрясем».

Вспомнив, как перекосилась физиономия бизнесмена при угрозе снять охрану, Миша тихо рассмеялся: «Боится гад! Знает кошка, чье мясо съела!»

Поднявшись с кресла, он подошел к спящему напарнику. Кузнецов лежал на спине, судорожно сжав кулаки. Лицо сморщилось в мучительной гримасе. На лбу проступили крупные капли пота.

– Слав, где у тебя курево спрятано? – тронул его за плечо Акимов.

Кузнецов неразборчиво забормотал и вдруг, не открывая глаз, с силой вцепился товарищу в горло. С трудом высвободившись из захвата, Миша отшвырнул Владислава в сторону.

– Сдурел, идиот?! – возмущенно крикнул он.

Ударившись головой о стену, Кузнецов медленно открыл глаза. В них застыло выражение неописуемого ужаса.

– А, это ты! – облегченно вздохнул он, постепенно приходя в себя.

Миша в ответ матерно выругался, разминая помятую шею.

– Придурок, что на тебя нашло?!

– В сумке фляжка с коньяком! Дай, пожалуйста, – голос Кузнецова слегка подрагивал.

Удивленный Акимов послушно выполнил просьбу. После нескольких хороших глотков Владислав окончательно успокоился.

– У-уф! – выдохнул он. – Приснится же такая гадость!

– Ты о чем?!

– Сам не пойму! Никогда со мной подобного не случалось! – Кузнецов непроизвольно поежился. – Мне приснилось, будто я нахожусь в темном сыром подземелье. Под ногами хлюпала слякоть, со стен сочились ручьи грязно-желтой воды. Кое-где на полу белели человеческие кости. Затем я увидел черный алтарь с какой-то отвратительной статуэткой, нечто вроде человека с козлиной головой. Она была вымазана свежей кровью. Рядом стоял открытый гроб, в котором лежала молодая девчонка лет примерно семнадцати в белом спортивном костюме. Внезапно девушка открыла глаза. Они горели красным огнем, как у вампира из фильма ужасов. «Попался!» – злобно прошипела девица и начала медленно вставать из гроба. Волосы у меня на голове поднялись дыбом, я хотел бежать, но ноги словно вросли в землю. Потом я понял, что лежу на полу, а девица наклонилась сверху и, оскалив зубы, тянется к моему горлу. Я ухватил ее обеими руками за шею, попытался оттолкнуть и… проснулся!

– Это был только сон, – успокаивающе сказал Акимов, – однако странно! До сих пор ты отличался железными нервами!

– В том-то все и дело! Не мог я вот так просто ни с того ни с сего сломаться!

Некоторое время оба молчали.

– Ты зачем меня будил? – нарушил тишину Владислав.

– Хотел сигаретами разжиться. Свои кончились.

– Держи! – Кузнецов протянул товарищу пачку «Явы», подошел к камину и поворошил кочергой тлеющие угли.

– Очень странно! – тихо сказал он. – Сперва фигура в темном балахоне, исчезнувшая непонятно куда, потом этот сон… Вероятно, я начинаю сходить с ума!

– Какая фигура? – насторожился Акимов. Владислав вкратце рассказал об увиденном на улице.

– Интересно! – задумчиво протянул Миша. – Весьма интересно!

– Желаешь поставить диагноз, профессор?! – сердито бросил Владислав.

– Да нет! Просто мне с самого начала показалось, что это место насквозь пропитано злом! Помнишь? Я сразу тебе сказал. И все время, с тех пор как мы здесь, я чувствую себя неуютно!

– Перестань! – отмахнулся Кузнецов, полностью обретший утраченное душевное равновесие. – Не болтай чепухи! Пусть я малость сдвинулся, но не настолько, чтоб поверить в мистику! Не пичкай меня бабушкиными… – Кузнецов хотел сказать «сказками» и высмеять суеверного приятеля, но не успел. Из смежной комнаты донесся дикий вопль. Охранники молниеносно выхватили оружие. Дверь распахнулась, и на пороге показался Бирюков – бледный, всклокоченный, одетый в спальную пижаму.

– Хватайте ее! – крикнул он. – Быстрее! Не дайте уйти! А то стерва подмогу приведет!

– О чем вы, Леонид Владимирович?! – вежливо спросил Владислав.

– Девчонка! Рыжеволосая!.. Убить хотела!.. Через дверь выскочила!

– Но здесь никто не проходил! – изумился Акимов. – Вам, наверно, померещилось!

Бирюков застыл как изваяние, растерянно хлопая глазами…

Пять минут назад Леонид Владимирович проснулся, словно от резкого толчка. В комнате было темно, только через щель в ставнях проникала узкая полоска лунного света. В углу потрескивал сверчок. На тумбочке возле кровати мерно тикал будильник. Бирюков собрался снова заснуть, но внезапно заметил белую фигуру, отделившуюся от стены. Он хотел закричать, позвать на помощь, однако язык не слушался. Фигура медленно приблизилась и оказалась рыжеволосой девушкой лет семнадцати-восемнадцати, одетой в белый спортивный костюм. В правой руке она держала большой остро заточенный кинжал. «Попался, сволочь!» – прошипела девица и замахнулась кинжалом, собираясь перерезать Бирюкову горло.

Страх смерти придал последнему нечто вроде мужества. Заорав что есть мочи, он швырнул в нее подушкой и вскочил на ноги.

– Я еще вернусь! – усмехнулась девица, отворила дверь и вышла в смежную комнату…

– Здесь никого не было, – повторил Миша. – И дверь никто, кроме вас, не открывал! Ложитесь-ка лучше спать!

– Нет, ребята! Я, пожалуй, здесь посижу! Сон совсем пропал!

– Рыжеволосая! – еле слышно пробормотал Владислав. – Та, в гробу, тоже была рыжеволосой!

Глава 2

К утру дождь прекратился, тучи рассеялись. В прояснившемся небе появилось скупое осеннее солнце. Исчезли зловещие тени и шорохи. При дневном свете дом уже не казался столь мрачным, как вчера.

Акимов с Кузнецовым завтракали на кухне. Леонид Владимирович, сославшись на головную боль, от еды отказался и, наскоро выпив кофе, закрылся у себя в комнате.

– Как самочувствие, Слава? – спросил Акимов, осторожно прихлебывая крепкий горячий чай.

2
{"b":"32423","o":1}