ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Волшебная уборка. Идеальный порядок в доме за 10 минут в день
Большая книга «ленивой мамы»
После тебя
Молчание
Свобода от контроля. Как выйти за рамки внутренних ограничений
Интернет вещей. Новая технологическая революция
Когда утонет черепаха
Человек, который приносит счастье
Королевская кровь. Огненный путь

– Ага!

– Сил, конечно, прибавилось. Кормят тут, как на убой, однако нервишки – сам видишь!

– Так или иначе, но дальше тянуть нельзя, – тяжело вздохнул Рудаков. – Завтра-послезавтра вурдалак Федулин начнет свои поганые эксперименты, мы с тобой перестанем быть людьми, и операцию «Дымовая завеса-2» уже никто не сможет остановить!

– Тянешь, между прочим, ты, – заметил я. – Это у тебя завязки с медперсоналом, не известная никому берлога в городе, доступ к транспортному средству... Я же гол как сокол. Хотя, будь моя воля, свалил бы еще позавчера!

– Тогда ты с трудом на ногах держался, – обиженно возразил Виталий. – И обязательно бы погиб в процессе. Не забывай – союзник у нас всего один, а остальные... Чуть оплошаешь – порвут на части! Кстати, не так уж ты и «гол»! Заначка в два миллиона евро плюс тесное знакомство с подпольным компьютерным гением. Без помощи Коновалова, без денег... Короче, без твоего участия я никогда не справлюсь с главной задачей!!! – Майор замолчал, подперев ладонью квадратный подбородок.

Как вы, наверное, догадались, речь шла о побеге из «веселенького» заведения, где мы оба находились. Опальный аналитик начал говорить о нем в первый же день знакомства. Необходимость вырваться на волю он мотивировал не столько страхом перед грядущим зомбированием, сколько тем обстоятельством, что, по его сведениям, в городе существовала резервная террористическая сеть, способная с успехом заменить ту, об уничтожении которой рассказывалось в предыдущей повести. Состояла она, как водится, из чеченцев, спонсировалась опять-таки Электриком через посредство СПС и возглавлялась неким Мовсаром Хамидовым, дальним родственником покойного Султана. По прикидкам Рудакова, сеть могла быть активирована к концу января, т.е. через две недели. Все данные о ней майор хранил у себя в памяти (поистине феноменальной!). А его план нейтрализации сети заключался в следующем: при помощи Коновалова «слить» информацию в милицейские компьютеры, а также подмазать кой-кого из высшего милицейского руководства. Дабы постарались как следует! (Вот тут-то и пригодились бы упомянутые два миллиона евро.)

Помочь нам бежать должен был один из охранников-санитаров, прапорщик Николай Соколов, в 1994—1996 годах воевавший в Чечне под командованием Виталия и обязанный ему жизнью. Он обещал вывести нас из здания и на заранее подготовленном автомобиле доставить обратно в Н-ск, на квартиру к давней и надежной знакомой по имени Марина, о которой начальство Николая почему-то не знало. В детали побега ни прапорщик, ни майор не вдавались, а меня просили лишь о двух вещах: не геройствовать понапрасну и вообще – не проявлять ненужных инициатив. Дескать: «Без тебя управимся! Ситуация полностью под контролем. Просчитана до мелочей!»

Непонятно только, когда они успели обсудить означенные мелочи. Может, пока я спал?..

– Итак, «срываемся» завтра вечером, – нарушил молчание Рудаков. – После врачебного обхода Николай принесет в палату два комплекта «вольной» одежды, липовые документы, немного денег. Переодеваемся, ложимся под одеяла и ждем. Когда жизнь в клинике затихнет, он вернется и отопрет дверь.

– А оружие? – поинтересовался я. – Не на пикник ведь отправляемся!

– Со стволами проблема, – нахмурил брови майор. – Впрочем... один, думаю, Коля сумеет достать.

– Для тебя, – уточнил я.

– Ну естественно! – широко улыбнулся Виталий. – Извини, дружище, но ты в настоящее время не боец. Слишком измотан пытками. Кроме того, если начнется заваруха, охрана будет стрелять в тех, кто держит в руках оружие. А мы не можем рисковать твоей жизнью!

«Очень трогательная забота», – мысленно отметил я, а вслух спросил:

– Твой прапорщик останется с нами до конца?

– Ясное дело! – уверенно кивнул Рудаков. – Куда же бедолаге деваться? Шум внутри Конторы поднимется неслыханный. «Сбежали из-под стражи два опаснейших преступника! Побегу содействовал такой-то, такой-то!.. Срочно найти, пресечь, обезвредить!» У парня остается единственный выход – с нами, под землю!!!

– И он согласен на столь незавидную участь? Не передумает в последний момент?

– Никогда! Николай поклялся следовать за мной повсюду. Хоть в преисподнюю. – Голос майора звучал мрачно и торжественно.

– Ладно, верю, – буркнул я и вдруг встрепенулся: – Слушай, постоянно хотел спросить, но как-то из головы вылетало... В общем, фамилия Рябов тебе ничего не говорит?

– Владимир Анатольевич?! Полковник?!

– Точно, он самый!

– Это твой друг?

– Ну-у-у... типа старший товарищ.

– Забудь о нем! – В глазах Виталия сверкнули недобрые огоньки. – Рябов предатель. Один из тех, кто курирует резервную сеть!

– По-о-о-нят-но, – протянул я с огорченным вздохом. – Больше вопросов не имею. А теперь, может, на боковую? До утра еще далеко.

– Правильно, – согласился Рудаков, растягиваясь на своей койке. – Спокойной ночи, Дима.

– Спокойной ночи... дружище!

Засыпал я с чувством некоторого удовлетворения, поскольку нашел правильный ответ на давно мучивший меня вопрос...

Глава II

Вечер следующего дня ознаменовался обильным снегопадом и свирепым северным ветром. За окном сплошное белое марево да глухие завывания разбушевавшейся стихии. Не лучшее время для прогулки, но для побега – в самый раз!

Вечерний обход возглавлял лично полковник Федулин. В хрустящем, накрахмаленном халате, с сильно помятой рожей и с густым пивным духом изо рта (видимо, «оттягивался» после вчерашнего).

– Ты неплохо отъелся, «кролик», – ощупав мои мышцы, осклабился главврач и добавил, гнусно хихикнув: – Завтра утром начнем «лечебные» процедуры. Из тебя, Корсаков, получится отличный зомби... Из тебя тоже, – словно спохватившись, бросил он майору, которого осматривал другой врач. Вскоре после их ухода в палате появился Николай с туго набитой спортивной сумкой в руке. Прапорщик Соколов был приземистым мужчиной атлетического телосложения, с плоским лицом, бесцветными глазами и «стертыми» ушами профессионального борца. Невзирая на предстоящее нам мероприятие (мягко говоря, небезопасное) и резкую перемену во всей его жизни, Николай выглядел абсолютно спокойным. Даже, как мне показалось, чуть-чуть веселым.

– Переодевайтесь, – расстегнув на сумке «молнию», предложил он.

Внутри оказались две пары джинсов, два пары обуви, две рубашки и два серых свитера машинной вязки. Каждый комплект в отдельной, целлофановой упаковке.

– Я специально подобрал по размерам, – пояснил прапорщик. – Вот твой, а вот твой. Документы и деньги в карманах штанов. А вот, Виталий, обещанный ствол, – он протянул майору новенький «ПСС»[1]. – Больничные пижамы кладите в сумку. Быстрее, ребята! Я не могу здесь долго задерживаться!

– А верхняя одежда? На улице-то мороз! – с глупым видом пробормотал я.

– В машине, – скользнув по мне насмешливым взглядом, лаконично пояснил Соколов и вновь поторопил: – Давайте шевелитесь, времени в обрез!!!

Когда он ушел, мы с Рудаковым улеглись на койки и укрылись до подбородков тонкими казенными одеялами.

– Ты как, в норме? – заботливо спросил Виталий.

– Ноги будто ватные, и голова кружится, – пожаловался я. – Вероятно, на нервной почве. Поломали меня капитально!

– Ничего, на свободе восстановишься!

– Дай-то Бог...

Прошло около двух часов. Ветер на дворе не ослабевал и яростно ломился в залепленные снегом оконные стекла. Под батареей парового отопления нахально шуршали тараканы. Из соседней палаты доносились злобные, постепенно усиливающиеся вопли. Со слов Рудакова я знал, что там содержался в «одиночке» отставной генерал госбезопасности Павленко. В прошлом крупнейший специалист по допросам с пристрастием, любимчик Берии, лишь чудом не репрессированный вместе с опальным покровителем и ухитрившийся благополучно дотянуть до персональной пенсии. Впрочем, выйдя на заслуженный отдых, старый палач вскоре свихнулся, заподозрил в шпионаже собственную жену, запытал ее до смерти и в результате переселился в закрытую спецпсихушку ФСБ. На постоянное место жительства. Бесновался он часто, примерно два раза в сутки, и обязательно получал от санитаров по шее. Но сегодня генерала почему-то не трогали.

вернуться

1

Пистолет самозарядный, специальный, под патрон СП-4 для бесшумной, беспламенной стрельбы. Штуковина дорогая, надежная и удобная в обращении. Это вам не ментовский «макаров»!

2
{"b":"32431","o":1}