ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Понимаем, – эхом отозвались прапорщики и спустя секунд сорок уже гнали пинками по коридору голого Степанкова, судорожно прижимавшего к груди скомканную одежду.

– Пойду немного проветрюсь, – проворчал Кирилл Альбертович.

– Не уходите далеко, – попросил я. – В соседних помещениях идут наркодопросы, так что…

– Буду рядом, в нескольких шагах, – устало перебил Ильин и аккуратно прихлопнул за собой тяжелую дверь.

Оставшись один в комнате, я поудобнее устроился в кресле, допил остатки кофе, выкурил очередную сигарету и неожиданно для себя задремал…

ГЛАВА 2

В полусне-полуяви мелькали кровавые эпизоды двух чеченских войн и некоторые моменты моей работы на гражданке: засады, перестрелки, рукопашные схватки, ликвидации, допросы в режиме «Б», допросы под «сывороткой», под психологическим прессингом… Тоже не полностью, урывками, но с особо отвратительными подробностями. Вереницей проплывали физиономии уничтоженных мной врагов и предателей. Первые вели себя довольно смирно, зато вторые негодовали вовсю: по-вурдалачьи скалились, шипели, неразборчиво ругались, хаяли и проклинали меня. Слова некоторых, наиболее «свежих», можно было разобрать. Так, капитан Богатырева скандально-базарным тоном вопила о моей жестокости, обзывала бессердечным фанатиком и убийцей. (О своем намерении отравить Рябова, всегда относившегося к ней, как к родной дочери, она почему-то запамятовала[13].) Голый, заросший шерстью майор Азарян злобно бубнил об «испорченном удовольствии» и грозился отомстить. Но как именно – не уточнял… Эту сладкую парочку «оборотней» я накрыл ночью в любовном гнездышке и устроил им «смерть от естественных причин», использовав специальную технику из засекреченного раздела боевого самбо…

Заслоняя их, на передний план выплыла кровоточащая ладонь Степанкова с пультом и волосатым пальцем начала остервенело давить на кнопку. Взрыва не последовало, но вместо него возник хор невыразимо гадких, бесовских голосов и принялся завывать в такт:

Палач – машина смерти.
Не сердце – кусок льда.
Давно в крови ты по уши.
Да! Да! Да!

– Вон отсюда! Исчезните! – неожиданно прозвучал родной женский голос. В воздухе повеяло теплом, полузабытым запахом ее духов. Нечисть с визгом исчезла, и я увидел покойную мать, погибшую вместе с отцом в авиакатастрофе незадолго до моего ухода в армию.

– Тебе плохо, Дима? – тихо спросила она.

– Плохо! – не смог сдержать слез я. – Вас с папой давно нет, лучшие друзья убиты. Вокруг ненависть, зло, предательство и… И опротивело в человеческих отбросах копаться! Иногда мне кажется, что мои руки насквозь пропитаны кровью! Мама… Мамочка!!! Я страшно устал!!! Забери меня отсюда!!!

– Терпи, сынок. – Она ласково потрепала меня по макушке. – Это твой КРЕСТ. Ты должен нести его до конца. А мы с отцом не так далеко, как ты думаешь. И Андрей Самохин, и Костя Сибирцев[14]… Когда-нибудь мы соберемся все вместе, но не сейчас… не сейчас…

Ее силуэт стал таять, расплываться, голос слабеть, затухать.

– Мама! Не уходи, пожалуйста! – по-детски расплакался я.

– Товарищ полковник, вам плохо? – прозвучал в ушах встревоженный бас одного из прапорщиков.

Дремота мгновенно улетучилась, и я обнаружил, что сижу в кресле, уткнув в ладони мокрое лицо.

– Почему вламываешься без предупреждения? – с трудом совладав с собой, холодно спросил я. – Выйди вон и зайди снова как положено!

Я услышал, как захлопнулась дверь, утер рукавом слезы и, дождавшись стука кулачищем по железной обивке, гаркнул:

– Открыто!

Прапорщик со смущенным видом вновь возник в комнате.

– Мы электроды здесь забыли, – виновато пробасил он. – Стали смену сдавать, а инвентаря нет. Разрешите забрать?

– Валяй.

– Большое спасибо!..

Потом, когда он удалился с «инвентарем» под мышкой, я подошел к раковине в углу, тщательно умылся ледяной водой, вытерся чистым полотенцем, достал прибор связи с намерением узнать, как продвигаются дела у подчиненных. Но… связаться ни с кем из них не успел.

В помещение, опять без приглашения, ворвался раскрасневшийся, запыхавшийся майор Филимонов.

– Мы выяснили, кто предупредил Хашарского о нашем визите, – с порога выпалил он.

– Да ну?! – оживился я. – И где же сей добрый человек? Надеюсь, у нас?!

– Нет, – поскучнел майор. – Вернее, не знаю точно. Один шанс из шести!

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

вернуться

13

См. роман «Отсроченная смерть».

вернуться

14

Лучшие друзья Корсакова, погибшие при исполнении служебных обязанностей. См. повесть «Атака из Зазеркалья» и роман «Штрафники».

5
{"b":"32448","o":1}