ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По счастью, Валентина не стала самостоятельно готовить ужин, а заказала его по телефону в ближайшем ресторане.

– Бутылку «Бордо»… горячие шашлыки… салаты… расстегаи… икру, – отрывисто командовала она в трубку.

«Слава тебе, Господи! – облегченно вздыхал я. – Впервые за день поем нормально!» Вслух, однако, я на сей счет не высказывался. Из вежливости!

Спустя полчаса шустрый молодой человек с бегающими маслянистыми глазками притащил заказ, получил оплату, щедрые «чаевые» и, рассыпаясь в благодарностях, испарился.

– Присаживайтесь, Сергей, – накрыв на стол, любезно предложила Тюрина. – Вы сегодня славно потрудились и наверняка проголодались. Такой крупный мужчина должен много есть!.. Кстати, не выпить ли нам на брудершафт?

– Спасибо, но на работе не пью, – отказался я. – Тем не менее на «ты» можно перейти и без спиртного.

– Заметано! – звонко рассмеялась Валентина. – Твое здоровье, Сережа! – тут она залпом осушила полный бокал вина.

– Твое тоже, – поддержал тост я, отхлебнув глоток зеленого чая. Затем навалился на пищу. Аж за ушами затрещало. Молодая вдова наблюдала за мной с нескрываемым удовольствием.

– Ты настоящий тигр! – мурчала она. – Большой, сильный, прожорливый!

Сама, правда, почти не ела. Так, «поклевала» чуть-чуть. Зато бутылку прикончила целиком, но, как ни странно, совсем не опьянела. Только разрумянилась.

– Ты знаешь ребят, ну в смысле нападавших? – насытившись и закурив сигарету, спросил я.

– Нет!

– А хотя бы предполагаешь, кто мог их подослать?

– Понятия не имею! – честно округлила глаза Валентина.

– Разве у тебя нет врагов?

– Откуда?!!

«Переигрывает, – мысленно констатировал я. – Актриса она, конечно, неплохая, но от выпивки расслабилась, утратила бдительность. Да-а-а. Дело здесь, похоже, не чисто!» Словно прочитав мои мысли, Тюрина нахмурилась и поспешила перевести разговор на другую тему.

Остаток вечера прошел в пустопорожней болтовне. Вернее, болтала без умолку Валентина, а я лишь изредка вставлял короткие реплики. В половине одиннадцатого молодая вдова отправилась в душ. Решительно отвергнув игривое предложение «потереть ей спинку», я выключил свет в гостиной, не раздеваясь прилег на диван и довольно быстро уснул.

Я стоял посреди бескрайней, безжизненной равнины, покрытой черным шлаком. В угрюмом, сумрачном небе пылало багровое, злое солнце. В воздухе, громко хлопая чешуйчатыми крыльями, носились какие-то мерзкие твари вроде летучих мышей, но гораздо противнее и с человеческими, гротескно уродливыми лицами. Почва под ногами вздрагивала, как при землетрясении. Неожиданно в двух шагах от меня взвился огромный столб пыли. Я невольно отшатнулся назад. По ушам резанули раскаты отвратительного, сатанинского хохота. Солнце начало испускать пульсирующие, огненные лучи, больно обжигающие кожу. Крылатые твари закружились в безумном хороводе. При этом они сипло каркали и что-то выкрикивали на непонятном языке. Постепенно пыль осела, и на месте столба возникло диковинное существо: с туловищем гигантской змеи, на лохматых козьих ножках, с длинными когтистыми лапами и… с изящной женской головкой! Черты лица я, правда, разобрать не мог. В ноздри шибанул едкий запах серы.

– Попался, Сереженька! – объявило существо тонким, приторным голосом. – Отныне, птенчик, ты ни-ку-да не денешься. Погублю!

Вытянув губы трубочкой, оно вдруг плюнуло в меня зеленоватой, ядовитой слюной. Я инстинктивно увернулся.

– Не сметь сопротивляться, паршивец! – в бешенстве заорало страшилище. – Стоять смирно! Руки по швам!!!

– Да пропади ты пропадом, инфернальная[3] дрянь! – огрызнулся я.

В ответ раздался доносящийся непонятно откуда, наполненный нечеловеческой ненавистью вой. Я размашисто перекрестился. Существо провалилось под землю, мрачный пейзаж, сменившись зыбкой серой мглой, исчез, а вой трансформировался в легкое вороватое царапание по железу. Затем сон кончился, и я открыл глаза. В гостиной было пусто и тихо. В незашторенное окно проникали отблески уличных фонарей, вырывавшие из темноты отдельные предметы меблировки. Живые цветы в фарфоровой вазе источали тонкий, пьянящий аромат. Царапанье между тем продолжалось. Полностью проснувшись, я понял – кто-то пытается вскрыть отмычкой замок на входной двери…

Глава 3

Бесшумно поднявшись с дивана, я на цыпочках прокрался в прихожую. Подождав минуту-другую и убедившись, что неизвестные взломщики профессионализмом не отличаются, я решил им помочь и осторожно подвинул металлический рычажок. Дверь, щелкнув, отперлась, пропустив узкую полоску света с лестничной площадки.

– Есть! – послышался торжествующий шепот. – Заходим, Вася! Оглушаем охранника, хватаем бабу и рвем когти.[4]

Дверь, повинуясь толчку руки, отворилась пошире. В квартиру проникли два плотных, широкоплечих человека. Один из них держал в руке железную арматуру. «Для меня предназначена», – догадался я и молча набросился на незваных гостей. Жесткий удар ребром ладони по локтевому нерву – арматура вывалилась на пол. Коленом по почкам ее владельцу – отчаянный, болезненный вопль. Кулаком в челюсть второму – противный хруст и шум падения тяжелого тела.

Нащупав на стене выключатель, я зажег свет. Передо мной на узорчатом импортном паласе лежали два молодых парня. Фактически мальчишки – лет двадцати, не больше! Один, обритый наголо, застыл в глубоком нокауте. Второй – светловолосый, голубоглазый – корчился от боли.

– Блин горелый! – сквозь зубы выругался я, подумав одновременно: «Когда я воевал в Афганистане, эти младенцы еще в пеленки писались! Увидел бы, ути-пуси сказал да леденцом угостил. А теперь… не убивать же сопляков, в конце концов! И допрашивать с пристрастием рука не поднимется. Тьфу ты, черт!!!»

Светловолосый, однако, воспринял мою ругань на свой лад.

– Дя-день-ка! Не на-а-адо! – заскулил он, пытаясь отползти в сторону. – Ну, пожалуйста!!! Очень вас прошу!!!

«Э-э-э, да ты, сюсенок, считаешь меня закоренелым мокрушником! – мысленно усмехнулся я. – Тем лучше. Расколешься без проблем!»

– Кто вас прислал?! – придав физиономии людоедское выражение и вытащив из-за пазухи пистолет, свирепо прорычал я. – Жду ответа ровно три секунды. Потом замочу на хрен! Раз… два…

– Руслан! Руслан Алтынов! По прозвищу Шерхан! – зачастил охваченный ужасом мальчишка.

– Цель?!

– Привезти к н-нему б-бабу, то есть женщину!

– Валентину Тюрину?

– Да-а-а!!!

– Зачем? – для пущего устрашения я передернул затвор «макарова», досылая патрон в патронник.

По телу пленника прошла длинная судорога, круглощекое лицо затряслось.

– Н-не знаю! Ч-честное с-слово н-не знаю! – заикаясь, выдавил он.

– Адрес Шерхана. В темпе! – поигрывая пальцем на спусковом крючке, оглушительно рявкнул я.

– У меня только номер мобильника, – съежившись, пробормотал Светловолосый.

– Диктуй, падла!!!

– Восемь… девятьсот один, семьсот пятьдесят шесть, восемьдесят четыре, сорок… Не убивайте, дяденька!!!

«А мобильник-то „кривой“. Похоже, Руслан Алтынов не особо процветает в финансовом отношении», – отметил я про себя и оскалился зверски:

– Это все, что тебе известно?!

– Да! Матерью клянусь – да!!! – на голубых глазах паренька заблестели слезы.

– Та-а-ак! Остается решить, где с тобой разобраться. Прямо тут завалить или в лес вывезти? – глубокомысленно протянул я, опустил пистолет и притворился, будто погружен в раздумья.

Как я и рассчитывал, мальчишка не преминул воспользоваться моей «оплошностью».

– Сматываемся, Гена! – крикнул он уже опомнившемуся товарищу. Оба горе-похитителя на четвереньках выбежали из квартиры и кубарем скатились вниз по лестнице.

– Стойте! Стойте, суки! – выскакивая следом в одних носках, несколько театрально заорал я. Хлопнула подъездная дверь. Во дворе взревел мотор машины. «Удрали салажата. Скатертью дорога», – удовлетворенно улыбнулся я, возвращаясь обратно.

вернуться

3

Дьявольская, адская.

вернуться

4

На блатном жаргоне – сматываемся, убегаем.

3
{"b":"32475","o":1}