ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Орудие войны
Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере
Бывший
Часть Европы. История Российского государства. От истоков до монгольского нашествия
Принц Зазеркалья
Спасти нельзя оставить. Хранительница
Левиафан
Колодец пророков
Пятая дисциплина. Искусство и практика обучающейся организации

– За какую, сэр?

– За панибратский тон при разговоре со старшим по званию. Так что давай, отрабатывай должок. Напалм есть на складах? А? Не слышу ответа. Только не вздумай мне тут невинную барышню изображать, я же тебя, пройдоху, насквозь вижу!

– Ничего я не изображаю… А напалм еще в позапрошлый раз кончился. И не будет его долго. Грузовик только через месяц ждем.

– Почему? – коротко и всеобъемлюще спросил Причер.

– Перерасход, – так же коротко ответил сержант. – Джунгли жмут. Сами понимаете, им наши графики не указ.

– А живая сила, она что, из грязного белья самозарождается?

– Не понял, сэр?

– Я говорю: напалм на Кляксу строго по графику поступает, а солдаты – в любом количестве?

– Не-ет… – сержант даже улыбнулся, так Причер его удивил. – Да вы что, святой отец, да откуда? Еще парочка таких наездов, как сегодня, у нас лазарет треснет. А на стенку придется весь тыл выгонять, даже эм-пи наверное… Пополнение тоже на грузовике придет. Главное чтобы мы продержались. Раньше-то пёрло раз в месяц, ну два. А теперь дней через десять-одиннадцать. И двоиться они, гады, начали.

«Нервный я стал, – подумал капеллан. – Все заговоры мерещатся. А тут просто бардак и положение, близкое к критическому. Нормальная армия».

– Того и гляди стену одолеют, а тогда крышка нам, – не унимался сержант. – Одна надежда – по плану эвакуации все уцелевшие отходят к порту и лезут на «Тревогу». Хотите совет, господин капитан? В обход Устава, по старой дружбе?

– Ну?

– Если зверье ломанется через стену, бросайте все, хватайте любую машину, хоть полковничью, и катите к порту. На территории мы как в западне. Эту волну не удержишь, когда она идет по ровному месту. Никаких шансов. Кто замешкается на минуту, не выберется. Так что бросайте все и спасайтесь. А я вам местечко на борту забью, гарантированно.

Причер отчетливо скрипнул зубами. Теперь ему хотелось дать сержанту в ухо на полном серьезе.

– Сколько наших берет «Тревога»? – спросил капитан преувеличенно ровным тоном. План эвакуации он, естественно, посмотреть не успел. А надо было.

– Порт сначала принимает гражданских со скважины. Они уходят на своих баржах, занимают их целиком. Потом грузимся мы – к русским. Все управление, лазарет, те зенитчики, которые успеют добежать, и процентов двадцать стрелков. Больше просто не выживет.

– Я спрашиваю предельную загрузку. Ты должен знать.

– Это и есть предельная загрузка. Только она не понадобится. Разуйте глаза, командир. Вы же видели сегодня, как оно прет в скользкую горку. Теперь представьте, как оно скачет по сухому. И прикиньте, что на одного нашего с ружьем будет минимум десяток тварей с зубами и соплями… – сержант очень старался быть убедительным. Знал, что капитана Причера голыми эмоциями не пробьешь. А капеллана Причера он в упор не видел. Действительно, какой ему смысл давать советы капеллану – чужому и непонятному человеку?

– Даже вы, сэр, не подстрелите десять тварей за одну секунду, – заключил сержант. – А сколько будет случайных попаданий… Нечаянных выстрелов из бластера в упор… Нет, сэр, дохлый номер. Даже на Черных Болотах такого не было. Помните, когда мы на полпути транспортер доломали?

– Не «мы доломали», а ты доломал!

– Ну, я… Вы тогда еще «пилой» отмахивались, когда у нас «кувалду» заело…

– Допустим, у тебя заело!

– Ну, пусть у меня. В любом случае, здесь-то «пила» не спасет, они же двоятся. Хорошо еще, черти из джунглей не выходят пока.

– Зеленые такие, чешуйчатые?

– Слыхали уже? Вот страсть, наверное! Не-ет, если периметр не удержим, это будет гибель, сэр. Верная смерть. Извините, что-то я разболтался. Господин капитан, сэр.

«До чего же мне нужен толковый советчик! – мучился Причер. – Который давно сидит на Кляксе и хорошо владеет ситуацией. Кэссиди? Если бы… Он мыслями там, в джунглях, со своими разведгруппами. А того, что творится под самым носом, скорее всего, не замечает. С кем бы мне поговорить по душам? А, кстати…»

– Русский пароход у нас на боепитании состоит? – деловито осведомился Причер.

– Естественно, сэр. Он вообще по документам проведен, будто не русский, а наш. Только команда ихняя, типа наемники. Так налоги меньше.

– Значит ты можешь выяснить, на какое число у них дозаправка заказана?

– Да я и так знаю, сэр. Это ж не секрет. В пятницу утром они вернутся. К вечеру освободятся и начнут сходить на берег. А вам кто из русских нужен? Мичман Харитонов небось?

Причер задумчиво почесал в затылке.

– Нет, – сказал он. – Мичман Харитонов пока не нужен. Честно говоря, сам не знаю, для чего мне эти русские. Но ты о моем вопросе – никому, понял?

Сержант подобрал живот и вытянулся в струну.

– Я – могила, сэр. И вообще… В вашем распоряжении, сэр. В любое время. Только прикажите. Любая услуга. Вы меня знаете.

– Знаю, – кивнул Причер. – А ну, признавайся – в контрразведку по-прежнему стучишь?

– Есть маленько, – сержант виновато опустил глаза. – С ними же как связался, потом не отвяжешься.

– Кто у них на базе главный?

– М-м… – сержант окончательно потупился. – А вам очень надо?

– Фамилия в принципе роли не играет. Но хотелось бы на будущее иметь представление, что он за человек. Вдруг гнида какая-нибудь.

– Он хороший человек! – горячо воскликнул сержант. – Вы его совсем еще не знаете, но это настоящий офицер, почти как вы.

– Хороший, говоришь… – Причер задумался. – Ну-ну. Пока сам не попрошу, на меня не капай. Договорились?

Сержант заметно побледнел.

– Да как вы могли такое подумать, господин капитан… Да я за вас…

– А вот когда попрошу – капнешь, – заключил Причер. – Ну, благодарю за информацию. Тебя подбросить?

– Спасибо, не надо, – сержант, утомленный задушевной беседой, полез в карман за платком. – Я лучше на кухню заверну, кофейком офицерским побалуюсь. Вы это… Благословите, что ли, меня, а? Господин капитан, сэр…

* * *

Кэссиди сидел в кабинете начальника разведки, положив ноги на стол, и дымил сигарой.

– Присаживайтесь, святой отец, – сказал он, не меняя позы. – С чем пожаловали?

– С вопросами, – Причер уселся в кресло напротив.

– Ну-ну, – Кэссиди выпустил в потолок несколько сизых колец. – Только постарайтесь не доконать мое пищеварение. А то господин полковник и так из меня все печенки вынул.

Причер вздохнул. Кэссиди молча курил и ждал. Капеллан горбился в кресле и тоже молчал. В кабинете вдруг стало очень неуютно.

– Хорошо! – не выдержал Кэссиди. – Вас, конечно, интересует, почему в файлах по местному зверью не сказано, что оно «двоится». Почему нет данных о масштабе атак на периметр. Еще вам хочется знать, куда подевался напалм. Все? Ах да, про чертей! Зеленых таких, чешуйчатых. Которые в глубине джунглей, за десятой милей. Так?

Причер снова вздохнул, на этот раз очень жалостливо.

– Докладываю по пунктам, – сказал Кэссиди. – Двоиться зверье начало примерно месяц назад. Приблизительно в то же время атаки пошли гораздо чаще и на порядок мощнее, чем раньше. Да-да, именно на порядок, я не преувеличиваю. Вот куда делся весь напалм, а потом и все реактивное горючее. Хотя сейчас керосина натащили со скважины, на пару-тройку проходов хватит. Зарядов для бластеров и пушек у нас достаточно, стволов и ремкомплектов тоже. Недостаточно личного состава. Уже сейчас людей мало. А дальше будет только хуже. Все эти наши горести и несчастья господин полковник весьма подробно описал в панической депеше хозяевам планеты. Но даже если концессионер нам и поверит, грузовик от этого быстрее не полетит. Нужно продержаться еще месяц. А что касается чертей…

– Можем поговорить как люди? – перебил Причер. – Без Устава?

– Естественно, – Кэссиди снял ноги со стола и положил на него локти. – В чем проблема, Отходняк?

– О-о… – Причер возвел глаза к потолку. – Кэс, умоляю, забудь ты эту отвратительную кличку. Я все-таки духовное лицо. Теперь.

10
{"b":"32496","o":1}