ЛитМир - Электронная Библиотека

Причер вспомнил неприятный эпизод, когда звери едва не перевалили через бортик, и свой отчаянный зов о помощи, обращенный к Матери-заступнице. Поблагодарил он Деву потом, или нет? Весь этот бой капитан бормотал себе под нос, а то и выкрикивал в полный голос молитвы. Но это было другое – призыв к святым укрепить хиленькие человечьи силы, поддержать решимость. А вот сказать конкретное спасибо Той, к которой Причер всегда был душевно неравнодушен… «Не могу сейчас. Фальшиво выйдет. Я опустошен, выжат, у меня даже пальцы от слабости дрожат. Вечером. Вечером…»

– Между прочим, меня и правда зовут Джон, – сказал Причер. – Только ни малейшего сравнения с Крестителем я не выдерживаю…

– Нам и такой сойдет, – заверил Тэйлор. – А я Боб. Очень приятно. Эй, вы чего там? Осторожнее, укусит еще…

– Он устал, бедняга, – сказали ласково в толпе солдат. Причер заглянул за бортик. Муравьед сидел на задних лапах, как большая собака, и живым умным глазом разглядывал своих недавних противников. Пасть его была слегка приоткрыта, из нее свисал неожиданно широкий, совсем не муравьежий, розовый язык. Даже не верилось, что еще совсем недавно эта зверюга лезла на рожон, одержимая неведомым бесом.

Пискнул терминал.

– Отбой? – спросил Тэйлор.

– Отбой, – кивнул Причер с легким сожалением.

– Рановато, да? – согласился Тэйлор. – Посидеть бы еще. Эй, господа военные! Ну-ка, врежьте как следует этой животине! Которая яйца не несет! Прогоните ее отсюда к едрене матери! Пусть обратно в лес убирается… По загривку ее, за рогами! У нее там слабое место!

Из-за бортика раздалось обиженное вяканье. Солдаты дружно рассмеялись.

– Наконец-то… Во как улепетывает! Эй, ты больше не приходи! А то ведь на самом деле застрелим!

– Надо было метку ему поставить.

– Я т-те поставлю!

– Да нет же! На рога привязать фигню какую-нибудь яркую. Чтобы в толпе видно было…

Причер снова заглянул за бортик. Муравьед потешно съезжал на брюхе по скользкому кургану.

– Понятия не имею, зачем я это делаю, – сказал капеллан и потянул из-за спины «пилу». – Чего притихли? Не бойтесь, я не убийца. Я ему просто один рог слегка подрежу. Рога костяные, он ничего и не почувствует. У-упс! Готово. Вот и метка. Вдруг еще в джунглях повстречаемся…

– Загляденье просто, как вы стреляете, – заметил Тэйлор. – Между прочим, мы в джунгли не ходим. Не положено. Ах да, вы же новенький… Извините, сэр.

– Я в джунгли пойду, – сказал Причер жестко. – Обязательно пойду. Сердцем чую, там меня ждет масса открытий.

– Да кто ж вас пустит…

– Там в глубине черти лазают, – сообщил один из солдат. – Зеленые. Разведчики видели.

– Чертей – отставить, – вяло приказал через плечо Тэйлор. – С суевериями и алкоголизмом мы боремся. Слушайте, господин капитан, да плюньте вы на эти джунгли. Ничего там хорошего. И потом, вы у нас теперь надолго застряли, сэр. Ротного сильно покалечило, может, и не вернется.

– Простите, но я тоже не вернусь, Тэйлор. Я ведь не пехотный офицер. Я всего лишь новый гарнизонный священник.

– Черт побери! Ой, извините… – Тэйлор от изумления даже с бортика соскочил и встал навытяжку. Более того, он поспешно нахлобучил на голову шлем. Солдаты за его спиной как-то все подобрались и теперь ели Причера глазами. Вытаращенными глазами. Восхищенными.

– А в джунгли я выберусь. С разведкой. Я ведь по специальности разведчик. Вернее когда-то был. Пока меня там не покалечило слегка… – Причер почувствовал, что скорее оправдывается, чем рассказывает. Наверное ему подсознательно хотелось остаться в шестом секторе ротным. «Атавизмы и рудименты, – подумал он. – Не далее как вчера я понял, что больше не хочу воевать. А сегодня пострелял – и будто заново родился. Сорок раз прочтешь за это „Отче наш“ и столько же „Богородицу“, Лазарь ты хренов».

– Господин капитан, сэр… Ваше преподобие, – Тэйлор по-прежнему тянул руки по швам. – Разрешите обратиться?

– Обращайтесь, господин лейтенант… сын мой, – в том же духе ответил Причер, стараясь как-то сбить патетику момента.

– Позвольте узнать, допускает ли ситуация отпущение грехов личному составу шестого сектора, господин капитан, сэр?

– Э-э… Тэйлор, – осторожно сказал капеллан. – Расслабьтесь, а? Конечно допускает. Только не надо мне этой… Строевой подготовки. О, я придумал. Лейтенант Тэйлор!

– Я, сэр!

– Приказываю вам принять командование ротой охраны шестого сектора!

– Есть, сэр!

– Ну, и отлично. С этого момента я для вас не капитан и не начальник, а просто святой отец. Только между прочим, когда наградной список на своих людей подготовите, сбросьте мне копию. Я прослежу, чтобы в канцелярии бригады к нему отнеслись повнимательнее.

– Спасибо… – пробормотал Тэйлор. – Так как насчет отпущения грехов, святой отец? А то мы столько зверья наколошматили сегодня…

– Да это вообще не грех, – утешил лейтенанта Причер. – Это просто самооборона. Недаром сказано: милостию Божьей прими оружие и щит, если у тебя противники злые, глядят на тебя во все глаза как волки на овец, и хотят тебя пожрать внезапно…

– Простите, святой отец, – заявил Тэйлор очень твердо, – но вы ошибаетесь. На Кляксе все с точностью до наоборот. Мы здесь не обороняемся.

– То есть? – удивился Причер.

– Это они от нас обороняются, – объяснил Тэйлор.

Глава пятая

Все необходимые после боя формальности Причер уладил дистанционно, через свой мобильный терминал. Очень уж ему не хотелось являться на доклад к командованию базы в состоянии полного душевного раздрызга, с кучей неприятных и глупых, наверное, вопросов на устах. Поэтому капитан для начала принял душ, переоделся в чистое, а потом добрый час простоял у алтаря. Приведя мысли в относительный порядок, он уселся за компьютер и долго читал справку по флоре и фауне Кляксы. Посмеялся над ученым названием давешнего рогатого муравьеда – «муравьед рогатый». Вспомнил, что пора обедать, и с черного хода посетил офицерскую столовую, где его с радостной готовностью и неким даже подобострастием накормили. Вероятно шестой сектор успел растрепать на всю базу, какой герой и симпатяга новый священник. В обеденном зале шумно беседовали и громко чавкали, Причер на кухне пил кофе и тихо радовался, что его не ищут.

Оказывается, искали. Точнее, деликатно подсматривали. Выйдя за дверь, Причер наткнулся на джип – тот самый, что позаимствовал у командного пункта. В машине сидел давешний сержант-тыловик, бывший десантник и подчиненный.

– Здрасте, господин капитан. Принимайте технику, – обрадовал Причера сержант, выбираясь из-за руля. – Вот здесь распишитесь в получении.

– Мне же не положено… – удивился Причер.

– Очень даже положено. Вы же, извините пожалуйста, ограниченно годный по статье би-два. Согласно параграфу… забыл какому, если расстояние от квартиры офицера до зоны ответственности по боевому расписанию превышает милю… Короче говоря, ваше преподобие, не трендите, а ставьте закорючку.

– Ща как дам в ухо! – пообещал Причер, внимательно разглядывая приходный ордер. – Признавайся, стервец – чья команда насчет машины?

– Не могу знать, господин капитан, сэр! Вроде бы лично начальник тыла майор Джефферсон распорядился. Господин капитан, сэр.

– А раньше машина кому принадлежала?

– Майору Джефферсону, господин капитан, сэр.

Причер закусил губу, чтобы не расхохотаться. Сейчас, при ярком свете, видно было, что джип порядком заезжен. «Вот она, тыловая доброта. С одной стороны – начальник облагодетельствовал капеллана, с другой – на новую тачку пересядет».

– Вы за нашего шефа не беспокойтесь, господин капитан, сэр, – неверно истолковал выражение лица Причера сержант. – Майор Джефферсон уже с утра на новой ездит. Вы ему, можно сказать, подарок сделали. Прибежал на склад, аж глаза светятся, кричит – гип-гип-ура, капеллан сослепу мою развалюху угнал! Пусть теперь сам с ней и… Ну, вы поняли, господин капитан, сэр.

– Ладно, – Причер расписался и полез в джип. – Ты это… Я ведь тебе в ухо не двинул за сниженную лексику, верно?

9
{"b":"32496","o":1}