ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Огромное спасибо, девушка, – залопотал Николай Петрович, пятясь к выходу. – То-то, я смотрю, этот Иван странный! Ну зачем он мне про своих рыбок рассказывал? А? Похоже, он больной!

Дверь хлопнула, псих исчез, я с шумом выдохнул:

– Как он прошел мимо охраны?

Капустина пожала плечами:

– Хрен его знает! Нормального человека не пустят, меня задержат, если пропуск забыла. Отлично в лицо знают, но оставят за порогом, а сумасшедшие просачиваются!

– Ты его отправила к Митяеву, – сообразил я.

– Ага, – засмеялась девушка, – Сереге полезно с народом пообщаться.

– Может, лучше было позвать сюда Андрея Букина?

– Кого? – еще сильней развеселилась Наташа.

– Николай Петрович пришел пообщаться с Букиным, вроде тот психолог, дает в редакции советы. Вероятно, Андрей умеет обращаться с…

– Это я, – перебила Наташа. – «Андрей Букин» один из моих псевдонимов.

– Мужское имя?!

– И что? Про Жорж Санд слышал? Промежду прочим, это была женщина, Аврора Дюпен, – фыркнула Наташа.

– Действительно, я глупость сморозил. Спасибо за помощь!

– Ерунда, – отмахнулась Наташа, – хотя, конечно, следовало тебе по морде за подставу надавать. Хорошо, что в тубзике запись ведется, а если б нет? Че, Серега нанял тебя крысу найти?

После некоторого колебания я кивнул.

– Ты мент? – деловито спросила Ната.

– Частный детектив, – представился я, – агентство «Ниро».

– Круто зарабатываешь, – с уважением констатировала Наташа, – на «Бентли» катаешься.

– Откуда ты знаешь про марку машины? Она мне не принадлежит, это автомобиль Элеоноры, хозяйки «Ниро», я им просто временно пользуюсь.

– Народ гудит, – хмыкнула Капустина, – у новенького шикарная тачка. Бабы сейчас в коридоре за руки меня хватали, у всех один вопрос: «Натка, узнай, он женат?» Так удовлетвори любопытство, ты со штампом?

– Нет.

– Лучше не говори им правды, – покачала головой Капустина, – сходи в магазин, купи дешевую обручалку и нацепи на палец.

– Зачем?

– Затем, что часть дур отстанет, – засмеялась Наташа. – Конечно, таким, как Нонна Паринина, наплевать, она в чужом лесу с огромной радостью поохотится.

– Сомневаюсь, что могу быть интересен девочкам твоего возраста, я для них Мафусаил. Молодость тянется к себе подобным.

– Запах денег и вид «Бентли» делает тебя вечно юным Аполлоном, – заржала Капустина. – Кстати, мне ты неинтересен, я давно замужем.

– И безобразничаешь в туалете! – напомнил я.

– Исключительно ради здоровья, – сказала Ната. – Если хочешь, могу и с тобой пойти. Но это ничего не значит, быстрый перепихон. Если очень приспичит, Федьку-дурака хватаю. Никаких планов на совместное будущее, просьб о шубах, нытья о детях и разговоров о свадьбе. Я честная женщина, вышла замуж и живу спокойно. Ладно, я простила тебя. Теперь объясни, кто мне звонил?

– Именно этот вопрос собирался задать тебе я: что за мужчина пригласил Наташу в «Чао»?

– Он назвал меня по имени?

– Да.

– И знал номер сотового!

– Очень верное замечание.

– Следовательно, звонил мне?

– Напрашивается подобный вывод!

Наташа надула щеки, потом с шумом выдохнула:

– Может, сходим пообедать? В нашей столовой отвратительно кормят!

Я посмотрел на корреспондентку, та подмигнула и сказала:

– Я знаю милое местечко, в твоем «Бентли» мы туда живо докатим. Ни разу не ездила на суперкрутой тачке!

– С удовольствием прокачу тебя, – ответил я, – поехали.

– Давай через полчасика, – улыбнулась Наташа, – нос попудрить надо.

Глава 8

Девушки любят долго собираться, «полчасика» растянулись почти на шестьдесят минут, но я терпеливо сидел в машине.

– Надеюсь, тут нет видеокамер, – засмеялась Наташа, устраиваясь на переднем сиденье.

– Как я уже говорил, автомобиль принадлежит моей хозяйке, Нора регулярно проверяет и квартиру, и машины, «жучков» нет, – заверил я.

– Тогда лучше нам беседовать тут, – сказала Наташа. – Ну-ка, отъедь на соседнюю улицу, смотри, упс!

Не успел я моргнуть, как девчонка засунула руку под кофту и вытащила… удостоверение.

– Изучи внимательно, – приказала она, – я покурю пока. В этом пафосе можно дымить?

Я галантно щелкнул зажигалкой и открыл документ. «Капустина Наталья Викторовна, сотрудник частного детективного агентства „Профиль“»[7].

– Где тут пепельница? – спросила Ната.

Я продолжал пялиться в «корочку».

– Эй, Ваня, очнись, – Наташа ткнула меня острым кулачком в бок. – Пепел куда стряхнуть? Или его, чтобы не пачкать «Бентли», положено глотать?

– Ты служишь сыщиком? – ахнул я.

– Учитывая твой рост, шутка про жирафа, до которого все доходит с опозданием, не кажется особо смешной, – совершенно серьезно заявила собеседница. – Дай, наконец, пепельницу!

Я ткнул пальцем в кнопку, из панели выехала никелированная коробочка.

– Стебно! – восхитилась девушка. – Чего замер? Двадцать первый век на дворе, бабы самолеты водят, на танках ездят, крутые баксы рубят. Мы с тобой коллеги, я ходила звонить начальству. Кстати, мой босс великолепно знает твою Нору, они пересекались раньше, Элеонора ему помогла, а долг платежом красен. Велено тебе посодействовать. Давай козыри на стол. Че случилось? Митяев нанял тебя ловить крысу?

– Да, – кивнул я, – а ты показалась мне предателем. Телефонный разговор, встреча в кафе… Издали та тетка походила на тебя как две капли воды.

– Любопытненько, – процедила Ната, – оригинальненько и гламурненько! Разберемся.

– А почему ты в «Часе пик» работаешь? – поинтересовался я.

Наташа затушила окурок:

– Сейчас расскажу, дело непростое.

Полгода тому назад в агентство «Профиль» обратилась Ирина Бурлеева, у которой погиб сын Роман. Юноша умер при загадочных обстоятельствах. Утром он, как всегда, ушел на работу, днем позвонил матери и предупредил:

– Не волнуйся, вернусь поздно, собрался в клуб.

Ирина попыталась сказать что-то про рабочий день и необходимость рано вставать, но сын бросил трубку. Скорее всего, ему, двадцатипятилетнему холостому парню, ужасно надоела материнская опека, и он не собирался выслушивать ее справедливые, но занудные предостережения. Бурлеева обиделась на сына, приняла снотворное и легла спать, но прежде Ирина задвинула на двери щеколду.

– Зачем? – удивился я. – Сына же не было дома!

Наташа объяснила:

– Ментам она сказала, что сделала это по привычке, очень боится воров и грабителей. Но мне кажется, ей хотелось устроить дорогому сыночку нехилый скандал. Придет юноша под утро, покрутит в скважине ключом, подергает ручку, поймет: снаружи не открыть, позвонит… И тут настанет звездный час мамы: она появится в халате, держась рукой за голову, с видом оскорбленной невинности пойдет по коридору, бубня себе под нос: «Боже, мигрень разыгралась! Всю ночь вздрагивала от малейшего шума, только-только успокоилась: звонок!» Роман испытает как минимум неудобство, а маменьке только того и надо, будет дуться неделю.

– Глупо, – пожал я плечами, – лишиться нормального отдыха ради того, чтобы устроить представление. Истерику сыну можно закатить и за утренним кофе. Если дама желает устроить скандал, ее не остановит даже известие о скором падении на Землю огромного метеорита.

– Встречаются такие индивидуумы, – мрачно возразила мне Ната, – они действуют исподтишка, корчат из себя несчастненьких. Ирина из этой категории. Но сейчас нет необходимости составлять психологический портрет Бурлеевой, просто уясни инфу: она закрыла дверь на щеколду, а Роман не явился домой. Шум мать подняла лишь поздно вечером.

– Она не забеспокоилась, поняв, что ребенок не ночевал дома? – удивился я.

Наташа фыркнула:

– Ребенок! Не младенец же, двадцать пять детка отметила! Ира не сомневалась, что Роман, прокутив всю ночь, поехал прямо на работу.

– И не стала ему звонить?

вернуться

7

Название выдумано автором. Все совпадения случайны. (Прим. авт.)

13
{"b":"32507","o":1}