ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не советую тебе доводить свои умозаключения до дяди Глеба, – хрюкнул Макс, ковыряя вилкой остатки куропатки, – он человек горячий, можешь и по мордасам схлопотать!

– А вот и вкусный пирог. – Карина попыталась погасить ссору в зародыше.

– О, с яблоками, мой любимый! – подхватила я.

Мне тоже не слишком нравится, когда сидящие за одним столом люди начинают палить друг в друга из артиллерийских орудий.

– Замечательно, он с корицей, – присоединилась к нам Настя.

Мы с Карой посмотрели с благодарностью на невесту Макса и начали упоенно обсуждать выпечку, стараясь, чтобы мужчины не смогли вставить в наш диалог даже восклицания.

– Бисквит удался.

– Дрожжевой пирог вкуснее.

– Согласна, с такой «решеткой» сверху.

– Яблоки в меру кислые.

– Да, чересчур сладкая начинка отвратительна.

– А Рада дома, – неожиданно заявил Кирюшка.

– С чего ты это взял? – поинтересовалась я.

– Так все машины, кроме «мерса» дяди Глеба, в гараже, – пояснил мальчик. – Мы в прятки перед ужином играли, и я в тачку Рады залез. Не поехала же она на автобусе?

– Действительно, – растерянно сказала Кара, – Рада никогда не пользуется общественным транспортом.

– Где же она прячется? – удивился Макс. – Почему не показывается?

– Может, на меня обиделась? – предположила Тина. – Я ей за завтраком на стул собачьи какашки из гипса сунула.

– Ты не могла бы воздержаться от объяснений? – взвился Ефим. – Меня сейчас стошнит.

На мой вкус, разговор об обратной перистальтике так же неуместен за столом, как и беседа об экскрементах животных, но я, естественно, не стала делать Ефиму замечаний, просто сказала Тине:

– Не переживай, вы с Радой вечно подтруниваете друг над другом, ей это нравится.

– Не желает общаться с нами – и не надо, – подвел черту Макс, – плакать не станем. Эй, Марина!

Экономка мигом материализовалась в столовой.

– Где хозяйка?

Женщина развела руками:

– Не знаю.

– Она в доме?

– Извините, не видела ее весь день.

Присутствующие молча уставились друг на друга. Неожиданно мне стало страшно, просто жутко…

– В бассейне, – пролепетала я, – с самого утра плавает резиновая кукла, может…

Все понеслись по коридору в «домик здоровья». От испуга Кара зажгла не верхний яркий свет, а боковые бра. Мы уставились на воду, где, раскинув в разные стороны руки, покачивалось нечто с белокурыми волосами. Я заметила, что локоны манекена не свисают ниже пояса, а колышутся у плеч, и почувствовала, как по спине потекли струйки пота.

– Вы думаете, это она? – сипло поинтересовался Ефим.

– Надо посмотреть, – прошептал Макс.

Парню было явно не по себе. Его физиономия слилась по цвету с голубоватым кафелем, которым были облицованы стены.

– Это она, – сказала я. – У куклы были длинные пряди.

– Ее нужно вытащить, – пробормотала Настя.

– Ты способна на такое? – накинулся на невесту жених.

– Нет, – растерянно ответила девушка, – мне очень страшно. Ой, у нее на пальце кольцо Рады, ну то, с брильянтом, который ей так нравится!

– Мама миа, – отступил на шаг назад Ефим, – что делать-то?

– Надо папе позвонить, – дрожащим голосом пробормотала Тина. – На!

И она сунула мне мобильный. Не понимая, отчего сия миссия возложена на меня, я приложила крохотную трубочку к уху, услышала довольно раздраженное «да» и пролепетала:

– Глеб Лукич, это Лампа.

– Что стряслось? – мигом отреагировал он.

– Тут небольшая неприятность.

– Короче.

– Э-э-э…

– Быстрее, я занят!

– Понимаете, случилось нечто…

– Лампа, сколько тебе надо денег? Если речь идет о сумме, не превышающей двадцать тысяч долларов, то ступай в мой кабинет…

Я обозлилась. Манера Глеба Лукича все регулировать при помощи волшебных зеленых купюр меня покоробила, наверное, потому я мигом заорала:

– Рада утонула, насмерть!

– Немедленно еду, – заявил Глеб Лукич и отсоединился.

Сбившись вместе, мы, не в силах более стоять у бассейна, выскочили во двор и сгруппировались на въездной аллее.

– Может, вызвать «Скорую помощь»? – робко предложила Лиза. – Говорят, сейчас могут оживить.

– Она умерла давно, – ответила я. – Еще днем я видела бедняжку и приняла ее за куклу.

– Надо милицию позвать, – заикнулась Настя.

– До приезда папы не следует ничего предпринимать, – по-взрослому трезво сказала Тина.

Все промолчали, никто не рискнул спорить.

Очевидно, Глеб Лукич нанял вертолет, потому что, несмотря на многочисленные пробки, он прикатил в Алябьево через пятнадцать минут после моего звонка.

– Где? – коротко бросил Ларионов, выскакивая из автомобиля.

За «Мерседесом» во двор влетел микроавтобус и замер у входа в дом.

– В бассейне, – тихо сказал Ефим.

– Давайте, – махнул рукой хозяин.

Из «рафика» вышли несколько мужчин в безукоризненных костюмах. Они мигом исчезли в доме.

– Как это произошло? – приступил к допросу Глеб Лукич.

– Мы не знаем, – прошептала Кара, – вот, может, Лампа…

Глеб Лукич уставился на меня. Еле ворочая жестким, сухим языком, я начала блеять:

– Я пошла купаться…

Но тут послышались шаги. Мужчины, приехавшие вместе с Ларионовым, возникли на шикарном крыльце. Мне показалось, что на мраморные ступени села стая кладбищенских ворон. Один держал под мышкой труп Рады. С волос на мраморные плиты текла вода. Я отшатнулась в сторону. Впрочем, остальные тоже шарахнулись кто куда.

– Это что? – просипел Ефим. – О господи!

В ту же секунду мужик бросил тело несчастной женщины оземь. То, что было Радой, покатилось по ступенькам и упало к ногам Глеба Лукича.

– Кукла! – завизжала Тина.

– … – бросил Ларионов. – Вы здесь все с ума никак посходили?

Не успели присутствующие чуть-чуть прийти в себя, как донесся веселый голосок:

– Что случилось? Глебчик, ты дома?!

От ворот шла веселая Рада с корзинкой в руках. Несколько секунд все молча смотрели на нее, потом разом заорали:

– Ты где была?

– У Ершовых, – попятилась Рада, – у Никиты и Лены, они рано утром позвонили и пригласили меня посмотреть свой новый дом. Никита купил тут, в Алябьеве, по моей наводке особняк, вот…

– Значит, – нехорошо улыбаясь, сказал Глеб Лукич, – ты бросила в бассейн идиотскую игрушку и умчалась…

– Нет, – покачала головой Рада, – я даже не ходила к бассейну.

– А кто же решил пошутить? – Хозяин буравил всех глазами. – И почему у идиотского манекена на пальце твое кольцо?

В ответ – молчание. Потом Тина пролепетала: – Это я надела, но не сегодня, а снять забыла! Я вообще только сейчас про него вспомнила.

– Значит, так, – голосом, не предвещающим ничего хорошего, заявил Ларионов, – вы, парни, уезжайте.

Мужчины молча влезли в автобусик и были таковы.

– А вы, друзья, шагом марш в мой кабинет, – с улыбкой на устах приказал Глеб Лукич и пнул куклу ногой.

Я поежилась. Если бы гадюка умела улыбаться, на ее морде небось гуляла бы именно такая ухмылка.

Глава 4

Гнев, упавший на наши головы, был страшен. Досталось всем: постоянно изображающим трупы Тине и Раде, орущим по каждому поводу Кирюшке и Лизавете, ехидно улыбающемуся Максу, дрожащей Карине, беспрестанно хватающемуся за сердце Ефиму и испуганно молчащей Насте. Чаша гнева миновала лишь меня, более того, разъяренный Глеб Лукич гремел:

– Одна Лампа ведет себя прилично! Валяется в саду да почитывает детективчики, обжираясь конфетами. Берите с нее пример.

– Меня тошнит от криминального чтива, – попытался изобразить эстета Ефим.

Секунду отец смотрел на проявившего непокорность сына, потом заявил:

– Велено сидеть в саду и читать Маринину всем!

От его спокойного, глуховатого голоса мне стало так страшно, что я чуть не лишилась чувств.

Утром, около десяти, ко мне поскреблась Тина.

– Сделай доброе дело, – заговорщицки прошептала она, – сходи к папе в кабинет и узнай, какое у него настроение. Обычно он больше двух часов не злится, но вчера прямо совсем раскипятился. Кстати, смотри, что у меня есть!

6
{"b":"32529","o":1}