ЛитМир - Электронная Библиотека

– Никогда там не бывала, – протянула жена Антонова.

«И слава богу», – чуть было не сказала я, но вовремя прикусила язык.

– Наверное, устали в дороге, – продолжала Анна.

– Нет, даже выспалась, – я старательно изображала из себя совершенно не избалованную женщину.

– А сколько часов лететь? – неожиданно бесцеремонно влезла в разговор взрослых Китти.

– Двадцать, – не подумавши брякнула я.

Галина отложила вилку.

– Это на каком виде транспорта? На воронах?

– Ха-ха-ха… – решив подольститься к девице, засмеялась я. – Нет, конечно, на самолете.

– «Боинг» до Владика всего за девять часов долетает, – безо всякой улыбки продолжила Галя.

Я опустила чашку с удивительно вкусным кофе.

– Конечно, вы абсолютно правы. Хотя по маршруту Владивосток – Москва и назад курсируют лайнеры не только американского производства, но и российские машины, а они летают медленнее. Просто я сейчас посчитала все время, потраченное на дорогу. На самом деле я обитаю в некотором удалении от Владивостока, в местечке Пионерское.

Спокойно произнеся фразу, я снова взялась за бодрящий напиток. Ну-ка, пусть Галина попробует уличить гостью во лжи. Да, я допустила промах со временем, сморозила глупость про двадцать часов, но ловко выкрутилась. Во-первых, Галя наверняка никогда не бывала на Дальнем Востоке, во-вторых, населенных пунктов с бодрым названием Пионерское на территории бывшего СССР просто тучи, в-третьих, пусть противная девица попытается поспорить с заявлением про неторопливость «тушек» и «Илов».

Ощущая себя победительницей, я продолжала наслаждаться «арабикой».

– Пионерское? – радостно воскликнула Галя. – Милый городок! У вас там завод по переработке крабов. Я летаю туда от своей фирмы по три раза в месяц. А вы на какой улице живете?

Я поперхнулась сладким кофе. Но нельзя же кашлять безостановочно, пришлось в конце концов выдавить из себя:

– На проспекте Ленина.

– Где? – изумилась Галина. – Там подобной магистрали нет.

– Есть, – ответила я, приходя в себя, – вы просто не в курсе.

– Ошибаетесь, – противно улыбнулась Галочка, – Пионерское знаю как свои пять пальцев, там всего ничего улиц, и проспект Ленина среди них отсутствует.

– Как все командированные, вы наверняка гуляете лишь по центральной части населенного пункта, – не сдавалась я. – А если сесть у здания городской администрации на автобус и доехать до конечной, то там и обнаружится проспект Ленина. Он новый, только-только строится.

Галина вытаращила глаза.

– С ума сойти! Какой автобус? Пионерское – большая деревня. Там тридцать домов.

– Ошибаетесь, – улыбнулась я, – это в центре, а за горой еще другие здания есть, но туда лишь местных пускают, рядом граница, отсюда и пропуска всякие.

Повисла тишина. Чтобы мои слова показались еще более убедительными, я решила использовать только что полученную от противной Галины информацию и добавила:

– Завод по переработке крабов стоит на одном краю, а я проживаю в противоположном конце.

– И вы, конечно, не раз видели предприятие? – прищурилась Галя.

– Конечно, – ласково улыбнулась я.

– Нравится оно вам?

– Как может нравиться или не нравиться фабрика? – отбила я мяч. – Просто чисто фунциональное место.

– Ну… местные недовольны, цеха старые, разваливаются.

– Да, – быстро согласилась я, – ремонт нужен.

– В особенности в клубе! – кивнула Галя. – И в магазине. Вы ж небось тоже туда за рыбой бегаете.

Я перевела дух. Слава богу, вьедливая бабенка выпустила меня из своих когтей, сейчас просто поддержу беседу.

– Ясное дело, там весь город отоваривается.

Галина радостно улыбнулась.

– Очень здорово! Завод в Пионерском не имеет цехов, это корабль, который качается в порту, никакого клуба и магазина при нем нет. Так откуда вы? Из какого города?

У меня перехватило дыхание. Михаил Петрович решил прийти на помощь племяннице:

– Галя, в чем дело? Ты ведешь себя более чем странно.

– Она не из Пионерского! – взвизгнула девица. – Уж я-то поселок знаю!

И тут меня осенило.

– Пионерское? Вы неправильно расслышали, мой дом в Пионерске. Пионерское и Пионерск – два совершенно разных населенных пункта. Ясно?

Галя заморгала, а Антонов отрезал большой кусок паштета и, намазывая его на ломоть хлеба, пробормотал:

– Галина, ты на работу не собираешься?

– Да, – спохватилась зловредная блондинка, – пора одеваться.

Потом она повернулась ко мне:

– Вы надолго приехали? Сколько гостить думаете?

– Галя! – воскликнул Михаил Петрович. – Это уже совсем неприлично! Лаура только вошла в дом…

– Что вы, – заулыбалась я, – вполне резонный вопрос! Я рассчитывала пробыть здесь дней десять, пятнадцать, но если надоем, уеду раньше. Не хочу вас обременять.

– Вечерком еще поболтаем, – прищурив глаза, сообщила Галя. – Я отлично окрестности Владика знаю.

С этими словами она выскочила из-за стола и была такова.

Михаил Петрович съел еще пару конфет из коробки, схватил со стола бокал, сделал пару больших глотков, поморщился и сказал:

– Лаура, не обращай внимания, Галя порой ведет себя отвратительно.

– Ася говорит, что все приживалки такие, – тоненьким голоском сообщила Китти. – Они очень других претендентов на роль любимчиков боятся, ведь если новенькие понравятся, тогда старых объедал вон выставят.

– Китти! – возмутилась Анна. – Не стоит повторять чужие глупости. И потом, ты, наверное, неправильно поняла Асю.

– Она вчера укладывала меня спать, – пропищала девочка, – подоткнула одеяло и велела: «Спи, дорогая, не зови меня. Хочу как следует отдохнуть, потому что завтра тут покой закончится. Еще одна претендентка на пирог Михаила Петровича явится, а Галина не захочет делиться, она, как все приживалы, конкурентов опасается, вдруг эта Лаурка барину по сердцу придется, и нашу красу гадкую вон вытурят». Дедушка, а когда ты пирог печь станешь? Мне кусочек дашь? И почему раньше ничего не готовил? У тебя вкусные кулебяки получаются!

Лана резко засмеялась. Красный от гнева Михаил Петрович накинулся на толстуху, преспокойно евшую творог со сметаной.

– Кира! Почему нянька ведет с ребенком непозволительные беседы?

– Я разберусь, – спокойно ответила невестка.

– Выгони ее немедленно! – кипел хозяин дома. – И объясни Китти, что в присутствии взрослых следует проглотить язык.

– Не могу, – пожала плечами Кира.

– Что? – взвился Антонов.

– Выгнать не могу, – меланхолично пояснила невестка. – Деньги прислуге Анна Валерьевна платит, ей и рассчитывать Асю.

– Костя! – заорал Михаил Петрович.

– Да, папа? – откликнулся сын.

– Прими меры!

– Не стоит обременять мальчика, – каменным тоном произнесла Анна. – И Асю лучше оставить.

– Сказано: нахалку вон! – стукнул кулаком по столу Антонов.

– Дорогой, – ровным тоном возразила ему жена, – наем новой прислуги – очень тяжелая задача.

– Обратитесь в агентство! – заорал Антонов. Схватил бокал, на этот раз с лимонадом, и снова завопил: – Фу, ну и сладкая гадость! Кто у нас такую покупает, а?

– Папа, – абсолютно безо всяких эмоций сообщил Костя, – ты взял бокал Китти, это она пьет ситро. Твоя минералка слева.

– Вон, вон, вон! – начал наливаться бордовым цветом Антонов.

– Если сейчас выгоним Асю, – спокойным голосом сообщила Анна, – то Китти останется без присмотра. Неизвестно, когда мы новую гувернантку отыщем.

– Вон, вон, вон! – продолжал орать Антонов.

– Папа, – столь же размеренно, как свекровь, заявила Кира, – мама права. Я уеду на работу, Костя тоже. Кто займется девочкой?

– Не хочу капусту, – капризно заявила Китти.

– Надо съесть, она очень полезная, – спокойно сказала Анна.

– Фи, на тряпку похожа, – ныла девочка, – гадость! Фу-у-у!

– Немедленно прекрати! – гаркнул Антонов.

Капризница на секунду примолкла, затем разревелась в полный голос.

– Не буду-у-у!

– Ребенок совершенно не умеет себя вести! – вышел из себя Антонов. – Закрой рот!

13
{"b":"32530","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Магия смелых фантазий
Соблазн
Почему коровы не летают?
Эгоизм – путь к успеху. Жизнь без комплексов
Жестокая красотка
Счет
Деньги и власть. Как Goldman Sachs захватил власть в финансовом мире
Чего желает повеса
Дневник книготорговца