ЛитМир - Электронная Библиотека

Это все, что я хотела сказать. Прощай, Михаил, и помни: твое счастье зависит лишь от тебя. Маша».

Лаура замолчала и глянула на меня.

– Как вам история?

Я пожала плечами.

– Разное случается, у каждой семьи имеется свой скелет в шкафу. Извините, но пока не понимаю, зачем я вам понадобилась. Вы подозреваете, что ваша мать умерла не своей смертью?

– У нее был рак, – грустно ответила Лаура. – К сожалению, диагноз поставили поздно, опухоль стала неоперабельной. В маминой кончине нет ничего загадочного.

– Тогда в чем дело?

Лаура глубоко вздохнула:

– Похоже, отец и впрямь трусоват. Сам прийти побоялся, прислал адвоката. С предложением. Папочка не отказывается признать меня, более того, он готов помогать незаконной дочери материально и объявить жене, что у него имеется еще один ребенок. Но… не сразу.

– А как? – фыркнула я. – По частям? В понедельник сказать: «Анна!», во вторник добавить: «Я имею», в среду продолжить: «незаконнорожденную дочь»?

Лаура усмехнулась.

– Примерно так. Папенька приглашает меня приехать к нему в дом и прикинуться племянницей.

– Кем? – удивилась я.

Лаура хмыкнула.

– Помните, я говорила, что у отца была когда-то сестра и что мама дала мне имя в ее честь. Так вот Михаил Петрович предлагает мне назваться ее дочерью. Целый сценарий написал. Дескать, после смерти Лауры ее муж увез дочку, то есть меня маленькую, во Владивосток. Там он женился снова и не сообщил дочке, кто ее настоящая мать. Я всю жизнь не знала правды, но на днях родитель умер, успев перед смертью сообщить истину. И вот теперь я приехала погостить у дяди.

– Ну… немного глупо, но может сойти за правду, если слегка откорректировать детали, – протянула я. – А зачем нужен такой странный ход?

– Анна больна, – пояснила Лаура, – у нее шалит сердце, любой стресс ей опасен. Поэтому Михаил Петрович рассудил так: он не хочет доставлять жене страдания, но и бросить незаконнорожденную дочь считает подлым. Денег у Антонова много, хватит на всех и еще останется. Я под видом племянницы должна войти в дом, постараться понравиться Анне, подружиться с Костей и Ланой. Некоторое время, но Антонов полагает, что недолгое, придется ломать комедию, а потом он купит мне все: просторную квартиру, бизнес, выдаст замуж за хорошего человека. В общем, и волки будут сыты, и овцы целы: сам он соблюдет тайну, Анна не узнает об адюльтере, а Маша сможет спать спокойно – ее девочка будет устроена.

Лаура замолчала, потом горько добавила:

– Мама была права: он трус. Только я не такая гордая, как она. Конечно, я вполне самостоятельна, прилично зарабатываю. Но квартиру хорошую мне самой не купить, новую иномарку тоже, о загородном доме и брильянтах можно лишь мечтать, а вокруг одни «обмылки» тусуются, на нормальных мужиков мало похожи. Антонов введет меня в круг иных людей, богатых и знаменитых. И потом, он будет благодарен дочери за участие в спектакле, станет испытывать определенное неудобство и по этой причине шире откроет кошелек. Так что мне надо соглашаться на роль племянницы, нечего из себя, как мама, гордячку корчить. Мне нужны деньги, и чем больше, тем лучше. Ну как?

Я аккуратно выстроила телефонные аппараты в ровную линию и обтекаемо ответила:

– Что ж, каждый кузнец своего счастья.

– Вот! – обрадованно воскликнула Лаура. – Значит, вы согласны. Осталось обсудить детали.

Глава 4

Я вздрогнула.

– На что согласна?

– Вы же готовы мне помочь!

– В чем?

Лаура вскинула брови, потом вдруг громко засмеялась.

– Ну не дура ли я, самое главное не сказала! Поедете вместо меня к Антонову.

– Я?!

– Вы, вы, – закивала Лаура.

– Что-то никак не пойму… – покачала я головой. – Не доходит до меня, чем заниматься-то надо? Где тут преступление, которое вы хотите расследовать? Кого убили?

Лаура быстро перекрестилась:

– Господь с вами! Все живы.

– Четко изложите дело! – рявкнула я. – Без экивоков!

Лаура потерла пальцами виски.

– Значит, так! Я хочу денег, хорошую квартиру, машину, богатого мужа. Это ясно?

– Более чем.

– Самой мне столько не заработать и супруга соответствующего не найти.

– Дальше.

– Но Антонов может устроить счастье дочери…

– Уже слышала.

– …если соглашусь притвориться племянницей и понравлюсь его домашним. Михаил боится нервировать Анну, но та разрешит помочь ближайшей родственнице…

– Угу, – кивнула я, – вы это рассказывали, незачем повторяться.

– Племянница должна прийтись по вкусу жене Антонова, иначе Анна может запротестовать и запретит мужу тратить средства на невесть откуда взявшуюся девицу.

– Кто у них в доме хозяин? Кто деньги приносит?

– Капитал заработал Антонов, – терпеливо растолковывала ситуацию Лаура, – но довольно долгое время он жил за счет тестя. И вообще, не хочет семейного скандала. Ситуация с племянницей – компромисс. Понятно?

– В принципе, да.

– Есть одно «но»! – с жаром воскликнула посетительница.

– Какое?

– Я!

– Вы? – удивилась я.

Клиентка дернула плечом.

– Характер у меня не отцовский, похоже, в этом смысле я пошла в цыганскую родню. Вообще-то я спокойная и стараюсь держать себя в руках, но иногда, в самый неподходящий момент, из меня вылезает прапрадедушка Яков. Мама рассказывала, что он трех жен убил – темнело у мужика от ярости в глазах, неуправляемым делался, стопроцентно бешеным. И со мной подобное происходит. В школе меня учителя побаивались, я пару раз на них с кулаками кидалась. Представляете, поставили по математике за контрольную «два» несправедливо – училке показалось, что списываю, она выхватила тетрадь с парты и накорябала там «неуд». Ну меня и понесло… Страх вспомнить! Класс под парты попрятался. Мама потом еле-еле дело замяла. И еще пара подобных ситуаций в моей жизни произошла, когда прямо-таки голову у меня срывало. Но это не самое плохое!

– Да?

Лаура немного помолчала, а потом продолжила:

– Понимаю вашу иронию. Но уж дослушайте. Еще во мне порой просыпается и бабушка Шура, непроходимая, дремучая идиотка. Вот где беда! Начинаю пороть чушь, глупо хихикаю, корчу рожи. И ведь умом понимаю: надо остановиться, а не могу! Еще я подчас демонстрирую мамину бескрайнюю гордыню, способна завестись от неосторожно брошенного кем-то вполне обычного, но мне показавшегося обидным слова. Язык впереди ума бежит. А ведь у меня еще и руки имеются – я дерусь, как кошка! И как полагаете, сумею я понравиться новой родне? Скажет Анна что-то неприятное или, допустим, Лана, никогда не виденная сестричка, физиономию в мою сторону скроит, мигом развернусь и влеплю ей по морде. Думаете, славно получится?

– Нет, – вздохнула я.

– Верно, – кивнула Лаура. – Выгонят племяшку вон, к чему им такая радость, и я безо всего останусь. Вот и придумала отличный выход из положения.

– И какой же? – осторожно поинтересовалась я.

Лаура заулыбалась:

– Вы вместо меня к Антонову в дом поедете. Поживете на всем готовом, понравитесь Анне с детками. Вам-то они люди чужие, раздражать не будут.

– Вы с ума сошли! – подскочила я.

– Вовсе нет.

– Вам следует обратиться к какой-нибудь актрисе.

– Да уж пробовала, – отмахнулась Лаура. – С тремя беседовала и не договорилась.

Мне стало интересно.

– Почему?

Клиентка вынула из сумочки сигареты.

– Никак не брошу, – пожаловалась она, – держусь, держусь, а потом бац – и снова закурю.

– А ты не носи с собой пачку, – отчего-то фамильярно сказала я.

– Толку-то… – пожала плечами Лаура. – Если мне чего захотелось, так все! Умру, но достану необходимое. А с актрисами что получилось… Они в один голос твердили: «Хорошо, согласны, только нам сценарий нужен. Давайте роль, выучим и в добрый путь». А как я им слова напишу, если там сплошная импровизация потребуется? Нет, здесь нужна умная, ловкая, талантливая, не теряющаяся ни при каких обстоятельствах женщина. Такая, как ты.

7
{"b":"32530","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Уйти красиво. Удивительные похоронные обряды разных стран
Фаворитки. Соперницы из Версаля
Битва полчищ
Пять четвертинок апельсина
Один плюс один
Элиза в сердце лабиринта
Путь Шамана. Поиск Создателя
Закончи то, что начал. Как доводить дела до конца