ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я высадил Миранду. Тоненькая фигурка побрела через заваленный снегом двор. Девочка выглядела комично. Ярко-белые кроссовки, грязные, слегка порванные штаны, дубленочка, сшитая из разноцветных кусочков, и красная лаковая дамская сумочка на длинном ремне.

Вздохнув, я поехал к Райковой. Честно говоря, давно не имел дела с подростками. Они теперь совсем другие, чем были мы в их возрасте. Во всяком случае, мне в двенадцать лет, окажись я в чужой машине, и в голову бы не пришло перенастраивать радио и обращаться к взрослому мужчине – «Ваня», без отчества.

Марину Райкову я встретил около входа в квартиру. Женщина, чертыхаясь, вертела ключом в замке.

– Не работает? – решил я начать знакомство.

Райкова отбросила со лба белокурую прядку.

– Ума не приложу, что случилось! Вчера нормально поворачивался, а сегодня даже в скважину не влезает.

– Разрешите посмотреть?

– Пожалуйста, – ответила Марина и протянула мне связку.

Я нагнулся и осмотрел отверстие.

– Вы, очевидно, просто взяли не те ключи, они не от этого замка.

– Вот черт, – подскочила Марина, – ну спасибо вам, опять перепутала.

С этими словами Райкова исчезла в квартире, я подождал, пока она появится снова, запрет дверь, и сказал:

– У вас много разных ключей?

Райкова шагнула в кабину лифта.

– Подруга свои оставила, надо бы выбросить, да все забываю.

– Зачем же выкидывать ключи, которые принадлежат друзьям?

– Давно уж раздружились, – вздохнула Марина.

– Это вы об Алене Шергиной говорите?

Моя спутница сделала шаг назад и прижалась спиной к стенке лифта.

– Вы знаете Алену?

– Знал.

– Почему говорите в прошедшем времени?

– Она умерла, утонула в реке.

– Не может быть, – твердо заявила Марина, – вы что-то путаете.

– Нет, Алена погибла.

– Я с ней разговаривала на Рождество, она была живехонька-здоровехонька.

– Ну и что? Шергина утонула позавчера ночью.

– Где? В феврале? В речке? Кто вы такой? Что вам надо? – на едином дыхании выпалила Райкова.

Я вытащил удостоверение детектива и дал Марине. Та растерянно изучила документ.

– Если не возражаете, – сказал я, – могу довезти вас до службы.

Марина молча кивнула. Мы сели в машину, девушка вытащила сигареты.

– Как она погибла?

Я рассказал про машину, обрыв и речку.

– Ужас! – прошептала Райкова, нервно теребя сигарету. – Значит, тело не нашли, что же хоронить станут?

– Наверное, церемонии не будет, пока ее не обнаружат.

– Господи, как страшно! Почему делом занимаетесь вы, а не милиция?

Я вновь пустился в объяснения, когда дело дошло до включенной газовой плиты, Марина подскочила:

– Думаете, я ее того… Да?

– Что вы, что вы, – лицемерно заявил я, – мне и в голову такое бы не пришло. Просто Алена сказала, что запасные ключи от ее квартиры находятся у госпожи Райковой. Кстати, похоже на правду, сейчас вы ими пытались безуспешно закрыть дверь.

– Я не имею к этой истории никакого отношения. Мы были подругами.

– Были, а потом поссорились.

– Действительно, но по моей вине. Все наоборот, это Алена должна меня ненавидеть.

– Она не отбивала у вас мужа?

Райкова скорчила гримасу:

– Это вроде как я у нее жениха увела. Вы знаете эту историю?

– Нет, – соврал я, – вас не затруднит рассказать?

Марина уставилась в окно.

– Не слишком-то красиво вышло, но меня господь наказал. Аленка поехала отдыхать и на курорте познакомилась с Костей Рябовым.

Парень был просто ожившей девичьей мечтой. Относительно молод, чуть за тридцать, хорош собой, богат. Машина, квартира, загородный дом и стабильная заработная плата. Кроме того, Костя обладал веселым характером и хотел жениться, но все не мог встретить ту самую, единственную и неповторимую.

Вначале он решил, что его судьба жить с Аленой, и даже торжественно подарил той колечко с бриллиантом. Но потом Шергина, на свою беду, познакомила будущего супруга с Мариной.

– Он влюбился в меня сразу, увидел и умер. Потом объяснил, что я фотографически похожа на его маму в молодости. – Райкова замолчала, глядя на хоровод снежинок за окном.

Костя поступил честно. Прежде чем начинать осаду Марины, он приехал к Алене и сказал:

– Извини, дорогая, я полюбил другую.

Сначала Шергина неожиданно спокойно отреагировала на его заявление, сняла с пальца кольцо, отдала несостоявшемуся мужу со словами:

– Забирай, оно мне не нужно.

Обозлилась Алена, когда узнала, что счастливой соперницей оказалась ее лучшая подруга Марина. Она сначала позвонила Райковой и закатила истерику. Но, очевидно, ей этого было мало – Алена явилась к Марине на службу и устроила там безобразный скандал! Шергина переколотила в кабинете все, что билось, сдернула с окон занавески и была остановлена лишь ворвавшимися охранниками. Сначала служба безопасности хотела сдать хулиганку в милицию, но Марина упросила секьюрити отпустить Алену. Шергина плюнула бывшей подруге в лицо и убежала.

Райкова, придя домой, рассказала о малоприятном происшествии Косте. Тот возмутился, позвонил Алене, и они поругались не на жизнь, а на смерть. Если до этого разговора возобновление отношений между подругами теоретически было возможным, то теперь стало понятно: Алена и Марина уже никогда не помирятся.

– Мне было очень не по себе, – тихо говорила Марина, – прямо до слез, ведь мы долго дружили. И потом, получилось, что я отобрала у близкого человека счастье. Знаете, мне хотелось искупить свою вину. У Кости в банке есть его заместитель Володя, я думала позвать Алену своей свидетельницей, а Володю пригласить со стороны Кости. У них могли бы сложиться любовные отношения. Володя богат, не женат… Словом, почти как Костя. Ну кто виноват, что так получилось? Я ведь не отбивала его специально.

Но Алена была твердо уверена в обратном. Дня не проходило, чтобы она не звонила бывшей подруге и не говорила гадости. Потом, спустя месяц, утихла и больше не объявлялась. Марина стала готовиться к свадьбе. Был назначен день, сшито платье, заказан ресторан…

Утром, за два часа до бракосочетания, почтальон принес Константину пакет.

Тот разорвал плотную коричневую бумагу, на пол упали фотографии. На них была запечатлена обнаженная Марина в обнимку с одним из своих прежних любовников.

– Вот так сюрпри-из, – протянул Костя, внимательно разглядывая «подарок», – мало приятного узнать о таком в день свадьбы.

Марина покраснела и возразила:

– Я же не скрывала от тебя своих прежних увлечений. Кстати, на этих снимках парень, с которым я перестала встречаться лет пять тому назад.

– Да, – жених вскинул брови, – а дата?

Райкова вгляделась в маленькие белые цифры, помещенные в углу глянцевого снимка, и ахнула. Получалось, что кадр был отщелкнут вчера.

– Ты решила попрощаться с прежней любовью? – сухо поинтересовался Костя. – Устроила своеобразный девичник?

– Я ни с кем не встречалась, – растерянно ответила невеста, – честное слово!

– А число? – повторил Костя.

– Не понимаю, как так получилось…

– Ладно, тогда объясни этот факт, – попросил Костя и ткнул пальцем в другой угол снимка. Райкова посмотрела и лишилась дара речи. Честно говоря, фото было более чем фривольное, камера запечатлела в основном постель, но в кадр попала и тумбочка, на которой лежала газета «Мегаполис» за… вчерашнее число.

– Каким образом это издание, вышедшее вчера, попало на снимок, сделанный, как ты уверяешь, пять лет тому назад? – тихо спросил Костя и вышел в прихожую.

Когда Марина выскочила за ним, жениха и след простыл. Больше она никогда не встречалась с тем, кто без пяти минут был ее мужем.

– Кто же прислал фото? – спросил я.

Марина пожала плечами:

– Понятия не имею.

– Может, это сделала Алена?

Райкова махнула рукой:

– Это невозможно. Алена порядочный человек, да, она съехала с катушек, поняв, что Костя ушел ко мне. Устроила истерику, скандал, даже драку, потом трезвонила, говорила гадости вроде: «Ты, Маришка, дрянь, желаю тебе от души несчастливой жизни». Но проделывала все открыто, в лицо… Не в Аленином характере пакостить исподтишка. Она может взорваться, наорать, обидеть, правда, подобное с ней происходит редко, но присылать анонимки… Нет!

11
{"b":"32539","o":1}