ЛитМир - Электронная Библиотека

– Бабу! Такую… ну… в общем, женщину! Это она все устроила, – закричал Андрей Сергеевич.

Я ужом скользнула внутрь отделения. Так, надо спасаться… Но не могу же я уйти без Зифы! Где она, кстати?

Чем дольше я бежала по коридору, тем тревожнее становилось на душе. В конце концов почти добралась до двери с номером «15», пнула ее и увидела в предбаннике Зифу… в компании с дальним родственником ротвейлера.

– Как вы сюда попали? – вылетел машинально вопрос.

– Гав, – ответила Жозефина.

Дальний родственник ротвейлера опустил голову.

– Ну и что нам теперь делать? – занервничала я.

Мопсиха завиляла хвостом. Слишком довольный вид Зифы навевал нехорошие подозрения, но я быстро успокоила себя. Кобель слишком велик, чтобы заняться любовью с мопсихой, ему придется для этого лечь на пол. Нет, мне в голову лезет невероятная глупость… Но как покинуть отделение, минуя дежурку? Озлобленный Андрей Сергеевич жаждет крови, хотя, если разобраться, ну чем я виновата…

– Гав, – буркнула Зифа.

– Вау, – подхватил кобель.

– Немедленно замолчите, – прошептала я и схватила Зифу. Слава богу, ярко-красный пиджачок сидел на мне свободно, и не слишком большая Жозефина легко влезла под одежду.

Пока я засовывала Зифу под майку, ротвейлер сорвался с места и исчез. Издалека полетели крики:

– Держи!

– Хватай!

– Бей его!

– Собак поймать не способны! Уроды!

– Мяууу!

– А-а-а!

Дзынь, дзынь, дзынь!

– Я осколки собирать не стану. И верните колбасу!

– Заткнись!

– Во дает! В окно сиганул и даже не порезался…

– Идиоты, кретины, дебилы!

– Сюда, сюда, Андрей Сергеевич…

– Ведите его в кабинет.

– Осторожно!

– Дайте холодной воды.

– Лучше водки.

– Я дежурку убирать не стану. И верните колбасу!

– Заткнись!

– Вызовите врача.

– Аккуратненько!

Захлопали двери, потом стало тихо. Крепко прижимая к себе присмиревшую Зифу, я дошла до выхода. Около вконец разгромленной дежурки маячил незнакомый милиционер. Беременная женщина, двумя руками придерживающая снизу большой живот, не вызвала у него никаких подозрений.

Я благополучно миновала пост и, сопровождаемая издали причитаниями лишившейся колбасы уборщицы, вышла на улицу. Зифа высунулась из-под футболки. Мопсиха живо сообразила, что опасность миновала и можно спокойно вылезать.

– Где твоя хозяйка? – занервничала я, возвращаясь к тому месту, откуда началось приключение, и тут же услышала бойкое:

– Заждались? – Из-за угла выруливала Лерочка. – Не устали?

– Нормально, – процедила я.

– Муж позвонил, козел, пришлось разговаривать. Вы в порядке? Она пописала?

– Да, причем не один раз.

– Ой, спасибо! Ну, пока!

– Желаю удачи, – помахала я в ответ рукой и пошла к своей машине.

– Гав, – понеслось мне в спину, – гав, гав.

Я обернулась.

– Она говорит «спасибо», – удивилась Лерочка. – Интересно, за что?

Глава 7

Квартира Розалии была опечатана, я внимательно оглядела бумажку. Похоже, ее не трогали, сбежавшая женщина домой не заглядывала. И что делать дальше?

Сходив на улицу, я купила в киоске журнал «Друг», уселась на ступеньки возле двери и стала читать статью про тойтерьеров. Минуты бежали, в конце концов стало понятно: Розалия не придет. Вдова неглупа: она, конечно же, сообразила, по какому адресу в первую очередь отправится наряд милиции.

Признав свое поражение, я стала звонить Федосееву.

– Сейчас не могу болтать, – нервно ответил Иван, – подъезжай к отделению через час.

Отсоединился следователь сразу, даже не выслушав мой ответ, а мне меньше всего хотелось возвращаться. Встреча с помятым в потасовке Андреем Сергеевичем не сулила ничего хорошего.

Желая изменить место встречи, я упорно пыталась снова соединиться с Федосеевым, но его телефон столь же упорно повторял: «Данный номер временно не обслуживается».

В общем, я доехала почти до нужного места, припарковалась на противоположной стороне улицы и увидела лоток, торговавший всякой всячиной.

– Кепка есть? – поинтересовалась я у продавщицы, толстой бабы в темно-оранжевой футболке.

– Слева гляди, – мрачно ответила торговка.

Я поворошила бейсболки.

– Они грязные.

– Знаю!

– Чистой не найдется?

– Нет!

Бабища явно не хотела общаться с покупательницей. Мне следовало уйти прочь, но желание изменить внешность перевесило естественную обиду.

– Может, панамку дадите?

– Тама, справа!

– Ой, они тоже в пыли.

– В курсе! Хорош выкобениваться! Не нравится – вали вон!

– Послушайте, – обозлилась я, – если станете вести себя подобным образом, ничего не заработаете. Хочу шляпу, с козырьком или с полями, еще темные очки и футболку, но только вещи должны быть чистыми, без пятен.

– Таких нет!!! Чего привязалась? От ведь народ…

Я медленно пошла к машине. Давно заметила: жара плохо влияет на москвичей. Столичные жители ждут не дождутся лета, только лучше им жить при прохладной погоде. Едва столбик термометра зашкаливает за отметку «30», с мужчинами и женщинами начинают твориться чудные дела – граждане становятся раздраженными, злобными, агрессивными. Зимой они просто жалуются и стонут, а летом злятся.

– Эй, постой! – крикнула торговка. – Девушка, тебе говорю! Нашла шапку.

Я развернулась и вновь подошла к лотку.

– Слышь, не обижайся, – протянула мне продавщица бейсболку.

– Нормально. Спасибо. Только и на ней пятно.

– Где?

– Вот, на козырьке.

– Ох, твою душу! Сука! Да не дергайся, не о тебе речь. Сегодня невезуха прет, – неожиданно начала жаловаться коробейница. – Сначала машина сломалась, еле-еле товар приперла на горбу. Потом «крыша» взбесилась. Район они делили, так два раза лоток переставляли, я прям упрела по солнышку таскаться. Только-только устаканилось, разложила шмотки – на тебе, баба бежит… Вернее, сначала подумала, школьница, потом пригляделась – взрослая. Но босая, на блузке пуговицы отвалились, юбка мятая… Ну натурально из психушки удрала!

– Босая? – насторожилась я.

– Ага, – охотно пояснила продавщица. – Конечно, сейчас тепло, но неужель ей не противно по пыли переть? Это я сначала так думала. А потом сообразила: ненормальная. Долетает она до моей точки, хватает молча тапки, бейсболку, майку… Ясное дело, я обозлилась и крикнула: «Положь на место, за так не даю! Хочешь – покупай». А она не слушает, цапнула еще и брючки – бежевые безразмерные бриджи. Я хотела стукнуть нахалку по рукам, да не дотянулась, а прилавок взял и сложился, шмотки разлетелись по тротуару. Всего-то несколько минут валялись, – причитала толстуха, – но вид потеряли, теперь никто брать не хочет.

– Можете припомнить, что она украла?

Продавщица стала загибать пальцы:

– Кепарик зеленый, надпись над козырьком белым сделана, слово написано не по-русски, а че – не скажу. Да вот такой, как тут лежат, сбоку.

Я глянула на бейсболки, потерявшие товарный вид. Ага, «Армано» там написано.

– Еще майку прихватила, – обиженно перечисляла лоточница, – ярко-красную, на ней белка нарисована, мультяшная. Дерьмо вещь, кстати, – один раз постираешь, и ку-ку, смоется картинка, но, пока новая, прикольно смотрится. Еще домашние тапки, бордовые, вроде сабо, на танкетке. И бриджи прихапать успела! Пока я в тряпках барахталась, она штанишки цап – и деру! Да уж, отличный денек вышел… А эта босая точно психопатка, на воровку никак не похожа. Те по-иному действуют, тихо тырят. Возьмут кепарик, померяют и просят: «Дайте на размер больше, желательно желтого цвета». Пару раз меня так подлавливали: отвернешься к сумкам, начнешь в них рыться, находишь нужное, выпрямишься, а покупательницы и след простыл, ушла вместе с кепкой. Во народ, чистые сволочи! А сегодняшняя наскочила молчком, внаглую… как есть из психушки. Эх, не словила я мышей… Ведь ментовка рядом, следовало вцепиться в нее, держать, орать… Одно утешение – она и Светку грабанула. Так ей, впрочем, и надо.

12
{"b":"32555","o":1}