ЛитМир - Электронная Библиотека

– Рядом она проживает, – без тени колебаний заявила тетка, – вон там, видите блочную башню?

Я посмотрела в окно.

– Какую из трех?

– Первую. Нашли?

– Да.

– Ну и отлично. Ступайте туда, девятый этаж, самая последняя квартира, номер не помню.

Поблагодарив ее, я побежала к дому, без особых проблем вошла в неохраняемый подъезд, добралась до нужной двери и позвонила.

Створка распахнулась мгновенно, явив взору крепенькую, похожую на репку молодую женщину.

– Здрассти, – кивнула она, вытирая руки о фартук, – вам кого?

– Розу Башметову.

– Это я, – сказала хозяйка, – а в чем дело?

– Ваш муж, Ильяс, дома? – вопросом на вопрос ответила я.

– Нет, – растерянно отозвалась Роза, – так вам Ильяса или меня?

– Вас, – спокойно сообщила я, – хотя разговор пойдет об Ильясе.

Неожиданно Роза съежилась.

– Я вас не понимаю.

– Можно войти?

– Ну… ботинки снимите, – после секундного колебания ответила Башметова, – я полы только-только помыла.

Тапочек она мне не предложила, пришлось идти по линолеуму в носках, ощущая под ступнями просто ледяной пол.

– Ты вообще кто такая? – решила отбросить всякие церемонии Роза, введя меня на кухню.

– Вы Асю Локтеву знаете? – вопросом на вопрос ответила я.

В лице Розы ничего не дрогнуло.

– Конечно, – кивнула она, – в одном садике работали, да в чем дело?

– Асю убили.

Роза кивнула:

– Да, вот жуть! Говорят, ее соседи Деда Мороза вызвали со Снегуркой, а пока «дедушка» малышей развлекал, «внучка» решила по комнатам пошуровать. Влезла в гардероб, тут ее Аська и застала, вроде они подрались, и баба Асю пристрелила.

– Кто же вам эту версию изложил?

– Ну… все говорят… в садике, к директору милиция приходила.

– А вот у меня иные сведения.

– Какие? – отшатнулась Роза.

– Асю убила женщина из ревности, обнаружила, что Локтева закрутила роман с ее мужем, и решила наказать разлучницу.

– Вы кто? – прошептала Роза.

– Та, кто знает все.

– П-простите, – пролепетала Роза, – я не п-понимаю…

– Вашего мужа зовут Ильяс?

– Да.

– И он бросил вас, ушел к Асе!

Роза попыталась покачать головой, но внезапно зарыдала, слезы покатились по ее щекам потоком.

– Неправда! – закричала она. – Ни при чем я! Откуда вы узнали! Мы договорились между собой! За дачу! Для детей надо! Вместе решили! Он… я… она…

У Розы, похоже, начиналась истерика. Я встала, вынула из сушки чистую чашку, налила туда воды и поставила перед Башметовой:

– Пей.

Роза залпом осушила ее и прошептала:

– Ты кто?

Глава 8

– Оля Тарасова, – ответила я, – человек, который ищет убийцу Аси Локтевой.

– Я ни при чем совсем, – снова заплакала Роза, – ну откуда ты узнала? Мы так таились, ни одна живая душа…

– Послушай, – перебила я ее, – ты хочешь внушить мне, что знала об отношениях между мужем и любовницей и одобряла их?

– Если бы ты в нищете пожила, – вдруг очень зло ответила Роза, – так тоже б на все согласилась! Я у родителей девятая по счету! Девятая! Ну за фигом столько нарожали! Нет уж, ты слушай, раз пришла, слушай!

Дрожащими руками Роза вцепилась в мои плечи и сердито заявила:

– Видно, живешь хорошо, вон цепочка золотая на шее висит.

Я машинально потрогала украшение.

– Чем тебя эта скромная вещь обозлила? Муж мне подарил на годовщину свадьбы, недорого стоит, любому нормально работающему человеку по карману, отечественное производство, эту модель сто лет небось производят.

Роза отпустила меня и спросила:

– Сколько братьев и сестер имеешь?

– Никого, одна я.

Башметова горько улыбнулась.

– Не понять тебе меня, небось жила в достатке, папочка с мамочкой пылинки с тебя сдували, а мои… эх! Все из-за нищеты получилось!

Я молча смотрела на Розу. Рассказать истеричке, что матери я никогда не знала, а с отцом не была знакома до зрелых лет? Что воспитывала меня постоянно пьяная мачеха Раиса и особого достатка у нас дома никогда не было?

Башметова тем временем встала, вытащила из шкафчика темный флакон с каким-то лекарством, отхлебнула из горлышка, поморщилась и сказала:

– Значит, разнюхали наши бабы! Ты из милиции?

Я покачала головой:

– Нет, из частной структуры.

– Откуда? – не поняла Роза.

– Работаю в фирме, которая за деньги ищет виновных в преступлениях, – доходчиво пояснила я.

– И кто же тебя нанял? – неожиданно поинтересовалась Башметова. – У Аси никаких родственников нет, а друзья от нее давным-давно сбежали!

– Милиция нашла в подъезде паспорт на имя одной женщины, – быстро соврала я, – и теперь обвиняет ни в чем не повинного человека в убийстве, меня нанял супруг несчастной.

– А-а-а, – протянула Роза, – значит, она бедняжка! Хитро получается! С чего вы решили, что я с какого-то боку при этой истории? Может, эта баба и есть убийца! Зря, между прочим, милиция ее не арестует! Вон у нашей директрисы в садике сына посадили! Тоже ходила, пела: «Сереженьку несправедливо в тюрьму сунули, мальчика оговорили». А что все узнали потом? Ее Сереженька нескольких девочек испортил, да в конце концов на такую нарвался, которая стыда не побоялась и в ментовку побежала!

– Моя клиентка ни при чем, – резко перебила я Розу, – она просто документ выронила, с Асей Локтевой женщина никогда и знакома не была. А вот вы с убитой в одном месте работали и Ильяса поделить не могли. Похоже, ты, голубушка, постаралась! Живо говори, где пистолет взяла!

– Да что ты о моей жизни знаешь! – взвилась Роза. – Девятой у родителей была! Ничего хорошего отродясь не видела!

– Это еще не повод, чтобы людей убивать, – возразила я, – и потом, при чем тут количество членов семьи?

– Не трогала я Аську! Мы дружили!

– Очень часто нежные отношения трансформируются в ненависть, в особенности если подруженьки поругались из-за мужика. Ладно, понятно, собирайся.

– К-куда? – испуганно спросила Роза.

– В отделение пойдем! – рявкнула я. – Неужели тебя совесть не мучает? Сначала пристрелила женщину, а теперь хочешь невиновного человека подставить!

– Не убивала я Асю, – заорала Роза, – не трогала ее, пылинки со сволочи сдувала! Что ты вообще знаешь?..

– Можешь больше не упоминать про девятого ребенка в семье, – ехидно ответила я, – но, по-моему, ты зря считаешь, что младшему дитятке позволено все. Впрочем, такое мнение часто имеют люди, которых родители сильно избаловали.

– Мои предки были сволочи, – окончательно перестала сдерживаться Роза, – и как я могла убить Аську? От нее мои дети зависели!

– Твои дети? От Локтевой? – удивилась я. – Что ты имеешь в виду? Ася была воспитательницей в группе, куда они ходили?

Роза скривилась и замолчала, спустя несколько минут она вдруг спросила:

– Значит, ты получаешь деньги за находку убийцы.

Я кивнула:

– Правильно.

– Следовательно, просто так от меня не уйдешь?

– Нет.

– И кто тебе растрепал про Ильяса и Асю? – в отчаянии воскликнула Роза. – Ни одна живая душа о них не знала!

– У стен бывают уши, а у шкафов глаза, – туманно ответила я.

– Сейчас ты вызовешь милицию…

– Верно!

– Я-то сумею доказать свою невиновность, – рассуждала вслух Роза, – но менты все равно в садик припрутся, с директрисой побеседуют, а у нашей начальницы язык как помело, мигом разнесет весть… Слушай, сколько ты хочешь за то, чтобы уйти? А? У меня кое-что есть! Немного, правда…

– Ты не убивала Асю?

– Нет. Детьми клянусь, нет!

– Ну-ка расскажи мне, что вас связывало. Если я пойму, что ты не виновата, то уйду сама и никому ни слова о своем визите не скажу.

– Да, конечно, – закивала Роза, – слушай. Я была…

– Девятым ребенком в семье. Уже наслышана о твоем ужасном детстве, переходи прямо к сути дела.

– Но ты иначе ничего не поймешь, – неожиданно твердо сказала Роза.

Внезапно мне вспомнился Олег, частенько повторявший:

13
{"b":"32563","o":1}