ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Извлечь из души человека неизбывный потенциал его веры в богов, в вождей, в прошлое или в будущее нации – вот что важно при таком подходе.

Экспедиции «Аненэрбе» в тибетские монастыри, сбор материалов масонских лож, спецслужб и тайных обществ были делами отнюдь не экзотическими. Так аккумулировались специфические технологии воздействия на огромные массы людей. И уже потом древние заклинания мистических стихий воплощались в привычную для XX века лексику. В политическую фразеологию национал-социализма.

* * *

Культура – это память вне нас. Пожалуй, лишь с тех пор, как Шлиман открыл Трою, ученые поверили в правдивость древних сказаний. К концу XX века наука перестала считать нашего пращура исключительно грубым дикарем. Но в начале столетия желающих оглядываться назад хотя бы с долей уважения было не так уж много.

Предпочитали смотреть вперед. Вслед за пущенной в темную бесконечность стрелой прогресса.

Протофашистские идеологи явно выбивались из этого ряда. (3).

Своеобразные представления теоретиков «Аненэрбе» попытаемся проиллюстрировать уникальными кадрами. Автор добыл эту кинопленку с большим трудом. Ее сняла экспедиция «Аненэрбе» на Тибете. В тридцатые годы он был недоступен для иностранцев. Однако эсэсовцам двери почему-то отворили. Причем, даже в монастыри Лхасы, священной столицы этой загадочной страны. (4).

Вот кинокамера акцентирует свой взгляд на мельнице в руках ламы. Это символ вечно вращающегося мира, такой же, как и свастика. Время нелинейно, и восточная традиция учит: все возвращается на круги своя. Вслед за золотым веком наступает серебряный, потом – бронзовый и железный, ведущий к концу времен. Из лабиринта этой деградации – к новому циклу – человечество пробуждает мессия. Он словно переворачивает песочные часы – и все начинается сначала.

Христианину, имеющему наследием Царствие Небесное, где времени не будет, в такой концепции места нет. Иисус Христос, Который победил смерть, – отрицается. Так ветхий человек увязает в своих бесплодных попытках поиска бессмертия в собственном естестве.

Что же интересовало в тибетских монастырях фашистов? Одной из целей было проникновение в подземные святилища буддизма. Туда, где, согласно легендам Востока, ждут своего часа представители древней сверхчеловеческой расы.

Для тех, чье сознание обуяли представления о мистическом расизме, эта цель являлась чрезвычайно привлекательной.

Уже после войны на Западе появилась книга «Третий глаз» некоего Лобсанга Рампы. Автор писал о себе как о ламе, достигшем высокой степени посвящения. Однако его тексты позволили некоторым экспертам увидеть в нем участника тех самых фашистских экспедиций на Тибет.

Вот как описывает автор одно из подземелий Лхасы: "Я увидел три саркофага из черного камня, украшенных гравюрами и любопытными надписями. Они не были закрыты. Когда я заглянул внутрь, у меня перехватило дыхание…

Три обнаженных тела лежали перед моими глазами. Каждая их черточка была тщательно передана золотом. Но они были огромны! Женщина – больше трех метров, а самый большой из мужчин – не меньше пяти…"

Даже если это – фантастический пересказ услышанных легенд, сам сюжет говорит о многом. А именно – о жажде возвращения избранным удивительных свойств гигантов древности, потомков падших ангелов.

Вот оно, безумно-магическое стремление стать в один ряд с инфернальными иерархами! Люди, обуянные подобными представлениями, уже не '"унижаются" до молитвенных просьб. Они считают, что специфические знания позволяют им управлять людьми и Природой. Религиозные и магические представления сливаются в их воспаленном мозгу. Как правило, все заканчивается обедней «святого Секария» – черной мессой.

* * *

…Итак, литература вбросила странную идею о гигантах в массовое сознание. Что дальше? Начинается своеобразная «игра в бисер». Увлеченный и поэтому некритический мозг повсюду ищет подтверждения идеи.

Развалины циклопических сооружений, разбросанные по всему миру! Десятиметровые статуи «высшего предка», которые продолжают устанавливать туземцы манекуу в Новой Гвинее! (Кстати, своей матерью они называют Луну).

Наконец все это требует обобщения. И вот в Германии начала века появляется некий Ганс Горбигер, который выдвигает новую теорию. Ее суть в том, что нынешняя Луна – уже четвертое тело, захваченное нашей планетой. Все предыдущие упали на ее поверхность, вызывая оставшиеся в памяти людей потопы и гибель цивилизаций.

По мере неотвратимого приближения очередного спутника, на Земле изменяется сила тяжести, и ее поверхности достигают космические излучения. Благодаря этому организмы стремительно растут и мутируют. Так в глубочайшей древности возникла раса богоподобных гигантов со сверхчеловеческими возможностями. Именно эти герои и полубоги населяют легенды, мифы и теологические концепции разных времен и народов.

Король-гигант, человек-бог собирает и направляет энергию всего общества. Посылаемые им живые импульсы поддерживают небесные тела на своих орбитах, замедляя их падение. Отсюда легенда об Атланте.

Выродившиеся после очередного падения спутника потомки этих гигантов превращаются в великанов-людоедов. Уран и Сатурн начинают пожирать своих детей.

Приближение очередной Луны вызовет то же самое. Расы деградантов, возникшие в «безлунный период», станут отсевом. Арийцы же, таящие в себе зерна будущих мутаций, возвысятся вновь.

* * *

Однако вернемся к тибетским экспедициям фашистов. Восток всегда становился источником эзотерической премудрости для тайных обществ Западной Европы. Как минимум со времен крестовых походов. С тех пор, когда загадочные познания вынесли тамплиеры и другие ордена. Но в суетной Европе, считают оккультисты, мудрость постепенно вырождается. В таких же местах, как Лхаса, жизнь веками равнодушна к течению времени. Традиция существует здесь практически в чистом виде.

Вот на кинопленке дукпа, «освобожденный». Он – в состоянии экстаза, однако жесты строго отточены. Один из них – мизинцем вверх. Это – знак воскрешения из мертвых. Идея бессмертия ариев была одной из главных в рунической магии для таких как Хильшер и Зиверс. Для более прагматичных политиков она стала синонимом вечного возрождения фашизма.

Следующий кадр. Дукпа поднимает одну руку, согнутую в локте вверх, а другую – точно таким же образом опускает вниз. Получается нечто похожее на половину свастики. На магическом языке жестов – уже известная нам формула: «То, что вверху, то же и внизу».

Интересны и съемки ритуалов поклонения земледельцев и воинов высшей касте – жрецам. Пышное шествие конников удивительно напоминает костюмированные парады из нордической истории, которые ежегодно устраивались нацистами в Нюрнберге.

Тут преследовалась несомненно магическая цель. Инсценировка мифа позволяет как бы вернуть больное общество к легендарному началу времен, родиться заново.

И поведение на этих действах Гитлера, вплоть до его жестов, удивительно похоже на поведение высших посвященных в Лхасе. Все это – не просто совпадения.

В третьем рейхе усиленно формировали (и подчеркивали это на парадах) кастовое общество. Над германским народом возвышалась партия, над ней стоял орден СС и внутри его существовал внутренний круг посвященных – «Аненэрбе».

Гитлер рассуждал о необходимости новой аристократии, несомненно, опираясь на розенкрейцеровское наследие тайномыслия: «Идеал всеобщего образования давно устарел. Только когда знание снова приобретет характер тайного учения и перестанет быть общедоступным, оно вновь получит ту функцию, которую оно должно нести, то есть станет средством господства над людьми и природой. Таким образом, мы вновь приходим к необходимости воссоздать кровную европейскую аристократию…»

14 октября 1943 года, из предосторожности зашифровывая свой текст, философ Юнгер напишет: «XIX век был веком рационализма. XX век – век культов. Книболо (Гитлер – Ю.В.) сам живет в нем, откуда полная неспособность либеральных умов видеть хотя бы точку, где он находится».

13
{"b":"327","o":1}