Содержание  
A
A
1
2
3
...
25
26
27
...
89

В беседе с автором этих строк представитель в России Мальтийского ордена Петер Ганисиус фон Ганисиус также протестовал против того, чтобы в средствах массовой информации сближали деятельность масонства с деятельностью католического Мальтийского ордена.(7).

Но – вот факт, говорящий об ином. Совсем недавно из католического Кодекса был изъят канон N 2335. Тот канон, который под страхом отлучения запрещал католикам вступать в ложи.

Стоит ли удивляться! В октябре 1983 года римский журнал «Оджи» опубликовал фотографию, на которой Иоанн-Павел II запечатлен держащимся за руки с другими членами «братской цепи» на масонском банкете. (7). Ватикан тщетно пытался конфисковать столь компрометирующее издание…

Не масонская ли «над-религиозность» упрощает для папы контакты с представителями различных конфессий? Во всяком случае, телекадры свидетельствуют: Иоанн-Павел II с умильным выражением на лице участвует в языческих обрядах африканцев в Того, посещает храм в Таиланде. И хотя в буддизме нет основополагающего для христиан понятия о Всевышнем Творце, темы для бесед с ламами находятся.

А вот папа входит в римскую синагогу. При этом хор исполняет гимн: «верую, что придет мессия». Под мессией в синагоге подразумевается, естественно, не Иисус, а тот, кто должен прийти после Него…

Опять же – не следует удивляться! В Декларации Второго Ватиканского Собора говорится, что иудаизм, хотя и не признает Иисуса Христа Мессией, продолжает быть дорогим Господу. И еще: «…нельзя вывести из Нового Завета заключение, что еврейский народ лишился своего избранничества». При этом полностью игнорируются слова Спасителя, обращенные к первосвященникам и фарисеям: «Потому сказываю вам, что отнимется от вас царство Божие и дано будет народу, приносящему плоды его».

Стоит добавить: среди тех, кто готовил Декларацию, едва ли не первую роль играл кардинал Агостиньо Беа, перешедший в католичество из иудаизма. И еще подробность: в январе 1966 года журнал «Лук» сообщил о секретных совещаниях кардинала Беа с руководством еврейской ложи Бнай Брит…

* * *

Алексей Осипов: «Существуют три идеи экуменизма. Православный взгляд состоит в том, что любая Церковь, которая исповедует то же», что и мы, признается как сестра-церковь. Мы не претендуем на ее подчинение.

Протестантский подход таков: богословские различия не существенны. Мы уже едины! Надо только объявить об этом. И приступить к единой чаше.

Наконец католическая концепция экуменизма. Она состоит в том, что единство возможно только у ног папы римского".

Теперь в Риме охотно принимают ассамблеи Всемирного Совета Церквей. Похоже, на роль пастыря разношерстного стада претендует сам «епископ Рима, наместник Иисуса Христа, преемник князя апостолов, верховный понтифик вселенской церкви, патриарх Запада, примас Италии, архиепископ и митрополит Римской провинции, Монарх Ватикана, раб рабов божьих» – папа.

Идея экуменизма в ее ватиканской трактовке возвращает ситуацию первых веков христианства. Ты можешь верить во что угодно, только поклонись римскому первосвященнику.

Предпосылки для подобных амбиций были заложены еще Первым Ватиканским собором в 1870 году. Он был созван папой Пием IX, находившимся под полным влиянием иезуитов, которые и вдохновляли римскую курию на принятие догмата о папской непогрешимости. Итак, Собор утвердил, что «папа непогрешим как Бог, и может делать все, что Бог делает». Папа может «изменить природу вещей, делать из ничего что-либо. Он властен из неправды сотворить правду, властен без правды и вопреки правде делать все, что ему угодно. Он может возражать против апостолов и против заповедей, переданных апостолами. Он властен исправлять все, что найдет нужным, в Новом Завете, может изменять сами таинства, установленные Иисусом Христом. Он имеет такую силу на небесах, что из умерших людей властен возводить в святые, кого захочет… Если папа изрек приговор против суда Божия, то суд Божий должен быть исправлен и изменен».

Поневоле приходит сравнение с кажущейся безграничностью земного могущества того, кто должен прийти перед Концом Света. С могуществом антихриста!

Экуменическое размывание Богооткровенных истин является чем-то схожим с «тепловой смертью» вселенной. Она наступит после того, как тепло полностью рассеется, и температура везде будет одинаковой.

Так не для антихриста ли собирается разношерстная экуменическая паства?

Не для него ли готовится римский престол?

Не его ли опознает Восьмой Вселенский Собор, воспринимаемый православным сознанием, как предшествующий Концу Света?!

Не его ли рождения с нетерпением ждет языческий бог первого младенческого крика – Ватикан?!

ПРИМЕЧАНИЯ

1. В наши дни «шедевром» такого подхода стал труд, опубликованный под названием «Витасофия».

Цитата:

"А. Об эмблеме

– Эмблема синих. Емкая и многозначительная. Понятная и загадочная. Как все в этом великом движении. В ней многие символы: Благородная птица. Бесстрашный Икар. Подобие креста. Силуэт серпа и молота, Облик двухглавого орла. В ней что-то Христианское. Языческое. Мусульманское…

В основе нового гуманизма – учение о ноосфере", – пишет автор и собирает в одну кучу высказывания, мягко говоря, различных личностей. От Ленина до Пушкина, от Рериха до Ницше, от Вольтера до Линкольна… Здесь же цитаты из священных книг всевозможных конфессий. Образовавшаяся «ноосфера» являет собой концентрат авторитетов. Наживку для читательского конформизма.

Основной авторский текст (в некоторых местах он называется скрижалями предтечи ЕврАзийского) написан рубленым и временами неясным языком. Подразумевается, что перед нами – новая священная книга, ждущая своих толкователей.

На ее последних страницах мы узнаем, что поведал нам всю эту мудрость вовсе не доктор Бокань, чье имя стоит на обложке, а «новый Заратустра». Соответственно, витасофия называется новой Авестой. Как и всякое языческое учение, она говорит об идеале сверхличности, О там, что человек – мера всех вещей. А мы сами – свой идол для себя. И в этом «новая Авеста» смыкается с Черной Библией: «Человек, зверь является божеством для сатаниста». Сравнение не случайно. Один из цитируемых витасофией персонажей – некто Жан Гавэр (он же – Иван Гавриленко), возглавляющий сатанинскую секту Центр Юнивер.

Как всегда, из пышной прически языческого бога или пророка рано или поздно показываются рожки.

Цитата «Гавэра» примечательна: "В соответствии с текстом LXX Библейского Времяисчисления Рождество Христово, т. е. начало очередной эпохи в развитии человечества падает на 5508 год от сотворения мира. 1990 год – это 7499 год от сотворения мира или нулевой год по Учению о Свободном Духовном Творчестве, ибо он являет собой переходный этап от одной эпохи к другой. Именно сейчас людям даются в доступной форме Духовные знаки Вселенского Учения о Свободном Духовном Творчестве, которые будут фундаментальной основой нового духоматериального мира человека… 1991 год или 7500 год являет собой завершение очередного цикла и начало нового…"

Итак, по Гавэру, эпоха Христа закончилась. Началась другая. Какая именно, мы уже знаем: Алистер Кроули писал об эоне Гора, времени властвования сатанинских сил.

Для повышения «духовного суверенитета личности» витасофия предлагает многочисленные мантры, Так что мы имеем дело с оккультным человекобожием. Объект его поклонения таков: «Сильная творческая личность. Вот образ сегодняшнего спасителя».

Витософам не нужен Спаситель. Они должны «спасти себя сами». Вера нужна, утверждает витасофия. В себя.

Об этом «учении», возможно, не стоило бы и говорить. Но как и всякая масонская по своей сути идея, она, под прикрытием духовной и гуманистической риторики, устремилась в сферу политики. И сегодня, перефразируя известные слова, можно сказать так: «Призрак ходит по Госдуме, призрак Заратустры». И этот неприкаянный пока призрак готов вселиться в тело любой политической партии, испытывающей «нехватку идеологии».

26
{"b":"327","o":1}